создание сайта Кременчуг

Методические и организационные аспекты консультирования по проблеме абортов

Благотворительный Фонд «Семья и детство»

 Н.Д. Есипова, к.п.н., доцент кафедры социальной психологии и акмеологии ОГУ

 Методические и организационные аспекты консультирования по проблеме абортов

Москва, 2008г.

 
Приемы и методы консультирования женщин
Модель проведения консультации
Начало консультативной беседы
Середина консультативной беседы
Завершение консультативной беседы
Проблемы, поднимаемые в процессе консультирования
Экзистенциальные проблемы
Проблемы межличностных отношений
Организационные аспекты консультирования
Взаимодействие с медицинским персоналом.
Набор специалистов для консультативной работы
Профессиональное выгорание как фактор,
снижающий эффективность деятельности консультантов.
Анализ причин абортов
Процедуры и техники консультирования

Данное пособие является обобщением опыта 3-летней работы в женской консультации, оно представляет методические рекомендации по организации и проведению консультирования женщин, собирающихся прерывать беременность.
Предлагаемое пособие познакомит читателей как с основными техниками и процедурами консультирования в целом, так и с особенностями консультативной работы по проблеме абортов.

Приемы и методы консультирования женщин

Основная проблема консультирования женщин, взявших направление на прерывание беременности, в том, что, как правило, эти женщины не являются истинными клиентами. Не всегда они приходит на консультацию по собственному желанию, в процессе консульти­рования им недостает мотивации. В специальной психологической литературе такие клиенты обозначены как «немотивированные» .
Такая ситуация представляет собой очевидный источник стресса для консультанта любой теоретической ориентации. Не важно, в каком учреждении это происходит. Консультант вынужден "помогать", "наставлять на путь истинный" человека против его воли. Надежды людей, направивших клиента, становятся своеобраз­ным экзаменом его умений и навыков. Консультанту как бы говорят: "Вы должны уметь помогать; Вам предоставляется возможность доказать это".
Если "немотивированный" клиент все-таки вынужден по каким-либо причинам посещать консультанта, обычно свое нежелание поддерживать консультативный контакт он выражает по-разному — пропускает встречи, без­различен ко всему, что происходит во время консультирова­ния, отказывается принять долю ответственности за процесс консультирования. Особенно часто свое сопротивление кли­енты выражают молчанием. Обычно это молчание для кон­сультанта бывает очень "громким". Иногда клиент всем своим видом показывает, что он просто отсиживает в кабинете. Враждебность может выра­жаться и прямо. Например, клиент говорит: "Приходить и проводить с Вами время — не моя идея".
Поэтому первая задача консультанта – постараться преодолеть естественное сопротивление «неистинного», «немотивированного» клиента и сделать все возможное, чтобы он занял позицию истинного. В этом случае в дальнейшем ходе консультации психологу остается только грамотно применять ту структуру психологической консультации, которая ему наиболее близка.
Шаг первый. Женщину к психологу, как правило, направляет врач. Поэтому очень важно, в какой форме будет сделано конкретное предложение конкретной женщине. Для того, чтобы уже сам момент направления на консультацию использовать в целях создания у женщины позиции «истинного» клиента, психологу в самом начале своей работы в консультации целесообразно, в числе прочих мероприятий, провести беседу об основных целях и направлениях своей работы и желаемой форме сообщения для женщин о психологической консультации.
Примерный вариант беседы:
Представление ….
«Основное направление моей работы в вашей консультации – с женщинами, решившими прервать беременность. Казалось бы, это решение принимают взрослые люди, все обдумавшие и взвесившие, которым, вроде бы, больше не требуется логических доводов. Однако …
Многие из тех, кто решается на аборт, делают это неосознанно. Кто по молодости, по глупости, по незнанию, кто под влиянием стечения сиюминутных обстоятельств, под внешним давлением или даже просто так, потому что посоветовала подружка.
Часто в трудной ситуации выбора рядом не оказывается человека, который может помочь разобраться в сложившейся ситуации, оказать моральную поддержку. 
Решение женщины прервать беременность – это верхушка айсберга. Работа психолога направлена именно на подводную его часть. Я буду работать с теми проблемами, которые привели женщину к такому решению.
Часто именно Вы, врачи, первыми узнаете о решении женщины сделать аборт, и Вы же имеете возможность направить ее на консультацию к психологу. Вот здесь бы я хотела обратить Ваше внимание на то, что любую мысль можно представить по-разному: так, что женщина захочет или не захочет пойти на психологическую консультацию. Форма сообщения очень важна, я приведу Вам пример из психотерапии, притчу:
Один восточный властелин увидел страшный сон, будто у него выпали один за другим все зубы. В сильном волнении он призвал к себе толкователя снов. Тот, выслушав правителя, озабоченно сказал: «Повелитель, я должен сообщить тебе печальную весть. Ты потеряешь одного за другим всех своих близких». Эти слова вызвали гнев властелина. Он велел бросить в  тюрьму несчастного и призвать другого толкователя, который, выслушав сон, сказал: «Я счастлив сообщить тебе радостную весть – ты переживешь всех своих родных». Властелин был обрадован и щедро наградил его за это предсказание. Придворные очень удивились. «Ведь ты сказал ему то же самое, что и твой бедный предшественник, так почему же он был наказан, а ты вознагражден?» - спрашивали они. На что последовал ответ: «Мы оба одинаково истолковали сон. Но все зависит от того, не что сказать, а как сказать».
Итак, у меня к Вам просьба: наиболее оптимальной фразой для направления женщины (сообщившей Вам о желании сделать аборт) на психологическую консультацию будет приблизительно следующая:
«Вы имеете возможность обсудить с психологом те проблемы, в связи с которыми Вы хотите прервать беременность. Время работы психолога …»
Шаг второй. Когда женщина уже пришла на консультацию, необходимо продолжать работу по формированию в ней позиции «истинного» клиента.
Даже если в поведении женщины не заметно признаков тревоги, о ней не следует забывать, потому что сама ситуа­ция консультирования провоцирует тревогу. Тре­вогу вызывают и естественное чувство вины, сомнение, достаточна ли квалификация консультанта, готов ли он по-настоящему помогать, что вообще будет про­исходить во время консультирования и т.п. Тревога и напряжение мешают говорить, поэтому первая задача консультанта, заметившего волнение клиента, — помочь ему почувствовать себя в безопасности. Прежде всего необхо­димо проявлять активность как в начале беседы, так и во время всей встречи. Женщины , как правило, ожидают, что консуль­тант первым начнет беседу. Если консультант видит явное напряжение клиента, полезно обозначить и прокомментиро­вать это состояние: "Вы очень озабочены" или "Вы кажетесь испуганным". Разговор о беспокойстве способствует снятию напряжения.
Право первого вопроса принадлежит консультанту. Воп­рос должен быть открытым, неопределенным, позволяю­щим клиенту говорить о том, что для него важно. Например: "Вы берете направление на прерывание беременности, с чем связано это решение?» "Какие трудности, пробле­мы привели Вас к этому решению?" и т.п. Если консультант видит, что клиент напряжен, волнуется, он, чтобы облегчить начало беседы, прежде всего должен спросить о чувствах, помочь их выразить.
Первые вопросы следует тщательно продумывать, потому что клиенты в начале консультирования не осмеливаются отвечать на некоторые вопросы. Если консультант задает много вопросов, клиент перестает понимать, что от него хотят, и не говорит по собственной инициативе, и тогда консультант вынужден продолжать спрашивать. В начале консультирования следует избегать вопросов, на которые возможен однозначный ответ, ибо это также заставляет кон­сультанта продолжать спрашивать (например, вопрос: "Сколько Вам лет?" иногда важен, но неприемлем в начале консультирования).
Во время консультации женщина может говорить о многих проблемах, потому что практически никогда не быва­ет единственной проблемы. Затруднения на первый взгляд кажутся разрозненными. Тем не менее, если консультант внимательно выслушает, он усмотрит разного рода связи между изложенными событиями, чувствами и установками. В ходе беседы важно отмечать повторяющиеся элементы в речи женщины. Они указывают на самые интенсивные реакции, на наиболее эмоционально окра­шенные области жизненного опыта. Такие повторы выполняют роль специфичных "ключей" и помогают консультанту эффек­тивнее вести беседу.
Упоминание об аборте в самом начале беседы ставит барьер между психологом и женщиной. Последняя в достаточной степени осведомлена об отрицательных последствиях аборта, но старается не допускать эти мысли в сознание, не акцентировать на этом свое внимание. Чтобы не усилить сопротивление, целесообразно вначале поговорить о «светлой стороне»:
Что произойдет в вашей жизни, если вы сделаете это? Что вам это дает?
После того, как женщина высказала все «за», психолог:
Что произойдет в вашей жизни, если вы не будете делать аборт, родите ребеночка? Что вам это даст?
В этом случае психолог сам занимает позицию истинного консультанта: он не принимает решение за клиента, а стремится максимально расширить его поле восприятия проблемы и видение его потенциальных возможностей, ресурсов для решения этой проблемы. Постепенно психолог подводит женщину-клиента к выводу о том, что аборт – это только один из способов решения возникших в ее жизни проблем (и далеко не лучший). Чтобы увидеть другие пути решения, необходимо разобраться в сгустке этих проблем. Иначе они опять могут привести к повторению печального опыта.
Даже, в наихудшем случае, если женщина в данной ситуации делает аборт, при «чистой» работе психолога снижается вероятность повторения этого в будущем.
Работая с проблемой абортов, психологу необходимо помнить, что в психоанализе аборт рассматривается как убийство себя в будущем. Когда человек убивает себя, он прекращает свою жизнь в настоящем. А если убивает ребенка – то тем самым убивает себя будущего. Так как ребенок – это продолжение нашей жизни тогда, когда нас уже не будет.
Но эту, а также многие другие установки необязательно напрямую доводить до клиента. Они определяют направление и содержание работы психолога, но предъявленные непосредственно женщине-клиенту, могут значительно усилить чувство вины, которая сразу же вызовет агрессию на ее источник и отказ от сотрудничества с психологом, то есть приведет к прерыванию консультации или прямо противоположным результатам (по отношению к целям консультирования).
Шаг третий. Практически любая проблема абортов при хорошей работе психолога вскрывает проблему взаимоотношения женщины – клиента и ее мужчины. Поэтому в данной работе психологу желательно владеть навыками и иметь опыт семейного консультирования. Если психолог поможет женщине проанализировать проблему отношений с ее партнером, больше вероятность того, что она услышит доводы консультанта о вреде аборта.
Шаг четвертый. Не всегда в процессе консультирования женщина принимает окончательное решение, а другой раз она может уже не придти. Для повышения эффективности консультации целесообразно определить, какой фильм или книгу лучше всего предоставить женщине. Безусловно, следует хорошо знать содержание предлагаемых материалов, чтобы не вызвать реакцию протеста.
Завершая консультацию, необходимо помнить, что принимать решение должна сама женщина. Так как на ее плечи ляжет воспитание ребенка, и она будет нести ответственность за то, каким она вырасти этого человека. Кроме  того, при навязанном решении, остается риск совершения аборта на более позднем сроке.


Модель проведения консультации

Здесь будет представлена обобщенная модель консультации женщин, алгоритм, который может быть использован вне зависимости от теоретических предпочтений психолога-консультанта.
За время консультации психолог должен решить три основные задачи:

  • установление контакта и доверия;
  • диагностика проблем, подтолкнувших женщину к решению об аборте;
  • аргументация и психотерапевтическое воздействие.

Задача № 1. В целях установления контакта психолога и женщины используются описанные в первой части статьи методы создания у женщины позиции истинного клиента. Другой момент: даже если женщина старается об этом не думать, на уровне подсознания она чувствует, что аборт – это плохо. Это чувство не столько – воздействие социально принятых норм, а скорее голос совести. Для того, чтобы это чувство не переросло в сопротивление консультанту, психологу необходимо с первых минут встречи продемонстрировать безусловное положительное отношение к личности клиента (но не к его решению) и готовность совместного познания той жизненной ситуации, в которой в данное время находится женщина.
Известно, что процесс консультирования – это не выдача советов, не воздействие – давление на другого человека. Это помощь человеку не в том, чтобы он принял правильное с чьей-то точки зрения решение, а в том, чтобы он научился принимать свои решения мудро, а значит – ответственно.
Женщины, идущие на аборт оказались в действительно трудной жизненной ситуации, коль скоро они решают действовать таким образом. Многие из них действительно переживают страдание. Цель консультирования – трансформация потенциала страдания в ресурс для развития. Если же консультант будет ставить цель – уговорить, надавить, и т.д. он, как правило, столкнется с увеличением сопротивления и потеряет доверие клиента.
Задача 2. В диагностическом плане задача консультанта состоит в определении проблем клиента, выдвижении и проработке гипотез об их природе. На основе анализа:

  • содержания рассказанного женщиной;
  • ее аргументов – почему она собирается сделать аборт;
  • ее поведения;
  • собственных субъективных впечатлений от взаимодействия с женщиной,

Консультант выстраивает рабочую модель внутреннего мира клиента, видения им создавшейся ситуации и подходящую для данного случая стратегию консультации.
Задача 3. Терапевтическая  - и основная - задача консультирования – создание в ситуации консультирования условий, благодаря которым женщина-клиент получает возможность:

  • расширения собственного видения возникших в ее жизни проблем;
рассмотрения альтернативных (не путем аборта) способов решения этих проблем.

Кочюнас Р. Основы психологического консультирования, М., 2000, С. 160

Цитата из выступления священника Максима Обухова.

Начало консультативной беседы

  • представление психолога
  • сообщение о цели консультации и, при необходимости, времени, которое она может занять.

Чтобы вовлечь клиента в диалог, помочь ему раскрыться, преодолеть сопротивление, целесообразно начинать с открытых вопросов (на которые нельзя ответить «да» или «нет»). Например:
Какие Вы видите причины, подталкивающие Вас к прерыванию беременности?
Чем вызвано Ваше решение?
В начале консультации психологу лучше занимать пассивную позицию «приемника информации». Для того, чтобы убедить кого-либо, необходимо четко уяснить его восприятие проблемы. Поэтому в начале консультации основной прием: активное слушание и уточняющие вопросы. Например, очень часто женщины в числе первых причин указывают: «У меня уже есть ребенок». Даже если у психолога возникает внутренний вопрос «ну и что?», его можно задать позднее и в другой форме. В начале работы целесообразнее выяснить возраст, пол ребенка, особенности развития, воспитания. Это важно, так как может открыться значимая информация, например о том, что первый ребенок имеет нарушения в развитии. Здесь будет одна тактика консультирования. А если в процессе уточнения выясняется, что «у меня уже есть, пятеро…» – будет другая тактика работы.
Часто причина «трудно материально» является для женщины шаблоном. Проясняя эту ситуацию: что значит для Вас «трудно материально», можно подвести женщину к самостоятельному выводу, что «если ребенок родился, то и средства вырастить найдутся». Но, еще раз подчеркнем, что в начале консультации сам психолог не приводит контраргументацию, лишь уточняющими вопросами проясняет для себя и для клиента создавшуюся ситуацию.
Важно выяснить, делала ли раньше женщина аборты. Безусловно, если это первый аборт, больше вероятность предостеречь от этого шага и большее воздействие окажут доводы о негативных последствиях для психического и физического здоровья. Но если уже было сделано 5 – 6 абортов, аргументация уже будет играть существенной роли.
В процессе консультирования необходимо выявить информацию о: возрасте женщины; жилищных условиях; источниках дохода; была ли она (ее муж) единственным ребенком в семье; реакцию мужа на сообщение о беременности; оформлены ли ее отношения с отцом ребенка, и каковы эти отношения; кто поддерживает ее в решении сделать аборт и кто против этого.
Внимательное слушание изложения клиентом его проблем и понимание их субъективной картины, то есть того, как клиент воспринимает сложившуюся ситуацию, является одной из основных задач начальной стадии консультации.
Психолог может помочь клиенту более четко представить всю систему проблем, если посредством повторения и прояснения смысловых и эмоциональных сообщений, будет демонстрировать желание понять их как можно более точно.
Далеко не всегда «слово лечит». Этот метод, вероятно, может эффективно использоваться только человеком высоко духовно развитым. Чаще всего основная помощь в консультации осуществляется посредством особого вида слушания, когда консультант помогает клиенту действительно услышать то, что тот говорит, чувствует, думает. На этой основе клиент может открыть новое знание о себе, иное видение своей жизненной ситуации, а значит и новые способы решения имеющихся проблем. 
Повторение сути сказанного женщиной или ключевых слов ее высказывания поощряет клиента к раскрытию более глубоких уровней проблемы  и нередко приводит к выявлению новых ее аспектов. Каждой новой жалобе или измерению проблемы необходимо уделить специальное внимание. Готовность психолога анализировать трудности жизни женщины, его неподдельный интерес создает основу для того, что подлинная причина решения пойти на аборт не будет упущена.
В конце начальной фазы консультации полезно суммировать полученную информацию, то есть кратко перечислить выдвинутые причины и аргументы клиента. Это увеличивает степень доверия, позволяет уточнить, все ли аспекты проблемы рассмотрены и перейти к фазе аргументации.

Середина консультативной беседы

В этой фазе консультации психолог приступает к аргументации. Используются техники те же, что и на первом этапе и новые: прояснение и отражение чувств, интерпретация, конфронтация, сократовский диалог и т.д.
Аргументирование консультантом должно осуществляться не напрямую путем указания на то, что женщина поступает неправильно, плохо (она и сама об этом знает и, тем не менее, решается на аборт). Задача психолога – вскрыть основной болевой момент, ту причину, которая подводит женщину к этому решению.
В процессе консультации целесообразно подвести женщину к осознанию того, что вопрос о «незапланированной» или как еще выражаются нежеланной беременности в действительности поднимает другой вопрос, о котором женщина старается не задумываться. Этот вопрос заключается в следующем: а так ли она живет. Так – в смысле качества, истинного качества жизни. Эту мысль очень емко выразил митрополит Антоний Сурожский , и в том или ином объеме целесообразно довести ее до сознания женщины, так как это достаточно действенное средство. Суть этой мысли заключается в следующем.
Философ Григорий Сковорода в одном из своих трудов сказал, что в жизни замечательно устроено: вещи нужные несложны, а вещи сложные не нужны. Эти слова, безусловно, можно развить в карикатуру. Но если принять их с трезвостью, то можно увидеть в них указание на то, как можно жить.
Мы очень часто не живем действительной жизнью, полноценно, потому что чрезмерно усложняем жизнь. Мы стараемся делать невозможное, проходя мимо возможного. И если применить этот принцип к евангельским заповедям, то можно найти в Евангелии, в словах Христа заповедь, достаточно простое с виду указание, с которого мы можем начать. Это заповедь о том, что мы должны любить ближнего, как самого себя (Мк. 12, 31). Это подразумевает, что мы себя самих должны любить.
Жизнь, опыт показывают, что мы можем одарить других только тем, что у нас есть. И если у нас нет определенного отношения к себе, то мы не можем иметь этого отношения к другим. Без уважения к себе мы других не уважаем, без любви к себе – правильно понятой – мы не можем любить других. Жизнь, отношения между людьми – взаимосвязанный процесс и здесь есть и другая сторона. Не имея к себе достойного уважения, любви, мы и другим «передаем» право не любить и не уважать нас.
Правильно понятая любовь – это «не любовь хищного зверя, который считает, что все вокруг существует для него, который рассматривает всякого человека как возможную добычу, который все обстоятельства жизни рассматривает с точки зрения самого себя: своей выгоды, своего удовольствия и т.д. Любовь к себе – что-то гораздо большее. Когда кого-нибудь любишь, желаешь ему добра; чем больше любишь, тем большее добро ему желаешь. Речь идет о большем добре, а не о большем количестве добра. Мы желаем любимым самого высокого, самого светлого, самого радостного. Мы не желаем им большего количества тусклой, мелкой радости. Вот с этой точки зрения надо уметь и себя любить.»
Ребенок – это из большей радости. А желание избавиться от него – это стремление не упустить те мелочные радости, которые сейчас имеешь (относительно беззаботная жизнь, карьера, «полуотношения» и т.д., у каждого – свое).
Психолог должен помочь женщине осознать первопричину того, почему, она готова пойти на аборт. Эти причины – «классические» трудности в жизни женщины, которые целесообразно прорабатывать как в обычном консультативном процессе.
В середине консультации целесообразно использовать наглядные методы убеждения.
В процессе консультации с психологом фактически решается вопрос о жизни еще не рожденного ребенка. И, как часто бывает, это решение может быть принято женщиной на основе эмоций, а не логических умозаключений.
Женщина, собирающаяся сделать аборт, уже обдумала все доводы «за» и «против» и сформировала в своем сознании прочную психологическую защиту от «уговоров». Любой довод: аморальности, безнравственности, жестокости аборта может разбиться об эту стену защиты.
В процессе консультативной работы с женщинами хорошо зарекомендовали себя некоторые косвенные приемы убеждения.
Социальными психологами доказано, что жестокость усиливается при эмоциональном удалении от жертв: легче проявлять жестокость по отношению к тому, кто находится на расстоянии или деперсонализирован. Тогда люди могут быть безразличны даже к большим трагедиям. Палачи деперсонализируют казнимых, надевая им на головы мешки. Когда в бою можно воочию увидеть своих врагов, многие солдаты или не стреляют вообще или стреляют не целясь.
Люди больше сочувствуют тем, кто персонализирован.  По этой причине призывы к спасению еще не рожденных детей, о помощи кому-либо почти всегда персонализируются, для чего сопровождаются наглядными фотографиями или описаниями. Еще более убедительное воздействие оказывает изображение эмбриона, полученное с помощью ультразвукового исследования. Опрос, проведенный Джоном Лайдоном и Кристиной Дункель-Шеттер (1994) показал, что женщины демонстрируют большую решимость не прерывать свою беременность, если перед этим  видят ультразвуковое изображение эмбриона с ясно различимыми частями тела.
В процессе консультативной беседы большое воздействие оказывает использование макетов плода, а также возможность непосредственной демонстрации во время консультации фильмов о внутриутробном развитии ребенка и об абортах.
Причем большое значение оказывает то, какой именно фильм будет представлен вниманию женщины первым. Если это будет «Безмолвный крик», то, как правило, и как это ни парадоксально, усиливается действие психологической защиты и женщина старается «отбросить сомнения», не думать об этом, не смотреть, поскорее уйти.
В практике консультации можно использовать следующий прием: во время беседы с женщиной подвести ее к осознанию настоящего момента не с точки зрения ее самой, а с точки зрения ребенка; и проекции на будущее: «Как Вы думаете, какой сейчас ребенок, движется ли он, что он может делать».
Женщина, идущая на аборт, не думает о ребенке как о личности, она воспринимает его (за редким исключением) как временную помеху, еще более грубо – больной зуб, который необходимо выдернуть. Это также проявление психологической защиты – иначе женщина не смогла бы решиться на этот шаг, на убийство живого ребенка.
Поэтому когда в консультативной беседе женщина затрудняется ответить на вышеприведенные вопросы, можно продемонстрировать ей отрывки из фильма «Первые дни жизни» начиная с того момента, который соответствует возрасту ее плода и далее – по мере временной возможности.
Само содержание фильма интересно и оптимистично – не вызывает внутреннего сопротивления у женщины и порождает интерес (в принципе, каждому интересно, что у него внутри, под сердцем).
Просмотр также снижает уровень эмоционального напряжения во время консультации, но самое главное - позволяет заронить в сознании женщины мысль о ребенке как человеке, как личности.
Далее можно предложить женщине кассету с несколькими фильмами для просмотра дома, характеризуя кратко содержание каждого из них. После просмотра женщина может возвратить кассету лично психологу или передать через персонал консультации. Этот организационный момент является в то же время и диагностическим: если женщина решает рожать, то она, как правило, возвращает кассету психологу (таким образом, восстанавливая свой образ «Я» в своих глазах и глазах другого).   
Таким образом, возможность демонстрации макетов, показа фильмов и, в целом, использование наглядных средств значительно повышает эффективность консультативной работы психолога.

Завершение консультативной беседы

Непродуманное, «смазанное» завершение может разрушить в целом успешную консультацию. Кроме того, необходимо выделить время для облегчения эмоционального переживания клиентом поднятых проблем.
Как известно из психотерапевтической практики, о самом важном клиенты часто говорят именно в конце встречи, поэтому полезно бывает спросить: - Не упустили ли мы чего-нибудь важного?

  • Есть ли еще что-то, что вы хотели бы добавить?

В некоторых случаях целесообразно задать вопрос:

  • Как вы себя чувствуете в связи с приходом сюда сегодня?

На заключительной стадии психолог предоставляет клиенту дополнительный материал: литературу или фильм (это рассматривалось выше), а также выполняет диспетчерскую функцию. Многие проблемы, поднятые клиентом, могут быть связаны с необходимостью обращения к другим специалистам: юристу, социальному работнику, и др. Психолог должен предоставить женщине-клиенту информацию о том, куда она может обратиться для решения непсихологических проблем.
Проблемы, поднимаемые в процессе консультирования

Экзистенциальные проблемы

В процессе консультирования по проблеме абортов неизбежно всплывают вопросы, связанные со смыслом жизни. Проработка экзистенциальных проблем требует достаточно высокого уровня профессиональной компетенции консультанта. А так как  глубокая и методически грамотная работа консультанта в данном направлении может существенно повышать эффективность проводимой работы, остановимся подробнее на этом аспекте консультирования.
Сегодня одной из основных проблем, с которой чаще всего сталкиваются в своей работе психологи и психиатры, является фрустрация экзистенциальных потребностей. Сегодняшний человек страдает чаще всего от глубокого чувства утраты смысла жизни.
Ощущение отсутствия смысла жизни становится все более распространенным явлением.
Общество не предоставляет человеку идеала, направления, идя по которому человек мог бы найти свой смысл жизни. Сейчас чаще всего в качестве идеала выставляется «золотой телец». Безусловно, как пишет В. Франкл, «всякий больной в первую очередь желает стать здоровым, а любой бедняк – разбогатеть. Однако столь же верно и то, что оба стремятся к этому лишь затем, чтобы иметь возможность вести такую жизнь, какую они считают осмысленной, осуществить свой смысл жизни» .
Вопрос о смысле жизни встает перед человеком независимо от уровня его жизни: и тогда, когда живется «хуже некуда» и в обществе изобилия. Это связано с глубинной человеческой потребностью быть больше себя самого. «Человеческое бытие всегда ориентировано вовне на что-то, что не является им самим, на что-то или на кого-то: на дело которое необходимо осуществить, или на другого человека, к которому мы тянемся с любовью. Чем больше человек отдает себя делу или другому человеку, другим людям, тем в большей степени он является человеком и тем в большей степени он становится самим собой. Таким образом, он, по сути, может реализовать себя лишь в той мере, в которой он забывает про себя, не обращает на себя внимания» .
Средства массовой информации старательно призывают человека жить «в удовольствие», предлагая для этого огромное количество путей и средств. Как ни парадоксалоно, человек, который стремится к наслаждениям и развлечениям, скорее всего, имеет проблему «смысла жизни».
Общество изобилия порождает изобилие свободного времени, которое, вроде бы, должно предоставлять возможность для реализации смысла жизни. Но это же общество развивает и формирует в человеке, прежде всего, потребительские инстинкты, поэтому свободное время лишь обостряет проявления экзистенциального вакуума («воскресные неврозы»).
В процессе консультативной работы с женщинами, берущими направление на прерывание беременности, часто приходится сталкиваться с такой позицией:
- Зачем я буду рожать? Если родится мальчик, то чтобы его убили в Чечне? (Убить его сейчас кажется не таким уж предосудительным.)
- Пусть рожают те, у кого много денег, а тут и так не хватает. (Однако даже живущие в палаточных лагерях переселенцы рожают детей, не ссылаясь на действительно объективные трудности.)
- Зачем рожать несколько детей, чтобы они еще при жизни родителей начали делить их имущество, квартиру? (Эта ситуация не нова, о ней рассказано еще в притче о блудном сыне. Правда, в те времена не додумались до такого вывода: если вдруг не удастся воспитать детей должным образом, то лучше их вообще не иметь).
- Я вообще не вижу смысла в том, чтобы рожать детей. Мне с одним то тяжело, устаю. А если рожу – еще хуже будет. И так впереди ничего светлого.
- Мне еще нужно доучиться (дописать диссертацию, найти надежную работу, и т.д.).
- Если бы муж помогал (лучше относился, не пил, больше зарабатывал, не гулял, …) то да, может быть …. (а чаще – может и не быть).
В каждом из этих утверждений – вопросов скрыто или явно прослеживается нерешенная проблема смысла жизни. И здесь же видно, что если у человека нет смысла жизни, то он пытается добиться ощущения счастья в обход осуществлению смысла, и сильно от этого обходного пути страдает. Кто-то стремится заработать как можно больше денег, приобретая зависимость от них: чем больше их есть, тем больше хочется. Кто-то хочет жить спокойно, в свое удовольствие, чтобы никто не беспокоил, не досаждал, не было бы никаких трудностей. Хотя тут-то и сталкивается с тяжестью «одиночества в толпе» и бессмысленностью такого покоя. Кто-то пытается добиться счастья с помощью химических препаратов (алкоголь, наркотики) и т.д.
Ситуацию, когда уровень счастья и осмысленности жизни человека не определяется внешними условиями, хорошо иллюстрирует одна восточная легенда:
Халиф лежал при смерти, утопая в шелковых подушках, окруженный огромными богатствами и множеством слуг. Врачи его страны сошлись во мнении о том, что халифа может спасти только одно – сорочка счастливого человека, которую надо будет положить халифу под голову. Гонцы, как пчелиный рой, разлетелись повсюду и искали в каждом городе и селении счастливого человека. Но у всех, кого бы они ни спрашивали о счастье, были лишь одни заботы и горе. Наконец гонцы, уже почти потерявшие надежду, встретили пастуха, который, весело напевая, пас свое стадо. «Счастлив ли ты?» - спросили у него. «Я не знаю никого, кто был бы счастливее меня», - ответил со смехом пастух. «Тогда дай нам свою сорочку!» - воскликнули гонцы. «У меня ее нет», - сказал пастух. Единственный счастливый человек, найденный гонцами, не имел даже сорочки.
На самом деле, нормальное ощущение счастья не может выступать в качестве цели, к которой человек стремится, а является просто сопутствующим явлением, сопровождающим достижение какой-то другой цели. Иначе, по словам Феофана Затворника, человек становится стружкой, закрученной вокруг себя самого, а внутри – пустота.
Эта закономерность четко проявляется в супружеских отношениях, в отношениях между мужчиной и женщиной (последние, и, к сожалению, это становится чуть ли не нормой, далеко не всегда существуют только в рамках супружества). Часто два человека живут ради себя, собственных удовольствий: «два (один) ребенка это уже много, куда же больше, больше мы не потянем материально (морально)». В процессе консультирования часто слышу вопрос: «Ну, хорошо, предположим, этого я рожу, а что дальше? Все равно придется делать аборты, раз не придумали 100% средств контрацепции». То есть, «без близких отношений жить не могу, забот о детях не хочу, поэтому аборты неизбежны». Человек не может отказать себе в чувственных наслаждениях, и средства массовой информации старательно внушают, что это удовольствие, точнее потребность в нем, является мерилом нормальности человека, нормальности отношений мужчины и женщины. Однако из практики работы психологов и сексопатологов четко прослеживается закономерность: чем сильнее человек стремится к сексуальному наслаждению, тем скорее оно от него ускользает. Сексуальность нарушается по мере того, как усиливается сознательная направленность и внимание к ней. Здесь целью ставится то, что в норме является лишь сопутствующим эффектом близости мужчины и женщины ради деторождения.
Эта подмена очень опасна в ситуациях все более распространяющейся утраты смысла жизни, поскольку сексуальность разрастается в экзистенциальном вакууме в больших масштабах. «Ведь сегодня мы сталкиваемся с сексуальной инфляцией, которая, как и любая инфляция, в том числе и денежная, идет рука об руку с девальвацией. Сексуальность обесценивается в той мере, в какой она обесчеловечивается. Ведь человеческая сексуальность – это больше, чем просто сексуальность, и большим она является в той степени, в какой она – на человеческом уровне – выступает носителем внесексуальных, личностных отношений» .
Всякая изоляция сексуальности – это регресс для человека. Но этот регресс очень выгоден для бизнеса, который принуждает человека к сексуальному потреблению, лишая его искренности, непосредственности и чистоты человеческих отношений. Свобода сексуальной жизни, о которой говорят сторонники индустрии сексуальных развлечений, это свобода делать деньги на искусственно гипертрофированной потребности человека.
Смысл жизни нельзя дать, его нужно найти. В нашем обществе крайне мало профессий, в которых человек может найти смысл жизни. Во-первых, этому способствует разделение труда, а во-вторых, ситуация часто складывается так, что «лишь бы где-нибудь найти работу». Не находя себя в работе, в деле, люди перекрывают  и другой путь для нахождения смысла жизни – рождение и воспитание детей, которые могут целиком наполнить ее, насытить жизнь смыслом. Дети являются, согласно психоаналитической трактовке, нашим продолжением в будущем. И с этим будущим поступают по-разному: одно дело, когда кто-то не может иметь детей, другое – когда от них (то есть от будущего) избавляются.
Ни в одной многодетной семье не ставится вопрос о смысле жизни (речь, конечно, не идет о многодетных семьях как результате беспорядочных половых связей при алкогольной зависимости). Многодетная семья – это та ситуация, когда насыщенность жизни является побочным результатом более глобальной цели – воспитания детей. И это, вероятно, один из наиболее явных и доступных смыслов жизни, данных человеку от Бога.
В целом человек находит смысл тремя путями:

  • в действии, в создании чего-либо;
  • в переживании, в чувстве любви к другому;
  • в безнадежной ситуации – он может иметь хотя бы собственное отношение к происходящему.

Этот третий путь осмысленности жизни, хотя и был «открыт» в ситуациях страдания (концентрационные лагеря, война, и т.д.), очень актуален. Как пишет Антоний Сурожский, если ты не можешь изменить ситуацию, если по своему малодушию не можешь поступить так, как подсказывает совесть, то необходимо иметь хотя бы силы осознать, что поступаешь плохо, идешь против своего предназначения. Хуже, если человек и окружающие его люди занимают «страусиную позицию». Из опыта консультативной работы хорошо известно: если женщина найдет для себя оправдание сделать аборт в данной жизненной ситуации, то она найдет ему оправдание и в любой другой ситуации. Исходя из этого, виден смысл консультативной работы с женщинами, идущими на аборт: очень трудно и зачастую невозможно изменить их мировоззрение за одну встречу. Но можно помочь человеку с открытыми глазами делать то, что он задумал. Если и этого не делать – ситуация будет повторяться многократно, никак не меняя человека.
Даже безвыходную ситуацию, которую нельзя устранить, избежать, изменить, можно превратить в победу, если рассматривать ее под человеческим углом зрения. Безвыходная ситуация - это, например, неизлечимая смертельная болезнь, но не те причины, которые «заставляют» женщину сделать аборт. Безусловно, бывают материальные и жилищные трудности, однако именно там, где мы беспомощны и лишены надежды, будучи не в состоянии изменить ситуацию, - именно там мы призваны, ощущаем необходимость измениться самим. Никто не описал это точнее, чем Иегуда Бэкон, который попал в Освенцим еще ребенком и после освобождения страдал от навязчивых представлений: «Я видел похороны с пышным гробом и музыкой – и начинал смеяться: не безумцы ли – устраивать такое из-за одного-единственного покойника? Если я шел на концерт или в театр, я обязательно должен был вычислить, сколько потребовалось бы времени, чтобы отравить газом всех людей, которые там собрались, и сколько одежды, сколько золотых зубов, сколько мешков волос получилось бы при этом». Бэкон спрашивает себя, в чем мог заключаться смысл тех лет, которые он провел в Освенциме: «Подростком я думал, что расскажу миру, что я видел в Освенциме, в надежде на то, что мир станет однажды другим. Однако мир не стал другим и мир не хотел слышать об Освенциме. Лишь гораздо позже  я действительно понял, в чем смысл страдания. Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим»
Мир не хочет слышать и «безмолвный крик». Но если не обращать на это внимания, то смерть всех этих малюток окажется бессмысленной. А это страшно.


Проблемы межличностных отношений

Митрополит Сурожский Антоний «Человек перед Богом», Паломник, 2001, С. 37.

  Митрополит Сурожский Антоний «Человек перед Богом», Паломник, 2001, С. 38

В. Франкл Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. С.28.

там же. С.29.

В. Франкл Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. С.34.

В. Франкл Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. С.43.

В процессе консультирования по проблеме абортов часто поднимается вопрос о неистинных, дефицитарных отношениях между мужчиной и женщиной. Причем каждый из них может не осознавать этого, и действительно верить, что у них «любовь», «нормальная семья». Но когда женщина идет на аборт этот «замок отношений на песке» рушится. Осознавать это весьма болезненно, поэтому еще одной причиной абортов является нежелание увидеть правду, а точнее неправду тех отношений, которые существуют между, казалось бы, самыми близкими людьми.
Если позволяет время, то в процессе консультативной встречи желательно рассмотреть с клиенткой, в чем заключается дефицитарность отношений в данном конкретном случае. Дело в том, что как бы женщина ни решила поступить в этот раз, если не «вскрыть» причин (подводную часть айсберга), то ситуация повторится. Для консультанта знание этих «нездоровых» отношений помогает более эффективно и осознанно простраивать встречу с клиентом.   
Когда человек вступает в неистинные отношения, он  каждом случае не близок с другим (то есть не “заботится” о нем), а использует другого функционально. Женщина старается избавиться от нежелательной беременности, так как, с ее точки зрения, родившийся ребенок разрушит хоть и не удовлетворяющие, но хотя бы существующие отношения с мужчиной. У нее не хватает душевных сил, любви, тепла для ребенка, так как она знает только, что не может быть одна, отчаянно хочет от мужчины того, что получить от него невозможно, и как мы ни старается, в отношениях что-то всегда не так. Особенно остро это может проявиться после аборта: прерывание беременности не решает проблем межличностных отношений, а только усугубляет их.
Рассмотрим наиболее часто встречающие типы дефицитарных отношений .
 Существование в восприятии другого.
Это ситуация, когда человек ощущает себя, наполненность своей жизни, только если другой подтверждает его существование своим вниманием, «обратной связью» в любой ее форме. Если же другой показывает, что ему не значим этот человек, то наступает серьезный жизненный кризис.
Такие отношения обычно рушатся, потому что другой через какое-то время устает подтверждать существование партнера. Кроме того, другой чувствует, что он - не тот, кого любят, а тот, в ком нуждаются. Другой никогда не ощущает, что его целиком знают и целиком принимают, потому что он включен в отношения лишь частично - постольку, поскольку служит функции подтверждения существования партнера.
Эти отношения неустойчивы еще и потому, что человек жаждет, чтобы его любили, тогда как в действительности проблема заключается в том, что он неспособен любить.
В нашем случае, когда женщина слышит от мужчины  что «ребенок ему не нужен, не входит в его планы, что это не его ребенок» и т. п., она решает, что и ей тоже  «ничего не нужно». Не задумываясь о том, что у нее может и должно быть собственное решение.
Слияние. Это отношения, в которых человек стремится раствориться в партнере, жить его жизнью, его интересами. Казалось бы, это неплохо. Но при этом индивиды, стремящиеся к слиянию с партнером, хоронят собственные потребности; пытаются узнать желания других и сделать эти желания своими собственными. И в результате такие люди становятся «зависимыми» от отношений. Литературный образ такой зависимости хорошо представлен в произведении Н.С. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда», в котором автор очень тонко отметил, что женщина, страстно влюбленная в мужчину, редко переносит эту любовь не ребенка.
Компульсивная сексуальность – отношения, основным в которых является сексуальная близость. Редко инициатором таких отношений выступает женщина, она чаще является «жертвой».
В компульсивном сексе отсутствуют все признаки подлинной заботы. Человек использует другого как средство, он не знает своих партнеров. Собственно говоря, незнание другого и утаивание большей части себя нередко используется как преимущество, поэтому показывает и видит только то, что способствует обольщению и половому акту.
Такого рода взаимодействие означает, что человек формирует отношения - и чем быстрее, тем лучше - ради секса, а вовсе не наоборот, когда сексуальный контакт является проявлением глубоких отношений и способствует им. Сексуально компульсивный индивид  имеет отношения только с той частью другого, которая служит для удовлетворения его потребности. Он не заботится ни о личности, ни о росте партнера.
Реакция мужчины на сообщение о беременности женщины, четко выявляет такую форму дефицитарных отношений. И задача консультанта в данном случае – помочь женщине осознать факт ущербности подобных отношений и показать, что аборт не является средством решения этой проблемы.
Другой как опора, подъемник
В этих отношениях, по другому их можно назвать чисто эгоистическими, человек относится к любви как к ограниченному ресурсу. Считает, что чем больше он предлагает эмоций, собственных сил души, тепла, и пр. одному человеку, тем меньше у него останется для себя и других. Но, как учил Фромм, этот рыночный подход в любви лишен смысла: отношения с другими всегда делают человека богаче, а не беднее.
Такая позиция достаточно часто – и у мужчин и у женщин - встречается в консультировании. Обычно, когда в семье уже есть один ребенок, консультант слышит: «Мы должны всем обеспечить хотя бы одного», «Я устала от одного», «Зачем нам еще» и т.д.
Однако известно, и это может использовать консультант, что с рождением ребенка даются и силы, и помощь. А в случае аборта, эгоистические отношения дадут трещину все равно: другой не всегда бывает полезен, он просто есть.


Организационные аспекты консультирования

Взаимодействие с медицинским персоналом.

Главная задача – сформировать у врачей – гинекологов позицию «против аборта». В этом случае врач сам выполняет соответствующую роль: разъясняя женщине необходимость, целесообразность и «здоровьесообразность» рождения ребенка.
Задача минимум - сформировать у медицинского персонала позицию терпеливого отношения, не сопротивления работе психолога – консультанта с женщинами, собирающимися прерывать беременность. Конкретно эта позиция выражается в том, что если сам врач и не отговаривает женщину от этого шага, то хотя бы направляет ее к психологу.
Поликлиника или женская консультация как организация имеет иерархическое строение, что необходимо учитывать при организации в них консультативного пункта. Если удается убедить в необходимости проводимой работы, заинтересовать главного врача или заведующую отделением, то работа будет продвигаться намного быстрее и эффективнее. Так как в полномочии этих лиц – отследить соотношение количества направленных к психологу и пошедших на аборт женщин.
Безусловно, работу в женской консультации следует начинать с задачи – максимум. Для этого психолог или руководитель может провести ряд бесед, например, во время регулярных совещаний медперсонала. В этих беседах рассматриваются вопросы демографического кризиса, опасности аборта для психического и соматического здоровья женщины, духовная основа проводимой работы. Весьма действенны видеоматериалы – и «мягкие» и «жесткие». Многие врачи, работающие в абортариях, не думают о проводимых операциях как об убийстве живого человека. Яркие образы из фильмов, типа «Безмолвный крик» позволяют затронуть живущую в каждом человеке совесть и жалость. Причем не на уровне слов, которым уже мало доверяют из–за того, что на человека обрушивается лавина информации, не всегда достоверной. Образ действует сильнее.
В этих выступлениях целесообразно использовать материалы книги Ильи Шугаева «Брак, семья, дети», специальных выпусков бесед со старшеклассниками и т. п.   Врачи слушают эту информацию с большим интересом: она подана в интересной форме и затрагивает вопросы, которые касаются непосредственно каждого. У врачей есть свои дети, которым они желают только «здоровья, счастья и семейного благополучия».
Если психолог в процессе работы ощущает определенное сопротивление (это легко определить по разнице между направленными к нему женщинами и количеством абортов), целесообразно предложить медперсоналу консультативную помощь по интересующим их вопросам. Это можно сделать во время одной из бесед, например, следующим образом: «Кроме консультирования женщин, собирающихся прервать беременность, я консультирую по вопросам: супружеских и детско-родительских отношений» (конечно, в том случае, если специалист действительно обладает необходимой теоретической и практической подготовкой). Здесь будет наблюдаться такая тенденция: сначала по вопросам, не связанным с абортами, врачи будут направлять пациентов, знакомых и затем, убедившись в безопасности и эффективности консультаций, будут обращаться сами. В результате, постепенно все женщины, берущие направление на аборт, будут проходить через психолога – консультанта.

Набор специалистов для консультативной работы

Здесь возможны две стратегии. В крупных городах это целесообразно делать путем тестирования и собеседования с кандидатом. В небольших городах более ценную информацию можно получить из отзывов людей, знающих кандидата. Дело в том, что для эффективной работы в данном случае не важны регалии и звания, а должна быть или истинная вера в правоту и необходимость проводимой работы, которая и подскажет, какие пути и методы выбрать для ее осуществления; или хорошие профессиональные навыки консультативной работы.
Консультирование женщин, собирающихся прервать беременность, может осуществлять не только специалист – психолог. Профессиональные знания в данном случае немаловажны, но они не являются основными. Многие практикующие консультанты и психотерапевты отмечают, что огромную роль в эффективности их работы играет сама личность консультанта. Ее вклад в успех – 70 – 75 %; и только 20 – 25% вклада – это знание техник и приемов консультирования. Такое распределение, безусловно, субъективно. Тем не менее, в работе с женщинами, идущими на аборт, эта закономерность (большая роль личности консультанта) проявляется четко.
В первую очередь – в плане простроенной системы ценностей. Если консультант даже немного сомневается в том, что аборт – это зло, большее зло, нежели другой выход из ситуации клиента, то никакие техники не помогут. Мы впитываем от другого человека именно его взгляды и убеждения, а не то, что он нам говорит. К тому, женщина, идя на аборт, находится в неустойчивом эмоциональном состоянии, при котором слова имеют не столько значения, сколько убеждения консультанта, которые порой передаются без слов.
Само консультирование в данном случае имеет большее отношение к социальной работе, то есть к тому виду деятельности, качество которого трудно повысить внешними стимулами: заработной платой, престижностью. Во все времена эффективность этой работы напрямую зависела от уровня нравственного развития тех, кто ее осуществлял. Проблема только в том, что намного легче осуществить отбор квалифицированных психологов, «просто хороших» людей.
Поэтому приемы и методы нужны и важны, но не в первую очередь. Неслучайно один из основателей такого вида психологической помощи как телефон доверия, Чад Вара отбирал для работы именно добровольцев, независимо от их профессиональной принадлежности. И затем обучал их «терапии выслушивания». Работа, организованная Чад Варой (пердупреждение самоубийств) достаточно близка к той деятельности, которую осуществляют консультанты по предупреждению абортов. Ведь с психоаналитической точки зрения аборт – это самоубийство себя в будущем.
И в том и в другом случае человек находится в острой критической жизненной ситуации (точнее, субъективно воспринимает ее таковой). И, хотя клиенты телефона доверия, как правило, сами принимают решение об обращении к психологу, в отличие от женщин, которые собираются прервать беременность, тем не менее, приемы «терапии выслушивания» достаточно действенны и в этом случае. Рассмотрим их подробнее.
Представляет интерес основные направления социально-психологической деятельности по предотвращению самоубийств (практики «дружеского участия»), которая предусматривает:

  • создание широкой сети центров помощи (телефонных, очных, работающих с корреспонденцией);
  • реализацию образовательных и обучающих программ для добровольцев, супервизию их деятельности;
  • формирование позитивного социального образа служб;
  • проведение благотворительных мероприятий;
  • сотрудничество с другими центрами помощи (социальными,   медицинскими,   психологическими,   юридическими и т.д.).

Основными принципами работы служб являются конфи­денциальность, анонимность обращающихся, максимальная доступность.
Цель встречи клиента и консультанта - взаимопонимание, открытость между собе­седниками, особая атмосфера доверия, способствующая диа­логу двух уважающих и принимающих друг друга людей; возникновение очищающей исповеди. Довольно редкое явле­ние в обычной жизни, которое предполагает полную погру­женность в собеседника, максимальную искренность и чест­ность. Установление атмосферы понимания, принятия и поддержки помогает клиенту почувствовать себя более значимым, придает уверенность, дает возможность спокойно оценить свои и чужие поступки, избавиться от ощущения заброшенности и изоляции, которое лишает силы и делает проблемы субъективно неразрешимыми.
Данные принципы организации и методы оказания психологической поддержки хорошо зарекомендовали себя и могут быть весьма полезны при организации деятельности центров и служб по предотвращению абортов.
В отношении эффективности деятельности консультанта есть, с одной стороны, четкий, с другой – субъективный критерий: если психолог может помочь себе самому, хорошо осознает свои достоинства и недостатки, то он, в той или иной мере, может помочь и другому. Не научным, но «работающим» критерием «профпригодности» консультанта является восстановление им личного благочестия, то есть, направление своей жизни в добрую сторону. Если внутренняя и даже личная жизнь самого психолога несостоятельна, то велика вероятность того, что «оба упадет в яму».    
Большое влияние на результат консультативных встреч будет оказывать установка, общее отношение к женщине, собирающейся прерывать беременность. В христианской психологии есть такое понятие, как благоговение в отношении к другому человеку, с которым происходит встреча, даже к самому «последнему» человеку. Один святой сказал, что благоговение состоит из двух начал: страха и радости. Страха, опасения, как бы не навредить душе человека, ведь он имеет свой жизненный путь. Поэтому сначала «не навреди», а потом «помоги». Причем, в случае консультации по проблеме абортов,  «не навреди» относится к двум человеческим душам. Действительно нужно уметь любить их обоих. Радость оттого, что у консультанта есть шанс, пусть небольшой, помочь родиться новому малышу, и вырасти как личности, как человеку его маме.
В процессе работы консультативных пунктов по предупреждению абортов целесообразно организовывать регулярные совместные встречи всех консультантов. Цели этих встреч –

  • получение руководителем обратной связи о проводимой работе,
  • уточнение стратегии и тактики работы,
  • обучение начинающих консультантов,
  • отреагирование консультантами чувств и эмоций, связанных с проводимой работой.

Дело в том, что такая работа необычна даже для практикующих психологов. Тем более для человека, который не имеет специальной профессиональной подготовки. В ходе консультативных бесед у самого консультанта возникают сильные отрицательный чувства вины (если не удается отговорить), бессилия (когда клиент оказывает просто более сильным оппонентом), агрессии (например, при агрессивной позиции клиента) и т.д. Если эти чувства не прорабатываются, то постепенно они будут накапливаться, переходить в депрессивное состояние и снижать качество работы консультанта. Кто будет прорабатывать чувства – или приглашенный специалист, или сама группа консультантов решает организатор работы. Необходимо только учитывать, что без ведущего эти встречи будут менее эффективны в лучшем случае, а в худшем атмосфера между самими консультантами будет все более накаляться.
Организатор должен отслеживать, какой позиции придерживается каждый консультант. Ведь можно отговаривать от абортов, рекламируя контрацепцию. На этих же встречах обсуждаются сложные моменты консультаций, например, что отвечать на вопрос женщины: «Я не могу иметь 5 детей, но как же быть, если и контрацепция вредна?».
В процессе совместных встреч начинающие консультанты получают для себя много информации, непосредственно помогающей им в данной работе.

Профессиональное выгорание как фактор,

снижающий эффективность деятельности консультантов.

Работа консультантов по предупреждению абортов – достаточно аффективно нагруженная, причем связана в основном с отрицательными эмоциями. Необходимо суметь противостоять закрытой позиции клиента, который зачастую не хочет, чтобы ему «лезли в душу». К тому же консультация проводится за несколько дней или даже часов до аборта, когда крайне трудно изменить решение клиента. При любых усилиях, все же невелик процент тех женщин, которые меняют свое решение и оставляют ребенка.
Эти и другие факторы приводят к достаточно быстрому профессиональному выгоранию консультанта, потере им уверенности в собственной профессиональной компетентности и даже в верности того дела, которым он занимается.
Известно, что люди с определенными чертами личнос­ти (беспокойные, чувствительные, эмпатичные, склонные к интроверсии, имеющие гуманистическую жизненную ус­тановку, склонные отождествляться с другими) больше подвержены этому синдрому.
При работе с женщинами, идущими на аборт присутствуют многие факторы, активизирующие синдром профессионального выгорания:
— монотонность работы, особенно если ее смысл кажется сомнительным;
— вкладывание в работу больших личностных ресурсов при недостаточности признания и положительной оценки;
— строгая регламентация времени работы, особенно при нереальных сроках ее исполнения;
— работа с "немотивированными" клиентами, постоянно сопротивляющимися усилиям консультанта помочь им, и незначительные, трудно ощутимые результаты такой рабо­ты;
— напряженность и конфликты в профессиональной сре­де, недостаточная поддержка со стороны коллег и их излиш­ний критицизм;
— неразрешенные личностные конфликты консуль­танта.
Основным «орудием труда» консультанта является его собственная личность. Для того чтобы оказывать эффективную помощь другим людям,  необходимо хорошо осознавать не только уровень собственной личностной и профессиональной зрелости, но и собственное психо-эмоциональное состояние. Как установлено многочисленными исследованиями отечественных и зарубежных ученых, работа психолога, консультанта, специалистов различных социальных служб связана с большими нервно-психическими нагрузками.   Предоставляя свою личность клиенту как точку опоры, психолог, незаметно для себя, начинает «профессионально выгорать». Дело в том, что в процессе выполнения любой работы человек испытывает физические и нервно-психические нагрузки. При небольших, либо при значительных разовых нагрузках бессознательно включаются естественные механизмы регуляции, благодаря чему организм справляется с последствиями нагрузок сам, без сознательного участия человека. Например, после тяжелой физической (реже – умственной) работы человек может проспать больше обычного и встать отдохнувшим. Если нагрузки значительны и действуют длительное время, для сохранения психосоматического здоровья необходимо бывает сознательно использовать различные приемы и способы, помогающие организму восстановить силы.
Самым первым шагом в профилактике синдрома профессионального выгорания должно быть осознание, отслеживание, мониторинг собственного психо-эмоционального состояния. Осознание предполагает учет тех профессиональных факторов, которые способствуют появлению симптомов «профессионального сгорания»:
Физиологические факторы, связанные с условиями труда: гиподинамия, повышенная нагрузка на зрительный, слуховой, голосовой аппараты;
Психологические трудности: контакт, как правило, с клиентами, находящимися в негативном эмоциональном состоянии, необходимость быть все время в «форме», отсутствие эмоциональной разрядки, большое количество контактов в течение дня и т.д.
Специалист должен осознавать, что при таких особенностях профессиональной деятельности уровень психо-эмоционального напряжения постепенно накапливается. Выражается это в повышенной раздражительности, беспокойстве, повышенной утомляемости и т.п. При достижении определенного уровня напряженности организм пытается защитить себя. Это проявляется в осознаваемом или неосознаваемом желании уменьшить нагрузку, например, уменьшить или формализовать время взаимодействия с клиентами.
Специалисты выделяют 3 основных стадии синдрома профессионального сгорания.
Первая стадия – функциональный уровень: забывание каких-то моментов, сбои в выполнении каких-либо двигательных действий и т.д. Обычно на эти первоначальные симптомы мало кто обращает внимание. В зависимости от характера деятельности, величины нервно-психических нагрузок и личностных особенностей специалиста первая стадия может формироваться в течение трех – пяти лет работы.
На второй стадии наблюдается снижение интереса к работе, потребности в общении, нарастание апатии, появление устойчивых соматических симптомов (нет сил, головные боли, нарушения сна); повышенная раздражительность, которая становится более заметной, чем на первом этапе, и самому человеку, и окружающим. Время формирования данной стадии – 5 – 15 лет.
Третья стадия – собственно личностное выгорание. Характерна полная потеря интереса к работе и к жизни вообще, эмоциональное безразличие, ощущение постоянного отсутствия сил. Человек стремится к уединению. Стадия может формироваться от десяти до двадцати лет.
В работе по профилактике синдрома «профессионального сгорания» вслед за осознанием механизма его возникновения идет мониторинг собственного психо-эмоционального состояния. Положительное действие этого мониторинга основано на том, что человек не может одновременно «прокручивать» отрицательные эмоции и логически оценивать ситуацию: либо одно, либо другое. То есть, начав логический анализ ситуации, человек «выключает» непродуктивные отрицательные эмоции.
Мониторинг необходим также для того, чтобы выявить ранние признаки психо-эмоциональной перегрузки. Некоторые изменения в эмоциональном состоянии являются достоверными признаками этой перегрузки или начинающейся манипуляции. К числу таких признаков относятся:

  • дисбаланс эмоций – противоречивость, амбивалентность, например, сочетание гордости и обиды, радости и недоверия, «когда одновременно смешно и неприятно»;
  • «странность» эмоций, например вспышка ярости в момент обсуждения несущественных подробностей плана действий, и т.п.;
    • резкий всплеск эмоций, который не кажется оправданным объективными характеристиками ситуации. Это самый важный индикатор, который должен быть проанализирован в первую очередь. Однако парадокс состоит в том, что при возникновении интенсивной реакции мы забываем о мониторинге. Поэтому тот индикатор, который легче всего заметить, оказывается самым трудным для практического применения. Вместо того, чтобы использовать собственную эмоцию как важный информационный сигнал, мы отдаемся во власть этой эмоции.

Альберт Эллис высказывал идею о том, что преувеличенные эмоции являются признаком того, что активизирована иррациональная идея. Если задеты наши (зачастую неосознаваемые) представления о том, какими должны быть мы сами, окружающие и мир в целом, то возникают неприятные чувства, по интенсивности превосходящие значение произошедшего события. Вместо легкой озабоченности, человек почему-то испытывает панику, вместо сожаления – отчаяние, вместо небольшого раздражения – бешенство.
Существует несколько типов иррациональных идей:
1. Все должны меня любить и одобрять то, что я делаю.
Это — общая установка, и она может быть конкретизиро­вана в виде следующих вариантов: а) все должны уважать меня, потому что я — хороший специалист (хороший человек, начальник); б) если я делаю что-то, значит, я должен быть уверен, что все это одобрят (если нет, значит, я делаю что-то не то или не так).
Эта установка сознания абсолютно неразумна: ожидать любви и одобрения - значит, подвергаться беспокойству, огорчениям, потому что кто-то не одобряет наши действия. Невозможно удовлетворять вкусам одновременно всех людей. То, что нравится одним, раздражает других. Кроме того, если человек целиком ориентирован на одобрение других людей, он вольно или невольно попадает в зависимость от них. Из всех видов зависимости этот — наихудший, ведь чувства и эмоции переменчивы. Нет лучшего пути к потере самостоятельности, уверенности в себе, целостности и глубины, чем постоянное желание заслужить любовь окружающих. Лучше оставаться верным самому себе, стремясь к творчеству, продуктивной деятельности, раскрытию своих способностей. Если человек таков, то любовь или нелюбовь со стороны окружающих не будут оказывать на него существенного влияния. Но если, в силу индивидуальных особенностей, вы зависите от мнения окружающих, то лучшим выходом для вас будет поиск людей, с которыми вас объединяли бы общие взгляды, убеждения, идеи. Лучше тратить время на общение с друзьями и единомышленниками, чем на бесплодные попытки угодить всем и каждому.
2. Человек должен быть прекрасным (идеальным), безупречным во всех отношениях и добиваться успеха в любой области.
Распространенный вариант этого ложного убеждения может выглядеть так: если человек не добивается успеха — это нестоящий человек.
Очевидно, что быть совершенным, безупречным во всем сразу невозможно. Если это становится целью, то человек обречен на постоянные терзания по поводу своих неудач, настоящих, прошлых и будущих. Он загоняет себя в психологический тупик, и даже тогда, когда ему удается добиться успеха и окружающие признают его талантли­вым (даже самым талантливым!) в какой-то области, та­кой человек постоянно беспокоится из-за того, что завтра, возможно, утратит положение лидера. Конечно, стремление к совершенству необходимо, но история по­казывает, что многие люди, попавшие в плен завышенных требований к себе, не добились того, чего хотели. Мало кому удается достичь чего-то сверхъестественного, зато неудачи и промахи постигают каждого. Важно хорошо делать дело, усваивать уроки, которые дает нам жизнь, а остальное — приложится.                            
3. Ужасно, когда у меня получается не так, как хочется.
Вариант этого убеждения: «Вечно у меня все не так!» или «Другим все дается легко, а мне ...». Такого рода взгля­ды можно охарактеризовать как инфантилизм, то есть со­хранение во взрослом возрасте некоторых детских пред­ставлений о мире. Это иллюзия, что мир и все, что в нем происходит, должен быть таким, каким он нам нравится. Взрослый человек принимает как должное то, что окружающее ни­когда точно не соответствует его желаниям. Важно помнить, что в нашем мире больше сдав­шихся, чем побежденных.
4. Человек расстраивается из-за внешних событий и об­стоятельств, на которые не может повлиять.
Отсюда вытекает убеждение, что причины наших вол­нений, переживаний, негативных эмоций лежат вне нас, в объективном мире, который от данного человека не за­висит. В действительности же в абсолютном большинстве случаев люди расстраиваются не из-за обстоятельств, а из-за того, как они интерпретируют их для себя.
5. Возможная неприятность порождает беспокойство. Пока опасность не пройдет, надо все время ее ожидать и готовиться к ней.
Беспокойство по поводу возможной неприятности — это не лучший способ борьбы с ней. Во-первых, нет никакого смысла беспокоиться и нервничать без повода. Делая это, вы не избавите себя от неприятности. Более того, беспокойство и волнение не только не предотвратят неприятность, но могут и способствовать ей, сделать из возможной реальной. Во-вторых, часто бывает, что когда ожидаемая неприятность все-таки происходит, человек уже неспособен с ней справиться, ведь все его внутренние силы ушли на переживание во время ее ожидания. Может случиться и так, что ожидаемая неприятность вообще не произойдет или произойдет, но не с такими последствиями, которые ожидались. А это означает, что силы и нервы потрачены зря.                    
6. Избегать трудностей и ответственности легче (удобнее), чем брать их на себя и справляться с ними.
Устранение от ответственности приводит к тому, что в будущем нерешенные проблемы становятся неразрешимыми. Счастливая жизнь — это не отсутствие проблем, а успешное их решение.
Чтобы отследить и осознать действие какой-либо иррациональной идеи или эмоции, не оправданные объективными характеристиками ситуации, необходимо уметь «выходить» из этой ситуации, то есть становиться над ней.  Для этого нужно как бы остановиться и посмотреть на себя, на ситуацию со стороны. Основным препятствием для этого шага является нежелание терять время.
«Мы все находимся во власти времени, но время здесь ни при чем. То, что время течет, и то, что мы куда-то спешим – несколько разные вещи. Спешить – это внутреннее состояние, действовать быстро – внешнее. Например, в отпуске, в деревне идет человек по полю быстро, живо – и никуда не спешит. Иногда несет человек 2 чемодана, сильно спешит, а движется как улитка» .
Поспешность, как отмечает А. Сурожский, состоит в том, что человек хочет быть на полвершка перед собой: не там, где он находится, а все время чуть впереди. На это затрачивается очень много сил: в это время человек не живет: «…человек, которого здесь нет, жить здесь не может, а человек, который здесь – не живет, он спешит. 
В настоящем мы не живем практически никогда. Чтобы полностью прожить какой-то момент в жизни, необходимо уметь останавливать время»
Чтобы почувствовать, что значит быть над ситуацией, можно попытаться вспомнить экстремальные события в жизни, когда ни будущее, ни прошлое не имеют значения, когда человек осознает огромную ценность настоящего мгновения. Или другой пример: человек едет в машине и любуется природой. Машина сама едет, а человек живет, осознает, что находится перед его взором. Так и в жизни можно ходить, разговаривать, работать - и одновременно осознавать себя. Эта способность осознания настоящего – основа мониторинга эмоционального состояния.
Рефлексируя собственное психо-эмоциональное состояние специалист получает возможность вовремя и эффективно использовать различные способы и методы саморегуляции: связанные с управлением дыханием, тонусом мышц, движением, с воздействием  слова и образа и т.п.
Одним из существенных факторов, преграждающих усу­губление "синдрома сгорания", является принятие личной ответственности за свою работу . Если консультант из-за не­удач или плохого самочувствия занимает пассивную позицию и обвиняет окружающих, чувство бессилия и безна­дежности лишь увеличивается. Ответственность может быть перенесена вовне различными способами: "мне не везет, по­тому что клиенты противятся консультированию и не хотят ничего изменять в жизни"; "во всем виновата организация труда, а все это от меня не зависит"; "у меня слишком много клиентов и мало времени для каждого из них' и т п. Такая пассивная позиция консультанта заставляет его чувствовать себя жертвой, что способствует возникновению профессионального цинизма. Поэтому консультанту особенно важно испытывать чувство ответственности и уметь работать даже при наличии ограничений и препятствий.
Существует также немало конкретных способов предупреждения синдрому выгорания:
— культивирование в рамках профессиональной деятельности других интересов, не связанное с консультированием. Целесообразно сочетать работу  с учебой, исследованиями, написанием научных статей;
— внесение разнообразия в свою работу, создание новых проектов и их реализация без ожидания санкционирования  со стороны официальных инстанций;
— поддержание своего здоровья, соблюдение режима и питания, овладение техникой медитации;
— удовлетворяющая социальная жизнь; наличие не­скольких друзей (желательно других профессий), в отношениях с которыми существует баланс;
— стремление к тому, чего хочется, без надежды стать победителем во всех случаях и умение проигрывать без не­нужных самоуничижения и агрессивности;
— способность к самооценке без упования только на ува­жение окружающих;
— открытость новому опыту;
— умение не спешить и давать себе достаточно времени для достижения позитивных результатов в работе и жизни;
— обдуманные обязательства (например, не следует брать на себя большую ответственность за клиента, чем делает он сам);
— чтение не только профессиональной, но и другой хо­рошей литературы, просто для своего удовольствия без ори­ентации на какую-то пользу;
— участие в семинарах, конференциях, где предоставля­ется возможность встретиться с новыми людьми и обме­няться опытом;
— периодическая совместная работа с коллегами, значи­тельно отличающимися профессионально и личностно;
— участие в работе профессиональной группы, дающее возможность обсудить возникшие личные проблемы, свя­занные с консультативной работой;
— хобби, доставляющее удовольствие.
Итак, чтобы избежать "синдрома сгорания", консультант должен изредка, но обязательно оценивать свою жизнь во­обще — живет ли он так, как ему хочется. Если существую­щая жизнь не удовлетворяет, следует решить, что нужно сделать для положительных сдвигов. Только должным обра­зом заботясь о качестве своей жизни, можно остаться эффективным консультантом.
Безусловно, существуют серьезные объективные трудности, но, как известно, не события оказывают большее влияние на наше психосоматическое здоровье, а то, как мы их воспринимаем и интерпретируем. Ясное осознание происходящего – начало мудрого отношения к жизни, которое состоит в том, что человек стремится иметь силы изменить, то, что можно изменить; терпение, чтобы принять то, что нельзя изменить и ум, чтобы отличить одно от другого. 

Анализ причин абортов

В течение 3-х лет мы проводили качественно-количественный анализ «нежелательной» беременности.
Около 50 % женщин, собирающихся прервать беременность, использовали различные противозачаточные средства.
Далее (в порядке частоты) представлены причины, которые называют сами женщины:

  • Материальные и жилищные проблемы;
  • Страх перед физическими и моральными трудностями (уже есть ребенок, уже поздно, проблемы со здоровьем, первый ребенок проблемный, никто не помогает и т. п.);
  • Неблагополучные отношения в семье (нет надежного тыла, опасность остаться одной с детьми);
  • Ребенок вне брака.

Отказываются от аборта и встают на учет по беременности женщины, имеющие поддержку мужа или родителей. Это, как правило, те, которые приняли решение об аборте в состоянии аффекта, не обдумывая глубоко ситуацию, или те, у которых доводы за и против колеблются в пределах 50/50.
Женщины, которые заранее настроены агрессивно по отношению к процессу консультирования, как правило, делают аборт, несмотря на незначительные объективные причины.
Основной «внутренний» фактор, определяющий решение женщины сделать аборт –
отсутствие моральной поддержки;
сильное социальное давление, подталкивающее женщину «не брать на себя обузу»;
страх потери жизненного комфорта.
Эти причины можно разделить на 2 основные категории: внешние и внутренние.
Внешние – связаны с тем, что люди, которые не хотят ребенка, не предохраняются; или беременность наступает «через» средства контрацепции. В данном случае проявляется такая распространенная установка: «это не может случиться со мной». Чаще, безусловно, такое отношение встречается у молодых девушек. Оно проявляется не только в том, что не предохраняются, но и в том, что не знают, что нет 100% средства предохранения, несмотря на то, что об этом говорится в аннотации к каждому контрацептиву. На аборт идут женщины со спиралью, регулярно принимающие гормональные таблетки и т.д.
В целом, у населения достаточно низкий уровень знаний об особенностях функционирования собственного организма  и методах сохранения здоровья.
«Этого не может случиться со мной»  - не только русское «авось», это универсальный защитный механизм от непредсказуемости жизни. Это убеждение на том или ином уровне сознания существует в каждом из нас. Это вера в собственную неуязвимость, прочность, превосходящую обычные законы человеческой судьбы. В определенный момент каждый из нас сталкивается с каким-либо кризисом: это может быть серьезная болезнь, неудача в карьере или развод; или, в данном случае, «нежелательная» беременность. И это событие внезапно открывает человеку его обыкновенность и разрушает убеждение в том, что жизнь будет постоянным и бесконечным подъемом, что она легко управляема. Человек сталкивается с тем, что он должен учитывать последствия своих действий, несмотря на внешние способы «контроля» за жизнью.
Сам факт беременность «через» средства контрацепции поднимает внутренние причины абортов. И здесь, несмотря на разнообразие доводов, которыми женщина обосновывает свой шаг (материальные и жилищные трудности, необходимость профессионального обучения, карьера и т.д.) выделяется такой основной фактор, как неуверенность в стабильности отношений с мужчиной.
Таким образом, первичной профилактикой абортов может быть формирование у подростков и молодежи просемейных установок, развитие способности находить оптимальный выход из проблемный ситуации.


Процедуры и техники консультирования

Далее будет представлен материал, раскрывающий основные техники консультирования. Этот раздел будет полезен начинающим или не имеющим специального психологического образования консультантам.
Слушание клиента
Обычно в процессе беседы собеседники говорят по очереди. Однако в консультировании все происходит иначе, особенно в начале беседы. Здесь вербальная активность кон­сультанта должна быть минимальной, чтобы клиент смог сосредоточить внимание на раскрытии своих проблем и трудностей. Консультант должен не столько говорить, сколько выслушивать. Умение выслушать означает выраже­ние искренней заинтересованности другим человеком.
Существуют два важных аспекта, связанных с этим уме­нием. Во-первых, каждый человек испытывает потребность общаться с другим человеком по важным для него делам. Во-вторых, наша склонность поддерживать других или со­глашаться с ними зависит от того, насколько они выслуши­вают нас. Качество, а точнее эффективность консультативного взаимодействия в немалой степени зависит от умения выслу­шать и услышать.
Однако существуют некоторые обстоятельства, мешаю­щие внимательно выслушивать. Часто то, что говорит кли­ент, не соответствует установке консультанта, и он слушает невнимательно. Широко распространена манера, нередко и в консультировании, когда мы не столько слушаем собесед­ника, сколько реагируем на его сообщения, в мыслях зара­нее сформулировав реплики, ответы, вопросы и т.п. Это только видимость слушания. Одним из последствий социаль­ного обучения является избегание излишней информации о другом человеке, что иногда побуждает консультанта сопро­тивляться рассказу клиента о глубоко личных делах, а ре­зультат такого сопротивления — опять же невнимательное слушание. Женщина, планирующая прервать беременность, предполагает, какие контраргументы будет приводить консультант, поэтому говорит, как правило «стандартными» фразами. В ответ на это консультанту трудно вычленять личностное содержание в сообщении клиента, и он выдает «стандартно» подготовленную информацию, которая мало связана с переживаниями женщины, в результате чего даже очень ценное в речи консультанта бывает не услышано. Порой рассказываемые клиентом события или затронутые темы вызывают неприятные чувства: тревогу, напряжение. Консультант, стремясь избежать неприятного состояния, может не услышать в повествовании некоторые важные подробности. Трудности выслушивания вызывают и клиенты, которые непрестанно жалуются на свои пробле­мы, особенно на социально неизбежные ограничения (ограниченность материальных средств, неустойчивость отношений с партнером и т.п.)
Выслушивание прежде всего представляет собой обрат­ную связь с мыслями и чувствами клиента, побуждает кли­ента далее говорить о своей жизни, о ее затруднениях и проблемах. И как основной результат способствует установлению доверительных отношений и более глубокому пониманию клиентом его жизненной ситуации.
В любом случае, правильное выслушивание — это актив­ный процесс. Он охватывает все виды ощущений плюс интуиция, отражение и эмпатия. Имеется ввиду огромное внимание к деталям, какими бы незначительными они ни были.
О главном терапев­тическом смысле правильного выслушивания и значении выслушивания для клиента красиво пишет Карл Роджерс:
"В жизни я много раз неожиданно сталкивался с неразре­шимыми проблемами, чувствовал себя идущим по кругу, наконец, проникнутый неполноценностью и безнадежностью, полагал, что нахожусь в психозе. В такие моменты я думал, что был бы счастлив, если бы удалось найти людей, которые выслушали бы меня и проявили глубину понимания. Чтобы они выслушивали без оценок и осуждения, не ставя диагноз. Я смог убедиться, что, если при психологическом диском­форте кто-то выслушивает подобным образом, не принимая на себя ответственности и не стремясь сформировать отноше­ние, чувствуешь себя безумно хорошо. Напряжение сразу спа­дает. Ранее пугавшие виновность, безнадежность, сумятица становятся приемлемой частью внутреннего мира. Когда меня выслушивали и слышали, я по-новому воспринимал свои пе­реживания и мог продвигаться дальше. Вызывает удивление, что чувства, которые казались ужасными, становятся вполне терпимыми, когда кто-нибудь выслушает, неразрешимые проблемы представляются посильными. Я глубоко ценю чут­кое, эмпатическое, внимательное выслушивание".


И. Ялом Экзистенциальная психотерапия. Москва, 1999.
  • Антоний Сурожский  О встрече, М., 2000.

Антоний Сурожский  О встрече, М., 2000.

Р. Кочюнас Основы психологического консультирования. М., 1999.

Кочюнас Р. Основы психологического консультирования, М., 2000.

Постановка вопросов
Получение информации о клиенте и побуждение его к самоанализу невозможны без умелого опроса.
Как известно, вопросы обычно разделяются на закрытые и открытые. Закрытые вопросы используются для получения конкретной информации и обычно предполагают ответ в одном—двух словах, подтверждение или отрицание ("да", "нет"). Например: "Сколько Вам лет?", "Вы замужем?", "Сколько раз случались с вами …?" и т.п.
Открытые вопросы служат не столько для получения све­дений о жизни клиентов, сколько позволяют обсуждать чувства. Открытые вопросы расширяют и углубляют контакт; закрытые вопросы ограничивают его. Первые широко распа­хивают двери хорошим отношениям, вторые обычно остав­ляют их закрытыми.
Примеры открытых вопросов: "Что Вы теперь чувствуете, находясь на «пике» жизненно важного решения?", "Что Вас тревожит?" и т.п.
Открытые вопросы дают возможность делиться своими заботами с консультантом. Они передают клиенту ответственность за беседу и побуждают его исследовать свои уста­новки, чувства, мысли, ценности, поведение, т.е. свой внутренний мир.
Выделяют следующие основные моменты консультирова­ния, когда используются открытые вопросы:
1.  Начало консультативной встречи ("Какие причины побудили Вас к такому решению?", "Каким образом ваш партнер отреагировал на сообщение о беременности?").
2.  Побуждение клиента продолжать или дополнять ска­занное ("Что Вы почувствовали, когда это случилось?", "Что еще Вы хотели бы сказать об этом?", "Не можете ли добавить что-нибудь к тому, что сказали?").
3.  Побуждение клиента проиллюстрировать свои пробле­мы примерами, чтобы консультант мог лучше их понять ("Не сможете ли Вы рассказать о какой-либо конкретной ситуации?". «Вы боитесь, что … Попробуйте представить что…Каким образом тогда изменится ваша жизнь, отношения с окружающими?»).
4.  Сосредоточение внимания клиента на чувствах ("Что Вы чувствуете, когда рассказываете мне?", "Что чувствова­ли тогда, когда все это произошло с Вами?").
Не следует забывать, что не всем клиентам нравятся от­крытые вопросы; у некоторых они повышают ощущение уг­розы и увеличивают беспокойство. Это не значит, что от таких вопросов следует отказаться, но их надо тщательно формулировать и задавать в подходящее время, когда име­ются шансы получить ответ. Учитывая, что женщины, планирующие прервать беременность, являются, как правило, немотивированными клиентами, они могут уклоняться от ответов. Однако и закрытые вопросы не смогут помочь в данном случае.
Хотя постановка вопросов является важной техникой консультирования, однако, как ни парадоксально, в консультировании следует избегать чрезмерного опрашивания. Любой вопрос должен быть обоснован — задавая его, надо знать, с какой целью он задает­ся. Это весьма сложная проблема для начинающего консуль­танта, (или в ситуации, когда клиент сопротивляется процессу консультирования), который нередко слишком беспокоится, о чем же еще спросить клиента, и забывает, что, прежде всего, клиента надо слушать. Если опрос превратить в основную технику консультирования, то и консультирование превратится в допрос или следствие. В такой ситуации клиент покинет ка­бинет консультанта с чувством, что был не столько понят и призван к эмоциональному участию в консультативном контакте, сколько допрошен.
Правила, которые сле­дует иметь в виду, задавая вопросы клиентам:
1.  Вопросы "Кто, что?" чаще всего ориентированы на факты, т.е. вопросы такого типа увеличивают вероятность фактологических ответов, которые мало способствуют повышению взаимопонимания в беседе.
2. Вопросы "Как?" в большей мере ориентированы на че­ловека, его поведение, внутренний мир.
3.  Вопросы "Почему?" нередко провоцируют защитные реакции клиентов, поэтому их следует избегать в кон­сультировании. Задав вопрос такого типа, чаще всего можно услышать ответы, опирающиеся на рационализа­цию, интеллектуализацию, поскольку не всегда легко объяснить действительные причины своего поведения (а на них прежде всего и бывают направлены вопросы "почему"), обусловленного множеством довольно противоречи­вых факторов.
4.  Надо избегать постановки одновременно нескольких вопросов (иногда в одном вопросе заложены другие вопро­сы). Например, "Насколько ясно вы осознаете важность принимаемого решения? Не ду­мали ли Вы об этой ситуации в ином ключе?". Клиенту может быть неясно, на какой из вопросов отвечать, потому что ответы на каждую часть двойного вопроса воз­можны совершенно разные.
5.  Не следует один и тот же вопрос задавать в разных формулировках. Клиенту становится неясно, на какой из вариантов надо отвечать. Подобное поведение консультанта при постановке вопросов свидетельствует о его тревоге. Кон­сультант должен "озвучивать" только окончательные вари­анты вопроса.
6.  Нельзя вопросом опережать ответ клиента. Например, вопрос "Все ли хорошо ладится?" чаще всего побуждает клиента дать утвердительный ответ. В этом случае лучше за­дать открытый вопрос: "Как обстоят дела дома?" В подобных ситуациях клиенты нередко пользуются возможностью дать неопределенный ответ, например: "Неплохо". Консультанту нужно уточнить ответ другим вопросом такого типа: "Что для Вас значит "неплохо"?" Это очень важно, так как часто в одни и те же понятия мы вкладываем довольно разное содержание.
Ободрение и успокаивание
Эти техники очень важны для создания и укрепления консультативного контакта. Приободрить клиента можно краткой фразой, означающей согласие или (и) понимание. Такая фраза побуждает клиента продолжить повествова­ние. Например: "Продолжайте", "Да, понимаю", "Хоро­шо", "Так" и т.п. Довольно распространена выражающая одобрение реакция: "Ага", "М-мм". В переводе на язык речи эти частицы означали бы: "Продолжайте, я нахожусь с Вами, я внимательно слушаю Вас". Ободрение выражает поддержку — основу консультативного контакта. Атмосфера поддержки, в которой клиент чувствует себя свободно, по­зволяет исследовать возбуждающие тревогу аспекты само­сти, что особенно рекомендуется в ориентированном на клиента консультировании.
Другим важным компонентом поддержки клиента явля­ется успокаивание, которое вместе с ободрением позволяет клиенту поверить в себя. Это тоже короткие фразы консультанта, выражающие согласие: "Я хорошо Вас понимаю", "В данной ситуации каждая женщина чувствует сильное смятение ", "Это будет нелегко", "Я знаю, что будет не всегда легко, но Вы увидите, что это стоит Ваших моральных и физических усилий." и т.д.
Отражение содержания: перефразирование и обобщение
Чтобы отражать содержание признаний клиента, необхо­димо перефразировать его высказывания или обобщить не­сколько высказываний. Клиент таким образом убеждается, что его внимательно выслушивают и понимают. Отражение содержания помогает и клиенту лучше понять себя, разоб­раться в своих мыслях, идеях, установках. Это наиболее широко используемая техника кон­сультирования независимо от теоретической ориентации консультанта.
Перефразирование наиболее приемлемо в начале кон­сультирования, потому что побуждает клиента более откры­то обсуждать свои проблемы. Однако, с другой стороны, оно недостаточно углубляет беседу. Выделяют три ос­новные цели перефразирования:

  • показать клиенту, что консультант очень внимателен и пытается его понять;
  • выкристаллизовать мысль клиента, повторяя его слова в сжатом виде;
  • проверить правильность понимания мыслей клиента.

При перефразировании надо помнить три простых пра­вила:
1. Перефразируется основная мысль клиента.
2. Нельзя искажать или заменять смысл утверждения кли­ента, а также добавлять что-либо от себя.
3.  Надо избегать "попугайства", т.е. дословного повторе­ния высказывания клиента, желательно мысли клиента вы­ражать своими словами.
Хорошо перефразированная мысль клиента становится короче, яснее, конкретнее, а это помогает клиенту самому понять, что он хотел сказать.
Пример перефразирования:
Клиент: Я не знаю, как жить дальше. Сначала думаю, что нужно рожать, а в другой момент – мне еще учиться, да и родители против…
Консультант: У Вас происходит внутренняя борьба по поводу принятия жизненно важного решения, и Вам трудно решить, какой из двух путей выбрать, особенно когда не все Ваши близкие поддерживают Вас.
В обобщении выражается основная идея нескольких мало связанных между собой утверждений или долгого и запутан­ного высказывания. Обобщение помогает клиенту система­тизировать свои мысли, вспомнить то, что было сказано, побуждает к рассмотрению значимых тем и способствует со­блюдению последовательности консультирования. Если пе­рефразирование охватывает только что высказанные утвер­ждения клиента, то обобщению подлежит целый этап бесе­ды или даже вся беседа. Ситуации, в которых чаще всего используется обобщение:

  • когда консультант хочет структурировать начало бесе­ды, чтобы объединить ее с прежними беседами;
  • когда клиент говорит очень долго и запутанно;
  • когда одна тема беседы уже исчерпана и намечается переход к следующей теме или к следующему этапу беседы;
  • при стремлении придать некое направление беседе;
  • в конце встречи при стремлении подчеркнуть суще­ственные моменты беседы и дать задание на промежуток времени до следующей встречи.

Отражение чувств
Эмоции, чувства в консультировании и психотерапии, по выражению Bugental, как кровь в хирургии: они неизбежны и выполняют очистительную функцию, стиму­лируют заживление. Чувства очень важны в процессе кон­сультирования, но не являются самоцелью, хотя достиже­нию целей помогают именно сильные чувства: страх, боль, тревога, жалость, надежда и др.
Познание и отражение чувств клиента представляется одной из главнейших техник консультирования. Эти про­цессы больше, чем техника, они непременная составляю­щая отношений двух людей. Отражение чувств тесно свя­зано с перефразированием высказанных клиентом мыслей — разница лишь в том, что в последнем случае внимание сосредоточивается на содержании, а при отражении чувств — на том, что скрыто за содержанием. Желая отра­жать чувства клиента, консультант внимательно выслу­шивает его признания, перефразирует отдельные утверждения, но ориентируется и на чувства, выраженные кли­ентом в признаниях.
Важно обратить внимание на баланс фактов и чувств в консультативной беседе. Нередко поддавшись страсти высп­рашивания, консультант начинает игнорировать чувства клиента.
Например:
Клиентка: Мы с мужем дружим с детства и после оконча­ния университета поженились. Я думала — какой замечатель­ной будет супружеская жизнь! Но все оказалось совсем не так...
Консультант: Сколько лет Вы в браке?
В этом случае создается впечатление, что консультанта больше интересует формальный факт продолжительности брака, а не то, как клиентка переживает свою супружескую жизнь. Продолжение беседы могло бы быть явно продуктив­нее, позволь консультант продолжать признание или, уло­вив удлиненную паузу, задай он вопрос: "Что для Вас зна­чит "совсем не так"?"
В консультировании существует правило, что при вопросе о чувствах клиент часто рассказывает факты из жизни, но когда мы спрашиваем только о событиях жизни, практичес­ки нет никаких шансов услышать что-либо о чувствах. Это правило ясно указывает на приоритет вопросов о чувствах и на существенную роль отражения чувств в консультирова­нии. Таково необходимое условие поддержания консульта­тивного контакта в ориентированной на клиента терапии.
Отражая чувства клиента, консультант концентрирует внимание на субъективных аспектах его признаний, стре­мясь помочь клиенту разобраться в своих чувствах и (или) испытать их полнее, интенсивнее, глубже. Отражение чувств означает, что консультант является как бы зеркалом, в ко­тором клиент может увидеть смысл и значение своих чувств. Отражение чувств способствует возникновению межличнос­тного, эмоционального контакта, потому что показывает клиенту, что консультант старается познать его внутренний мир. Эффективное отражение чувств помогает клиенту луч­ше разобраться в своих нередко противоречивых чувствах и тем самым облегчает разрешение внутренних конфликтов.
Желание отражать чувства предполагает их распознавание. Для этого необходимо обращать внимание не только на со­держание рассказа клиента, но и на его эмоциональный тон, позу, выражение лица. Так же важно помнить, что чувства могут таиться не только в том, что рассказано, но и в том, что не рассказано, поэтому консультант должен быть чутким к различным намекам, умалчиваниям, паузам.
Отражая чувства, следует учитывать все эмоциональные реакции клиента — положительные, отрицательные (Пример отражения отрицательного эмоционального состояния клиента: «Мне кажется, что Вы напряжены так, как будто готовитесь к обороне») и амби­валентные; направленные на самого себя, других людей и консультанта. Для точного отражения чувств важно исполь­зовать многие понятия, определяющие разнообразные чув­ственные нюансы.
В консультировании важно не только отражение чувств, но и обобщение их. Оно позволяет определить эмоциональ­ный тон беседы, синтезировать эмоциональные аспекты опыта клиента. Очень часто в беседе мы сталкиваемся с про­тиворечивыми, а иногда и с полярными чувствами по отно­шению к значимым для клиента ситуациям или объектам любви. Здесь очень ценно обобщение чувств для показа кли­енту действительного единства противоположностей в эмо­циональной сфере.
Говоря о чувствах в консультировании, можно сформу­лировать несколько обобщающих принципов, охватываю­щих не только отражение чувств клиента, но и выражение чувств консультантом:
1.  Консультант обязан как можно полнее и точнее иден­тифицировать чувства как свои, так и клиентов.
2.  Не обязательно отражать или комментировать каждое чувство клиента - любое действие консультанта должно быть целесообразным в контексте процесса консультиро­вания.
3. Обязательно обращать внимание на чувства, когда они:

  • вызывают проблемы в консультировании или
  • могут поддержать клиента, помочь ему.

В первом случае особенно выделяются страх, тревога, злость, враждебность. Например, озлобленность клиента мо­жет блокировать нормальное общение, поэтому следует об­ратить его внимание на это чувство, чтобы обсуждение способствовало устра­нению препятствия для поддержания консультативного контакта. Такое обсуждение имеет смысл и для клиента, по­скольку помогает ему допустить нормальность своих отрица­тельных чувств, а также уменьшить их интенсивность. Важ­но помочь клиенту выразить отрицательные чувства еще и потому, что самому клиенту легче контролировать открыто выраженные чувства.
Например: «Вам нелегко было прийти для обсуждения этого вопроса, вероятно, Вы вообще не хотите сейчас ничего обсуждать. (далее – другая техника: убеждение) - Однако каждая встреча людей может иметь большой смысл и от вашей активности зависит, насколько Вы сможете использовать потенциал этой встречи».
Во втором случае мы оказываем клиен­ту эмоциональную поддержку. Например: «Вы испытывает облегчение, разрешив себе рассмотреть альтернативу и осознав, что Вы в большей степени определяете свою жизнь, чем думали ранее. Несмотря на то, что объективные трудности никак не изменились, Вы чувствует большую уверенность в своих силах».
4. Консультант обязан выражать также собственные чув­ства, возникающие в ситуации консультирования. Их воз­никновение представляет собой своеобразный резонанс на переживания клиентов.  Что наибо­лее лично, то наиболее общо. Вслушиваясь в свои чувства, возникающие в ходе консультирования в качестве реакции на поведение клиента, консультант может получить о нем много ценной информации. Выражение чувств помогает поддерживать глубокий эмоциональный контакт, в усло­виях которого клиент лучше понимает, как другие люди реагируют на его поведение.
Например: «Я тоже испытываю некоторое смущение и даже тревогу, затрагивая столь значимые для Вас вопросы, но уж лучше проговорить эту проблему, нежели она в виде малоприятных эмоций останется внутри Вас»
5. Порой надо помочь клиентам контролировать свои чув­ства, особенно когда они слишком интенсивны. Это касается как положительных, так и отрицательных чувств.
Паузы молчания
Большинство людей испытывает смущение, когда обры­вается беседа и стоит тишина. Она кажется бесконечно дол­гой. Так же и в ситуации консультирования женщин, берущих направление на аборт, консультант чувствует себя не­уютно при возникновении в беседе паузы молчания, по­скольку ему кажется, что он постоянно должен что-то де­лать. Однако умение молчать и использовать тишину в тера­певтических целях — один из важнейших навыков консуль­тирования. Хотя тишина в консультировании иногда означа­ет нарушение консультативного контакта, тем не менее, она бывает и глубоко осмысленной. Как известно каждому из повседневной жизни, хорошим друзьям не обязательно все время разговаривать, а влюбленные много времени прово­дят в молчании, что свидетельствует лишь о глубине их от­ношений. Для консультанта, научившегося быть чутким к различным смыслам тишины, вообще к тишине, и научив­шегося сознательно создавать и использовать паузы в кон­сультировании, молчание становится особенно терапевти­чески ценным, ибо оно:
— увеличивает эмоциональное взаимопонимание кон­сультанта и клиента;
— предоставляет возможность клиенту "погрузиться" в себя и изучать свои чувства, установки, ценности, пове­дение;
— позволяет клиенту понять, что ответственность за бе­седу лежит на его плечах.
Хотя спектр смыслов тишины в консультировании до­вольно широк, обычно различают "содержательное" и "бес­содержательное" молчание. В последнем случае увеличивается тревога клиента, он не может усидеть на месте, начинает нервничать.
Каковы важнейшие смыслы молчания в консультирова­нии?
1.  Паузы молчания, особенно в начале беседы, могут вы­ражать тревогу клиента, плохое самочувствие, растерянность из-за самого факта консультирования.
2.  Молчание далеко не всегда означает отсутствие ре­альной активности. Во время пауз молчания клиент может искать нужные слова для продолжения своего повествова­ния, взвешивать то, о чем шла речь перед этим, пытаться оценить возникшие во время беседы догадки. Консультан­ту также нужны паузы молчания для обдумывания про­шедшей части беседы и формулировки важных вопросов. Периодические паузы молчания делают беседу целенап­равленной, так как в это время мысленно выявляются существенные моменты беседы, резюмируются основные выводы. Паузы молчания помогают не пропускать важные вопросы.
3. Молчание может означать, что и клиент, и консультант надеются на продолжение беседы со стороны друг друга.
4.  Пауза молчания, особенно если она субъективно не­приятна как клиенту, так и консультанту, может означать, что оба участника беседы и вся беседа оказались в тупике и происходит поиск выхода из создавшейся ситуации, поиск нового направления беседы.
5.  Молчание в некоторых случаях выражает сопротивле­ние клиента процессу консультирования. Тогда оно по отно­шению к консультанту имеет манипулятивный смысл. Здесь клиент ведет игру: "Я могу сидеть как камень и посмотрю, удастся ли ему (консультанту) сдвинуть меня".
6.  Иногда паузы молчания возникают, когда беседа про­текает на поверхностном уровне и избегается обсуждение наиболее важных и значительных вопросов, которые, одна­ко, увеличивают тревогу клиента.
7.  Молчание иногда подразумевает глубокое общение без слов, оно тогда более осмысленно и красноречиво, чем слова.
Паузы молчания в консультировании поднимают вопрос: должен ли их прерывать сам консультант? Распространено мнение, что консультант должен прерывать пустое молчание и не спешить прерывать продуктивное молчание. Когда кли­ент умолкает и молчание длится долго, уместно замечание консультанта: "Вы молчите... Не хотели бы поделиться тем, что сейчас чувствуете?" или "Что важ­ное для себя Вы слышите в этом молчании?". Вместе с тем не следует забывать, что клиент сам отвечает за прекраще­ние молчания.
Предоставление информации
Цели консультирования достигаются также посредством предоставления клиенту информации: консультант выска­зывает свое мнение, отвечает на вопросы клиента и инфор­мирует его о разных аспектах обсуждаемых проблем. Достаточно подробно специфика предоставления информации по вопросам аборта отражена в первой части пособия.

Конфронтация
Каждый консультант время от времени вынужден в тера­певтических целях вступать в конфронтацию с клиентами. Конфронтацию определяют как всякую реакцию консультанта, противоречащую поведению клиента. Чаще всего противостояние бывает направлено на двойственное поведение клиента: увертки, "игры", хитрости, извинения, "пускание пыли в глаза", т.е. на все то, что мешает клиенту увидеть и решать свои насущные проблемы. Конфронтацией добиваются показа клиенту способов психологической за­щиты, используемых в стремлении приспособиться к жизненным ситуациям, но которые угнетают, ограничивают становление личности. В центре конфронтации обычно ока­зывается стиль межличностного общения клиента, отражаю­щийся в консультативном контакте. Консультант обращает внимание на приемы, с помощью которых клиент старается избежать обсуждения важных в консультировании тем, ис­кажает злободневность своих жизненных ситуаций и т.п.
Выделяют три основных случая конфронтации в консультировании:
1. Конфронтация с целью обратить внимание клиента на противоречия в его поведении, мыслях, чувствах, или меж­ду мыслями и чувствами, намерениями и поведением и т.п. В этом случае можно говорить о двух ступенях конфронтации. На первой констатируется определенный аспект поведения клиента. На второй — противоречие чаще всего представля­ется словечками "но", "однако". В противоположность ин­терпретации при конфронтации прямо указывается на при­чины и истоки противоречий. Конфронтацией такого типа стараются помочь клиенту увидеть само противоречие, кото­рое он раньше не замечал, не хотел или не мог заметить.
Например:
Клиент: Я все хорошо продумала и все решила. Я знаю, какие последствия могут быть для моего здоровья, и вообще...
Консультант: Да, я чувствую вашу «твердость», однако Вы все же решили прийти для беседы, значит, какие-то сомнения и желание честно сказать себе: я сделала все, что могла, все же есть.
2.  Конфронтация с целью помочь увидеть ситуацию та­кой, какова она есть в действительности, вопреки представ­лению о ней клиента в контексте его потребностей. Напри­мер, клиентка жалуется: "Мой муж нашел работу, связанную с длительными командировками, потому что не любит меня". Реальная ситуация такова, что муж поменял работу по требованию жены после долгих ссор, поскольку на прежней работе он мало зарабатывал. Теперь муж зарабатывает доста­точно, однако редко бывает дома. В данном случае консуль­тант должен показать клиентке, что проблема состоит не в любовных отношениях, а в финансовом положении семьи, необходимости, чтобы муж больше зарабатывал, хотя из-за этого он вынужден часто бывать в отъезде. Клиентка не оце­нивает усилий мужа добиться большого благосостояния се­мьи и трактует ситуацию удобным для себя способом.
3. Конфронтация с целью обратить внимание клиента на его уклонение от обсуждения некоторых проблем. Например, консультант высказывает клиенту удивление: "Вы основательно рассмотрели ситуацию со своей стороны. Однако, всякий раз, когда мы прибли­жаемся к тому, что есть еще и  ребенок, Вы уходите в сторону".
Конфронтация является сложной техникой, требующей от консультанта утонченности и опытности. Она часто вос­принимается как обвинение, поэтому применима лишь при достаточном взаимном доверии, когда клиент чувствует, что консультант понимает его и заботится о нем. Для правильно­го использования техники конфронтации важно знать и по­нимать ее ограничения.
1.  Конфронтацию нельзя использовать как наказание клиента за неприемлемое поведение. Это не средство выра­жения консультантом враждебности.
2.  Конфронтация не предназначена для разрушения ме­ханизмов психологической защиты клиентов. Ее назначе­ние — помочь клиентам распознать способы, которыми они защищаются от осознания реальности. Стиль психологической защиты мно­гое говорит о личности клиента, и здесь важнее понимание, а не разрушение, которое раздражает клиента и вы­зывает его сопротивление.
3. Конфронтацию нельзя использовать для удовлетворе­ния потребностей или самовыражения консультанта. Кон­сультирование не та ситуация, где консультант должен де­монстрировать свою мудрость и силу в целях самовозвеличи­вания. Задача консультанта не победить клиента, а понять его и оказать помощь. Неправильное применение техники конфронтации часто свидетельствует о том, что в процессе консультирования специалист решает личные проблемы.
Дополняя перечисленные правила, хотелось бы подчерк­нуть, что конфронтация с клиентом ни в коем случае не должна быть агрессивной и категоричной. Желательно чаще использовать фразы: "мне кажется", "пожалуйста, попро­буйте объяснить", "если я не ошибаюсь", которые выража­ют определенные сомнения консультанта и смягчают тон конфронтации.
Как отдельный вариант конфронтации заслуживает вни­мания прерывание повествования клиента. Позволив клиен­ту свободно рассказывать, консультант не должен забывать, что не все сведения одинаково важны, что некоторые темы или вопросы следует углубить. Прерывание клиента возмож­но, когда он "перескакивает" на другие проблемы, не ис­черпав предыдущих. Если клиент изменил тему, консуль­тант может вмешаться с замечанием: "Я заметил, что Вы изменили тему. Специально ли Вы сделали это?" Однако частое прерывание повествования рискованно. Когда мы не позволяем клиенту рассказывать так, как ему хочется, то обычно не достигаем желаемого. Большинство клиентов склонны поддаваться руководству консультанта, поэтому постоянное прерывание порождает зависимость и тогда трудно рассчитывать на откровенность.

© Благотворительный Фонд «Семья и детство», 2008
url: http://bfsd.ru, e-mail, bfsd@mail.ru



Комментарии:
Lyn.Evans (14.01.14 02:53): Добрый день. Прошу прощения за беспокойство и повторы. Какое это великое счастье - ЖИТЬ, Существовать в мире, дышать, видеть небо, воду, солнце! (И. Бунин) Вот проблема. ВАШЕ мнение и как быть? РИСК собою - дело личное, РИСК Термоядерного ИСПЕПЕЛЕНИЯ Землян - ПРЕСТУПЛЕНИЕ. "Некому будет судить", - это чудовищный ЦИНИЗМ отца атомной бомбы Оппенгеймера, признание им ГИБЕЛИ всех ЛЮДЕЙ от ЯДЕРНОГО маразма, под стать и его ПАЛАЧЕСКИЙ морализм: "Я - СМЕРТЬ, великий разрушитель МИРОВ, несущий ГИБЕЛЬ всему ЖИВОМУ". Не атом, УЖАСЕН наш пофигизм: ЖЕРТВЫ Хиросимы, Нагасаки, АЭС Чернобыля, Японии. Вот и ФАТАЛЬНО безответственные ОТЦЫ Большого Взрыва рискуют КРЕМАЦИЕЙ Планеты. Любой взрыв - СТИХИЯ. Цена СТИХИИ Большого Взрыва - термоядерный ХОЛОКОСТ МИРА. Уму непостижимо! Ядерщики зная, ДОПУСКАЮТ РИСК Термоядерной КАЗНИ Человечества. ФАНАТИКИ Большого Взрыва РИСКУЮТ самым главным Правом Землян - Правом на ЖИЗНЬ. Игнорируя оппонентов и УГРОЗЫ 96% ТЕМНОЙ энергии и материи от всего Мироздания (всех звезд и Земли осталось ~4%), Ядерщики Большого адронного коллайдера ЦЕРН и др. творят ТЕРМОЯДЕРНОЕ безумие: БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ Земли (ОАЗИС Жизни Вселенной). Нет ПОНАРОШКУ Большого Взрыва - ВЗРЫВ коллайдера и МИР ИСЧЕЗНЕТ. Разум! Где ты? Чёрные ДЫРЫ? Аннигиляцию Материи? Термоядерный Большой Взрыв? Какую КАТАСТРОФУ РАЗВЕРЗНУТ ради "Нобелевки" ШЕФЫ коллайдеров ТЕРМОЯДЕРНОЙ провокацией 96% ТЬМЫ? Теватрон США потряс: поправ МОЩЬ коллайдера струи частиц ТЬМЫ вырвались НАРУЖУ. Мрак НЕБЫТИЯ от провокаций Большого Взрыва РЕАЛЬНЕЙ искорки Жизни во Вселенной. Выходит, чем вероятней ЖИЗНЬ, тем верней наше НЕБЫТИЕ от коллайдерной АГРЕССИИ. Видимо, ГОРДЫНЯ ума ядерщиков ПОДАВИЛА инстинкт самосохранения, УБИЛА совесть. Не одними коллайдерами движима НАУКА Мироздания. Следует, оградив ядерщиков от ПРЕСТУПНОГО риска, развить НЕОПАСНЫЙ поиск ИСТИНЫ, изучая всеобъемлющий КОСМОС. Никакие дела ядерщиков не стоят Землеубийства. Символичны ПРОВАЛЫ безопасности "от ДУРАКА" в ядерной отрасли и АВАРИЯ от кусочка булочки СУПЕРКОЛЛАЙДЕРА ЦЕРН. Похоже, коллайдерно-термоядерные игры ВЫЖГЛИ иные МИРЫ. Ау! Вселенная! МЫ ОДНИ. Чтобы отвратить коллайдерно-термоядерное сожжение ВСЕХ НАС - ПРОТЕСТУЙТЕ! Люди! Спросите себя: "Если не Я, то кто?" Очнитесь же! Проявив волю, одолевая апатию, свершите ПОСТУПОК, разошлите СВОЙ или этот ТЕКСТ и возобладает торжество ЖИЗНИ! P.S. Прошу, рассылайте, есть надежда - уже ликвидирован опасный коллайдер Теватрон. Вещий.
Ваше имя:

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика