изготовление сайтов Червоноград

Дискуссионная секция № 2 «Семейные ценности в современном информационном пространстве»

 

Евгений Витальевич Муравьёв,
первый заместитель министра информационных технологий, связи и средств массовой информации Нижегородской области

Больше позитива должно попадать в общественное сознание

Добрый день, уважаемые друзья. У нас сегодня тема очень важная – как мы в нашем сегодняшнем мире пытаемся формировать семейные ценности в нашем обществе. Колоссальные проблемы возникают сегодня в нашей жизни. Мы всё это видим. Они зависят, может быть, не только от нас, но и от понимания важности вот этой проблемы, которая сегодня существует. Мы, по сути дела, сегодня говорим о будущем нашей России. И каким оно будет, наше будущее зависит от нас всех. И тема у нас такая важная и интересная – средства массовой информации. Мы всегда думали с вами и понимали, что СМИ не только информируют, но и формируют наше общественное сознание. Каким образом они это делают? Вопрос открытый для всех нас.

Мы все внимательно смотрим программы телевизионных каналов сегодня и можем дать каждый свою оценку тому, что сегодня видит наше молодое поколение, что мы сами видим и как мы это всё оцениваем. Сегодня появился ещё такой ресурс – он не сегодня появился, но ресурс довольно любопытный – это интернет-пространство. И, слава Богу, законодатели уже озаботились серьёзно этой темой. Это такой ресурс, источник информации, где можно получить всё, по сути дела. Поэтому говорить о том, что кто-то как-то формирует, очень уже сложно становится. Формирует вот эта среда. Что в этой среде происходит, наверное, каждый из нас может по-своему откомментировать. Конечно, в правительстве эту тему прекрасно все понимают, от губернатора до министров. У нас, напомню, создано специальное министерство, вот министр здесь присутствует, который ведёт большую работу, реальную конкретную работу по поддержке всех этих проектов. Помимо этого, конечно, мы пытаемся работать с руководителями средств массовой информации в данном направлении. Какие-то результаты есть у нас. Естественно, я могу долго говорить здесь о каких-то конкретных проектах. Но приведу просто несколько цифр, которые мы для себя посчитали, реально посчитали, посмотрели, что же у нас происходит. А такое важное событие, как наш форум становится каким-то новым толчком, импульсом к переосмыслению, к пониманию того, что происходит, к пониманию, необходимости решать те проблемы, которые мы сегодня обсуждаем. И спасибо Фонду Андрея Первозванного, который нас подвиг на эти дела. Я просто приведу цифры, которые мы посчитали вместе с пресс-службой правительства. У нас только в этом году почти 1500 материалов, опубликованных в позитивном плане на эту тематику. 1500 – мне кажется, много. В областных СМИ мы цифру даём: 355 публикаций, в «районках» – где-то 896. У нас есть ещё центральные газеты, которые имеют свои вкладки в Нижегородской области: «Комсомолка», «Аргументы и Факты» трактуют по-своему, но всё-таки какие-то процессы происходят. И здесь тоже немало публикаций идёт на эту тему.

 Конечно, мы особое внимание уделяем работе с телевизионными проектами, с телевидением, с руководителями телевизионных средств массовой информации и пытаемся вместе придумывать какие-то проекты, программы, которые могут иметь важное значение и формировать ту позитивную нотку, которой нам сегодня, как мне кажется, в этом ключе сильно не хватает. Мы насчитали всё-таки за этот год чуть более двухсот сюжетов, немножко мы сдвинулись с мертвой точки. Конечно, цифры сами по себе ничего не дают и не говорят. Много это или мало – можно по-разному оценивать. Тем не менее какое-то понимание этой ситуации, понимание целей и задач, которые стоят перед нами в формировании семейных культурных ценностей, традиций всё-таки есть.

И вот, чтобы противопоставить потоку, не всегда позитивной информации, которая льётся у нас со всех иных источников, мы пытаемся показать какие-то моменты, которые сыграют свою, как нам кажется, позитивную роль. Хочу сказать, что у нас в этом году был объявлен конкурс. В прошлом году тоже объявляли конкурс по теме семейных ценностей. Четыре номинации мы объявили. Одна номинация называлась «Чудо материнства», вторая – «Дом, наполненный теплом», третья номинация – «Семьи защита и опора» и четвёртая – «Добрые традиции семьи». Я не буду перечислять здесь победителей, участников, но конкурс объявлен и более ста журналистских работ – это тоже, наверное, о многом говорит – более ста журналистских работ прислали на этот конкурс его участники. Причём здесь печатные, электронные – все СМИ и руководители, и все прочие. Конкурс проводили вместе с Союзом журналистов Нижегородской области. Результаты хорошие. Думаем, что эту традицию мы будем развивать и дальше и стремиться к тому, чтобы какой-то позитив у нас всё-таки попадал в общественное сознание. Ещё раз хочу сказать, что его сегодня недостаточно. И, наверное, мы не всё делаем для того, чтобы наше поколение получало ту информацию, которая потом поможет им в жизни правильно, грамотно совершать поступки. Вот на этом я бы поставил точку. Спасибо.

 

Галина Васильевна Попкова,
руководитель проекта «СМИ» Всероссийской программы «Святость материнства»

О работе со СМИ в Красноярском крае

Добрый день. Я также приветствую всех здесь присутствующих, такое высокое собрание. И несколько слов о том, как наша программа зародилась. Как уже Елена Вилорьевна Пузова сказала, идея эта родилась в Красноярске. Красноярский край не только является географическим центром нашей Родины, России, но ещё и тем самым фактором,который сейчас называют «средней температурой по больнице». Так вот, средние показатели – экономические, политические – ориентируются именно на наш край не случайно, в том числе и демографические. Представьте себе, что территория Красноярского края может вместить одиннадцать Франций. И на этой территории из одиннадцати Франций проживает всего чуть больше трёх миллионов человек. Проблемы демографии. Ну, понятно, Сибирь – это богатейшие ресурсы. И проблемы трудового населения, то есть населения Сибири, существовали и при царе, и при советской власти. Но если раньше в Сибирь ехали либо «за туманом», либо «за длинным рублём», то романтиков сейчас у нас стало меньше, а «длинный рубль», как опять же показатель по всей России, в Красноярском крае имеет только 12% населения, а остальное население живёт, так сказать, в среднем достатке. Поэтому проблемы демографии стоят очень остро. И не случайно в 2006 году, когда вот такое общественное движение стало зарождаться, в первую очередь стали говорить о том, что необходимо поднимать вопросы демографии, нужно работать индивидуально с людьми и прежде всего бороться с абортами.

 Центральным направлением, центральным проектом нашей программы стал проект «Ты не одна». Я не буду много говорить о наших проектах, потому что у вас у всех есть блокноты и вы можете это прочитать. Очень коротко скажу. Вот результаты за 5 лет по доабортному консультированию, а начиналось с одного внештатного психолога при одной женской консультации. Вы знаете, что в ноябре прошлого года принят уже федеральный закон и министерскими приказами утверждён этот опыт доабортного консультирования женщин, оказавшихся в кризисной ситуации, а беременность – это всегда кризисная ситуация для женщины. Но этот проект рассчитан на индивидуальную работу психолога либо с одной женщиной, либо с её семьёй, то есть всё равно с одной как бы единицей.

А что делается в информационном пространстве страны? Поэтому вслед за этим стало ясно, что необходимо работать с большой аудиторией. А работать с большой аудиторией могут только средства массовой информации либо – сейчас забытое слово, которое недавно, буквально в пятницу, прозвучало из уст Медведева, – «пропаганда». Тем не менее нужно было пропагандировать семейные ценности и среди детей, и среди молодёжи – в любом возрасте. Поэтому появились такие проекты, как конкурсы по нескольким номинациям. И мотивацией для участия в этих конкурсах стали не только выставки фотографий, вы вчера видели фрагменты таких выставок, выставки народного творчества, но и возможность быть опубликованным в книге. То есть следом за проектом конкурса появился и конкурс издательский. И вот те две книги, которые последними у нас вышли, – первый и второй тома трёхтомника «История России в семейных преданиях». Вот главный редактор этого издания сидит здесь в зале. Когда она первый том ещё завершала, когда мы ещё только в типографию его несли, журналисты спросили у неё: «Что вы можете сказать о проекте?» Она ответила: «Я научилась Родину любить». Это человек уже за сорок. Самое главное достоинство этих книг: история России соткана из истории каждой семьи. И когда об этом пишет ребёнок, и когда об этом пишет журналист или даже писатель умудрённый, достоинство в том, чтобы сохранить их стиль. Вы понимаете, что так искренне мог написать только ребёнок о своей семье, о своих прадедах и отцах.

Конечно, вслед за конкурсами нужно ещё слово сказать о проекте «Волонтёр». Чем, например, наше волонтёрское движение программы «Святость материнства» отличается от других волонтёрских движений, которых очень много, в чём особенность этого движения? В первую очередь, в том, что мы пытаемся наших волонтёров обучить на практике семьеведению, курсу семьеведения, который мы пытаемся сейчас ввести везде: в университетах и в школах. То есть сначала читаются лекции. Профессор психолог Нургалиев у нас читал эти лекции, но, к сожалению, в Москве в этом году уже будет читать. У нас ещё есть профессора, слава Богу, поэтому всё равно этот курс будет продолжаться. Каждая ситуация, когда волонтёры приходят в детский дом, сталкиваются с каким-то ребёнком или приходят в больницу, – вот эта жизненная ситуация конкретного человечка потом обсуждается, обыгрывается для того, чтобы студенты понимали, что же такое семья, из чего складывается счастье семьи, нужно это или нет. Вот этим отличается наш проект «Волонтёрство».

Ну и, конечно, я считаю, что самым, пожалуй, на сегодняшний день важным является проект, который в 2006 году мы кратко назвали «СМИ». Мы любим говорить коротко. Но сегодня, конечно, тематически это всё-таки информационное пространство, то есть всё информационное пространство и семейные ценности. Я не буду говорить о том, что наделали журналисты. Лучше журналистов об этом не скажешь. Они свой опубликовали в прошлом году, что они натворили за 20 лет. Но хочу обратить внимание на цитату Александра Тимофеевского: «Прекрасный мир в действительности был населён ворами и жуликами, которые были ещё и чуть-чуть убийцами. Одной из задач газеты было заставить их забыть об этом, сотворить над ними социальную реабилитацию и быть подальше от народа».

Все эти шесть лет, как существует проект «СМИ», мы как раз и пытались заставить вернуть журналистское сообщество к этой самой социальной ответственности за то, что творится на экране и что творится в информационном пространстве. Но самое-то страшное… вот сейчас Ольга Владимировна Носкова хорошо сказала, какой же будет заказ от общества. Самое-то страшное, что заказа от общества журналисты не слышат. Не слышат. Почему? Я сейчас скажу. Извиняюсь, что коротко буду говорить. Цель проекта «СМИ» у нас была – формирование позитивного просемейного контента. Это наш заказ. Мы хотим видеть, какая семья – это ячейка общества. Какое мы общество строим? Мы понимаем, что мы строим. Эпоха глобализации. А дальше что? А дальше каждый отвечает за себя. Я захожу на фейсбук в нашу страничку в интернет и каждый день я вижу 10 позиций, как устроить счастливую жизнь. И самое первое: ты никому ничем не обязан, и никто ничем не обязан тебе. Это что значит? Я не обязана своим родителям? Я не обязана своим предкам, которые мне дали всё? Вы понимаете? И это наше информационное пространство.

Значит, цель понятна. Как реализовать такие цели? Механизм реализации. Начиналось с Меморандума о формировании семейных ценностей. Мы подписали эти меморандумы. Первый был подписан в 2007 году. Меморандум и общественные экспертные советы как механизм были разработаны совместно с журналистами Красноярского края. Потому что социальная ответственность – это всё-таки понятие, оно же не у всех исчезло, и нас поддержали журналисты. За образец, когда мы создавали общественные экспертные советы, мы взяли известные советы прессы за рубежом. То есть это как бы саморегуляция. Значит, цель была такая: мониторинг контента СМИ с точки зрения общепринятых морально-нравственных норм, взаимодействие совместное на каких-то определённых этапах. Это сыграло свою роль. Сыграло свою роль в каком плане? Вот известные журналисты нашего края и психологи, которые входили в общественный экспертный совет, и мы анализировали тот контент, который создан в Красноярске, обращались к журналистам. Я сразу буду говорить, почему в тех регионах, где они есть, и дальше не срабатывала эта система. Потому что, если у нас, извините, Уголовный кодекс в стране не почитается, у нас законопослушание не воспитано в государстве, то невозможно действовать так, как в зарубежных странах, когда совету достаточно только сказать: «Ребята, вот это неправильно. Это делать не надо». И это будет первым наказанием, а дальнейшим, страшнейшим наказанием будет публикация в газете. У нас, к сожалению, можно в газете много говорить о том, что вы делаете, что вы творите, нельзя это говорить детям, нельзя насиловать страну бутылкой в течение двух недель, рассказывать остальные подробности – не работает. Почему не работает? Вот эта проблема общества остаётся и дальше.

Значит, что нам удалось достичь вообще в работе общественного совета? Мы поняли, что две вещи не дают эффективно развиваться общественным советам в регионах. Их же много создавалось с 2006 года. Это отсутствие экономической подоплёки. Вы знаете, что зарубежные общественные советы имеют экономическую составляющую. И второе: конкретно отсутствие власти. Поскольку морально-нравственные устои не срабатывают, то, что за рубежом происходит, то как воздействовать? Поэтому мы пошли по такому пути. Хотя первоначально была установка не сливаться с органами власти, а быть именно вот в этой структуре «власть – СМИ – общество», стало понятно: чтобы на эти СМИ повлиять, нужно всё-таки присоединиться к власти. И поэтому мы стали входить в федеральные и региональные органы власти, в первую очередь в комиссию по рекламе при Красноярском отделении УФАС. Ну, вы знаете, наверное, благодаря работе нашей комиссии, от нашего ОЭС туда входит 8 человек. Мы так потихоньку вовлекали, вовлекали тех, кто нам было нужен, наших сторонников привлекали туда. Что там разворачивается на этих заседаниях, не буду пересказывать, но потом это выливается на страницы газет и даже телевидения и интернета. Когда начинают говорить: «О, священнослужители Красноярского края опять против секс-услуг» и т. д. И вот эта ответная реакция. Но тем не менее такого количества судебных актов по отношению к рекламе, как в Красноярском крае, нигде не было зафиксировано. Это официальная статистика по прошлому году. Наше УФАС занял первое место по этому. Я думаю, что это работа нашего общественного совета в том числе, что мы смогли этого добиться. Мы вошли в состав Совета по информационной политике, в Совет по культуре и в другие советы, где есть рычаг действия.

 Но вы знаете, что с региональными каналами – разобраться легче. Вот будет выступление нашего председателя ассоциации телевизионщиков региона, она немножко подробнее об этом расскажет. Сложнее работать с федеральными каналами. Если почитать ответы, которые мы получили из всех федеральных московских органов власти, ну, кроме фракции Миронова из Госдумы, то, знаете, волосы дыбом встанут от того, как относятся, говоря при этом о семейной политике и о нравственном здоровье населения.

И к чему я хочу подвести, заканчивая своё выступление, о чём бы я хотела сказать ещё. Вот существует, принята программа о развитии семьи до 2025 года. Это очень хорошая вещь, где прописано чётко создание просемейной политики, информационной политики. Но она останется на бумаге, если не будут реализовываться нашими общими усилиями, усилиями власти, СМИ и общества, и если СМИ не повернутся к нам и не услышат наши потребности. Не насилуйте наших детей. Вот буквально полгода назад моя знакомая, тоже госчиновник, сказала: «Не могу смотреть «Доброе утро», вот не могу. Кроме названия, доброго ничего в ней нет, в этой программе».

В самом деле, начинается с новостей, где кто убил.

Сегодня я поздравляю нижегородцев, они уже перешли на цифру, хотя тоже поздравление такое немного… Ну, переходите, у вас как-то быстрее. У нас немножко помедленнее. Но мы-то с ужасом этого ждём. Потому что при наших просторах – 56 районов – переходя на цифру, мы разрываем информационное пространство. Оно у нас и так разорвано. Но мы его ещё больше разрываем. Поэтому сегодня возникает огромная проблема у телевизионщиков. Кто останется в цифре из 8 городских и 44 районных частных телевизионных компаний, и чем они наполнят свой контент? Так вот что мы сделали. Давно уже мы создали базу. Поскольку мы работаем с семьями творческими, я рассказывала о наших проектах, мы привлекли и другие общественные организации, которые тоже занимаются просемейной политикой, для того чтобы создать интересную информационную базу. Вы знаете, ведь просто так каждый день на экране показывать счастливую, хорошую семью – смотреть не будут. Нужно ведь очень чётко выстраивать эти позиции, очень тонко к этому относиться. Поэтому нужно много всего хорошего. А у нас в стране много создаётся. Вот вчера опять посмотрела на наши проекты короткометражных фильмов. Где на экране мы видим итоги всех этих наших кинофестивалей? А ведь это тот самый контент, который мы должны создавать.

Общественные экспертные советы могут называться как угодно. Но это должен быть какой-то орган, который и будет нести народную мысль, будет давать заказ СМИ. Это мониторинг, это содействие семье в формировании контента, о чём я говорила, это консультации по очень важному вопросу информационной безопасности, и здесь без психологов не обойдёмся, потому что написать 12+ – это мало, нужно работать с журналистами и со всеми, с психологом, ну и, конечно, необходима какая-то общая база общественного контента.

Для того чтобы реализовать все эти проекты, у меня есть такие предложения. Вот хорошо показали: поезд здоровья ездит. У нас столько университетов, у нас столько журфаков. Здесь сидит такое прекрасное сообщество. Давайте мы создадим поезд такой информационный. И на следующий год хорошо бы объявить конкурс проектов идей молодёжной передачи, чтобы молодёжь сама показала, какую передачу просемейную она хочет видеть, какой эта передача должна быть. Я понаблюдала вчера. Самый сложный доклад Юрьев читал, показывал трагедию – пять лет у нас осталось, и то сомневаюсь, что осталось. Но пять лет – и мы оказываемся беззащитны. Это безопасность России. Сидят рядом со мной трое молодых журналистов – встали и ушли, им это неинтересно. Поэтому вот моё предложение: на следующий год организовать конкурс проектных идей для молодёжной передачи. Но прежде, чем его проводить, провести, наверное, вот такой круглый стол, может быть, в онлайн-режиме, может быть, ещё какими-то способами, с прекрасным сообществом, общественностью, дискуссии, лекции, семинары, мастер-классы, где бы обязательно освещались и действия власти. Много власть делает? Много делает власть. Но мы этого порой не видим просто потому, что власть еще и просит СМИ это показать, то есть помогает СМИ в создании такого контента. И показать то, что хочет общество. Большое спасибо за внимание.

 

Ольга Николаевна Савинова,
заведующая кафедрой журналистики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Информационно-развлекательная индустрия навязывает ценности, чуждые российской ментальности

Уважаемые коллеги, уже разговор наш идёт по профессиональному руслу. Обобщив очень кратко вчерашние идеи нашего пленарного заседания, можно констатировать, что современная семья сегодня переживает ряду угроз. Это аборты, измены, сожительства, распространение гражданских, гостевых и прочих браков. Специалисты называют это нравственным кризисом, который сегодня переходит в средства массовой информации. И первый мой тезис в том, что современные СМИ сегодня не только фиксируют нарушение иерархии ценностных приоритетов в обществе, но, к сожалению, и сами участвуют в процессе их девальвации. Информационно-развлекательная индустрия навязывает сегодня ценности, чуждые российской ментальности. И поэтому всё больше в общественной повестке дня акцентируется внимание на вопросах духовно-нравственного здоровья нации, воспитания подрастающего поколения на основе традиционных ценностей. Активизировалась сегодня деятельность общественных организаций, целого ряда общественных организаций в регионах по всей России. И деятельность Фонда Андрея Первозванного подтверждает, что сегодня эти вопросы стоят в общественной повестке дня.

В Нижегородской области программа «Святость материнства» идёт с 2011 года, после визита официальной делегации Фонда во главе с Натальей Викторовной Якуниной, Сергеем Евгеньевичем Щеблыгиным, в составе была член Фонда Светлана Ивановна Маркелова, которая сегодня принимает участие в работе нашего круглого стола. В рамках этого визита у нас состоялся круглый стол со всеми руководителями ведущих средств массовой информации Нижегородской области на тему «Формирование традиционных семейных ценностей», и мы подписали Меморандум, о котором говорила моя коллега из Красноярска. Мне кажется, один из главных позитивных моментов, этой программы то, что в обсуждении проблемы СМИ вовлечено само журналистское сообщество. Это очень важно.

Каким образом реагировать и влиять на эти проблемы, на корреляцию информационной политики? Мы уже видим, что в России идут разные практики. Вот в Красноярске создали общественный совет, и сегодня об этом рассказывала Галина Васильевна. В 11 регионах России, вслед за подписанием Меморандума, были созданы советы. Мы в Нижегородской области такого совета не стали создавать. А не стали его создавать, потому что сочли, что есть более высокая нравственная норма и как бы планка для журналистского сообщества, – это формирование редакционной политики и практика саморегулирования самим журналистским сообществом этих вопросов. А для того, чтобы каким-то образом понимать, как идут эти процессы, мы, я имею в виду кафедру журналистики Нижегородского госуниверситета, в течение уже 2011-го и этого года, ведём активный мониторинг нижегородских и федеральных СМИ.

Основные цели и задачи исследования здесь представлены. Я с учётом времени хотела бы сказать об основных трендах, основных векторах семейного дискурса, которые мы зафиксировали в наших газетах. Мы рассматривали областные, районные, городские газеты. Здесь присутствуют мои коллеги из районов и городов области. И вот основные векторы дискуссии, районные газеты – мы здесь видим «Арзамасские новости», одна из ведущих тем областной и районной прессы –взаимосвязь времён, уважительное отношение к семейному опыту старшего поколения, тема династий, которые описываются в наших газетах, тема замечательных браков, это тема примера старшего поколения. Но не только. Внимание к опыту молодых, к молодым семьям. Это газета «Выксунский рабочий». Прекрасный конкурс, который они проводили, конкурс «Дружная семья». Газета стала лауреатом Фонда Андрея Первозванного, я думаю, вполне заслуженно. Внимание к проблемам молодых семей. Я не хочу сказать, что мы не освещаем эти проблемы в нижегородской прессе, это не так. Здесь освещаются и проблемы подготовки молодёжи к браку и семье. Кстати, это очень активно обсуждается практически во всех СМИ, в том числе, кстати, и православный пул, здесь пресса очень активно эту тему обсуждает. Это проблемы неполных семей, проблемы подготовки, проблемы работы с детьми в сложных ситуациях и мамочки, которые оказались в сложных ситуациях. Вот ещё один пример – «Земля Нижегородская», это вот буквально свежий материал этого года. Кстати, развивая идею (эта идея уже обсуждалась) не только ответственности материнства, но и ответственности в целом родительства, газета объявила конкурс рисунков и конкурс на лучший рассказ о папах. Мне кажется, это тоже очень интересный момент в расширении тематики «Святости материнства». Газета ввела рубрику «Святость материнства», регулярно наполняет её очень интересными материалами и, самое главное, продолжает те проекты, которые были ещё с ННТВ, – проект «Дадим дом детям».

Я думаю, что со мной согласятся присутствующие здесь представители региональных СМИ, не только Нижегородской области, но и России, что для многих региональных изданий внимание к семейной теме – это приоритетное направление редакционной политики. Здесь мы видим газету «Нижегородская правда», которая в своей газете вела детскую газету. А вот один из показателей: если с ребёнком вместе не стыдно взять газету, я считаю, это качественная газета. В «Нижегородской правде» они сделали врезку «Умка».

Внимание к православному календарю, внимание к проблемам семьи. Мы смотрели не только нижегородскую региональную прессу, но и наши центральные газеты. Вот если по детской игре «холодно – горячо», на что я хотела бы здесь обратить внимание. Тренд развития и вектор семейной тематики в центральных СМИ в основном акцентирует внимание читателей на проблемах неблагополучных семей. То есть мы начинаем как бы завлекать наших читателей. Тиражируется преимущественно, кстати, образ малодетной семьи. И вот заголовки центральных СМИ, они говорят сами за себя: «Муж принёс сына в жертву и дочь в жертву», «Дочь плачем довела мать до убийства» и т. д.

Я должна отметить, что здесь обсуждается и вот эта тема, вчера о ней говорили на пленарке: вечный выбор перед женщиной: семья или карьера. Реклама у нас вся направлена на то, что нужно быть успешной, нужно быть очень продвинутой. Всё-таки в большей степени идет такая акцентуация. Это не весь, конечно, тренд, но тем не менее основные тенденции мы видим.

Но самое главное, я думаю, на что мы обращаем внимание, согласитесь, коллеги, даже отдельные проявления позитивной практики в Нижегородской области, да и в целом в российских регионах – всё-таки они не решают проблемы в целом наполнения нашего информационного пространства. Наши телезрители, слушатели слушают и смотрят, читают не только наши районные газеты, они ещё и смотрят наши центральные каналы. В эпоху развития глобального телевидения, интернет-коммуникаций отдельные позитивные практики пока, на наш взгляд, не решают проблемы выравнивания дисфункций современного информационного пространства. И вообще мы заметили, одна из главных тем, к которой обращаются центральные СМИ и, в частности, телевидение, – это криминальные семейные темы. Я думаю, все мы телезрители, видим последние программы центральных каналов. Такие темы, как подростковый суицид, разборки в семьях, насилие над детьми и т. д. Я приведу социологические исследования, которые приведены в журнале «Власть»: «К 18 годам среднестатистический телезритель России видит 14 тысяч убийств на экранах телевидения, причём сцены насилия на отечественных каналах чередуются в интервале 6–8 минут». Это официальные материалы, которые были опубликованы. Это проблема не только нашей страны. На Международном общественном форуме «Диалог цивилизаций» на Родосе, где участниками секций по информационному пространству были эксперты из Польши, Соединённых Штатов, Великобритании, Германии, говорилось о транснациональном характере проблемы, связанной с процессом сохранения нравственного и культурного кода и формирования семейных ценностей.

Медиасреда, которая формирует информационное пространство, уважаемые коллеги, действует не автономно, она как бы в том историческом аспекте, журналистика рождает и освещает состояние среды, в которой она рождается и действует. Поэтому, мне кажется, что, несмотря на то что предметом обсуждения сегодня в СМИ являлись темы, которые раньше не обсуждались, мы ставим вопрос о корпоративной журналисткой позиции в сообществе в освещении этой темы. Я хотела бы сказать, что будущее за теми, кто сегодня качает люльку журналистскую. Я думаю, нужно обратить внимание, в первую очередь, на подготовку наших будущих студентов и ныне журналистов.

 И я хотела бы, с учётом времени, завершить рекомендациями. Я поддерживаю идею докладчика Юрьева о необходимости создания родительской ассоциации как ещё одной общественной организации, мнение которой должно учитываться в формировании и корреляции информационной политики. Учитываться должно мнение общественных организаций и, конечно, самых журналистов. Если говорить о развитии Всероссийской программы «Святость материнства», то я думаю, что в разделе «Информационное пространство» необходимо рассмотреть вопрос о создании сетевой системы обучающих семинаров для молодых журналистов с участием международных экспертов. У нас прекрасная программа «Волонтёрство», я здесь поддерживаю. Должна быть и программа обучающих семинаров для журналистов. Экспертному вузовскому сообществу, я имею в виду все вузы журналистики, вузовские кафедры, необходимо, конечно, регулярно проводить мониторинг там, где нет этих советов, но чтобы была такая экспертная оценка. Поддержать практику всероссийских конкурсов Центра и Фонда в поддержку журналистов. И то, о чём говорила уважаемая Ольга Владимировна, –государственный заказ, то есть поддержать информационные проекты, которые сегодня направлены на формирование духовных ценностей. Спасибо за внимание.

 

Наиля Рамазановна Маликова,
профессор кафедры теории и истории социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета

Пропаганда крайнего индивидуализма приводит к разрушению в массовом общественном сознании ценности семьи и материнства

Я бы тоже хотела ответить на тот вопрос, который поставила перед нами Ольга Владимировна. Каков социальный заказ общества? Во многом он и определяется тем, каким образом интерпретируется, даётся логическая интерпретация самого понятия «семья». И вот посмотрите, определение ведущего секции первой, Антонова, – это позитивный структурализм, и семья там понимается как общность, связанная отношениями супружества, родительства, родства, и это понятия о социальном институте первичном семьи. Если же средства массовой информации и журналисты ориентируются на определение либералистское, мультикультуралистское (вот у Энтони Гидденса, нашего британского коллеги, оно есть), то ставится невольно и задача откликнуться на множество всяких разных форм сексуальных отношений и почитать их современными семейными формами. Но российское общество, в общем-то, не готово, несмотря на прессинг, и права Ольга Николаевна, что это делается усилиями главным образом федеральных средств массовой информации и телевидения. Да, не готово, в общем-то, откликнуться позитивно на прессинг квазилиберальных средств массовой информации. И вы знаете, что подавляющее большинство россиян отнюдь не способно одобрять и признавать за паритетную ценность однополые, гомофилические союзы.

Ну, и Ольга Николаевна выступала перед нами, и мы видим, что Меморандум подписали 23 представителя средств массовой информации от 23 субъектов Российской Федерации в 2007 году. Но посмотрела я на список этих представителей СМИ. Федеральных телевизионщиков среди них не было. И это не случайно, потому что именно этими федеральными средствами массовой информации – увы – формируется символический образ семьи. Всё чаще и чаще идут свободные коннотации, что незарегистрированный союз – это, дескать, гражданский брак. Напоминаю, что гражданским браком считается тот, который заключён в ЗАГСе. Он и только он порождает определённые семейные правоотношения граждан двух полов, которые вступили в союз для создания семьи.

Каков тип аргументации в подавляющем большинстве федеральных СМИ в защиту нерегистрируемых добрачных и внебрачных сексуальных отношений? Дескать, это свобода отношений, свободные отношения, скреплять их должна не печать в паспорте, а любовь и романтика, ссылки на свежесть чувств, ссылки на необходимость испытательного срока, попробовать себя перед официальным браком, лёгкость расставания. Ну, подумаешь, поругались, поссорились, и можно спокойно разойтись. И потом постоянные апелляции к тому, что традиционный брак устарел, дескать, что свадьба – это дань традиции и семейные узы – тоже тому же. И идёт постоянное противопоставление даже максимальное, по оценочной шкале прогресс и регресс. Гражданский брак, понимаемый как свободные отношения, не регистрируемый – это путь к самосовершенствованию, а зарегистрированный брак – это, дескать, деградация.

Но давайте обратимся к социологическому, считающемуся либеральным и очень авторитетным и объективным экспертному сообществу, которое представляет собой социологический исследовательский центр, Левада-Центр. И что оказывается? Оказывается, россияне-то в подавляющем своем большинстве отнюдь не перестали уважать институт брака. И ценность семьи для подавляющего большинства, более чем для 2/3 россиян – это доминирующая ценность, на первом месте.

Мы провели в этом году, завершили исследование в пяти странах университетского студенчества в Чехии, России, Польше, Украине. И Россию представляли там три региона: Москва – столичные студенты, Бурятия и Поволжье – саратовские студенты. Так вот и здесь на первое место вышла ценность семьи, особенно в условиях кризиса, именно она обеспечивает поддержку со всех сторон. И мотивации для вступления в брак остались, в общем-то, практически неизменными. Это стремление воспитать детей, продолжить род, желание иметь рядом того, кто поймёт, поддержит в любой ситуации. Это спасение от одиночества. А вот романтические мотивы, которые были только что озвучены как доминирующие в контенте, в медиаконтенте, свободные сексуальные отношения – оказалось, что они на одном из последних мест. И по-прежнему сохраняется для каждого пятого и понимание семьи как нравственного долга. Но вот отрицательной стороной семьи в условиях рыночных отношений считается необходимость как можно больше работать для обеспечения материального благополучия семьи. И иногда это действительно воспринимается как бремя в современных городских условиях. Но против так называемых гомофилических союзов выступают более 2/3 россиян. И, кстати говоря, запрет на сто лет гей-парадов в Москве восприняли очень даже одобрительно тоже по результатам социологических исследований.

Ну, вот какие российские средства массовой информации созидают, а какие разрушают семейные ценности? Когда идёт активная пропаганда в средствах массовой информации эгалитарных в кавычках брачных отношений, в больших масштабах, то происходят определённые негативные социальные последствия, и они неизбежны: и рост разводов, и рост абортов, и сокращение детности, и увеличение количества безнадзорных детей. Мы вчера все слышали о том, что у нас в детских домах не дети без родителей, а социальные сироты в большинстве своём. И рост социального сиротства.

И как работают на это те самые федеральные программы телевидения, как способствует этому информационное интернет-пространство? Прежде всего, эксплуатируются образы гендерные, женские. Какие? С исключением каких-либо символических возвышенных образов материнства. Устойчивые сайты с детской порнографией, с гомофилией в интернете. Их запрещают, их чистят – на следующий день они появляются. Тиражируется и новый образ мужчины, который уже не отец семейства, а либо воинственный одинокий мачо, либо, напротив, некое такое женоподобное, вроде Зверева, стилиста, существо мужского пола, инфантильное, беспечное, безответственное, не стремящееся никого ни опекать, ни защищать, ни поддерживать. И такого рода пропаганда крайнего индивидуализма, тиражирование приводит, конечно же, к разрушению в массовом общественном сознании ценности семьи и материнства.

Как работают молодёжные ток-шоу на телевидении? Я привела несколько только популярных названий, но популярных в определенной среде. Потому что сначала идет тиражирование подобных образов, а потом идет так называемый рейтинг откатный. Все эти «любови на районе», «любови в универе», «Каникулы в Мексике» и т. д. Как там воспринимается первый ребенок? Как самоценность ? Нет. «Подзалетела» – как будто это случайный полёт бабочки. И переживания по этому поводу, крайне негативные переживания. После того как, я не знаю, каким образом, передача «Дом-1», «Дом-2» продержалась почти два десятилетия, но вот включили тему рождения детей, как бы пропаганду детства. Что происходит? Молодая мама неряшлива в быту, и это видно – разбросанные вещи. Круглые сутки под экраны мониторов она на высоченных каблуках, намазана, накрашена так, как будто не умывается круглые сутки. Бабушка, приехавшая на проект, в полном восторге, что и её тоже показывают на телебачении. Когда ребёнка кормят, купают, за ним ухаживают? Всё время мамаша беспокоится на этом телепроекте о том, какие у неё, успешные или неуспешные, отношения. И типичная семья эта, телевизионная, показываемая нам, молодая семья – это какие-то склоки, обвинения в хамстве и безразличии. И, кстати говоря, показ вот этих образцов хамского поведения.

 Но позитивный опыт тоже есть. Это наши нижегородские средства массовой информации, и брянские тоже. И пошло это оздоровление из регионов России. И слава Богу, что хотя бы провинция взяла на себя инициативу и в Красноярске, и в Нижнем Новгороде, и в Брянске, и в Смоленске начать эту работу. Но дело в том, что многомиллионная аудитория – это аудитория федеральных все-таки, прежде всего визуализированных, каналов. И это интернет-пространство. И тут нужно, конечно же, стремиться к тому, чтобы всё-таки контролировать этот контент в первую очередь. И хотела бы поддержать Ольгу Николаевну, когда она говорит о необходимости общественных советов экспертных. Экспертное сообщество, вы видите, оно объективно в своих результатах, выводах. И мы готовы сотрудничать, социологи, во всяком случае. Но вот меня всегда поражало и по отношению к другим проблемам, что у нас готовят спортивных журналистов на протяжении 70 лет на журфаках, а по другим актуальным, злободневным темам у нас никакой профессиональной узкой подготовки нет, и не осуществляется. Вот это печально. И мне хотелось бы поддержать идею, которую Ольга Николаевна Савинова озвучила, о необходимости не просто тренинга работающих журналистов, но и о подготовке уже в университетах на факультетах журналистики, включать и спецкурсы, и узкую специализацию. И только тогда можно обеспечить прорыв. И главным образом, тележурналистов. Спасибо.

 

Иерей Дмитрий Березин,
главный редактор православного журнала для пап «Батя»

Кризис института отцовства как одна из причин кризиса семьи и института семьи

Когда семь лет назад мы создавали этот журнал, особо ярко стояла проблема демографии, и мы задумались, а в чём же причина. Мы все говорим: кризис семьи, аборты, разваленные семьи. Мы пришли к выводу, что одна из важнейших причин – это отцы. Отцы отсутствуют в информационном пространстве как класс, можно сказать. Если вы возьмёте передачи, газеты, журналы, Интернет-сайты, посвящённые воспитанию детей, вы не найдёте там практически ни одного папы, меньше процента. И это на самом деле огромная проблема. И она существует вплоть до того, что находится в головах у людей. Возьмите формулировки наших круглых столов, законодательных актов, форума «Святость материнства», «Материнство и детство», «комната матери и ребёнка» – нигде нет отцов. Возьмите фотографии семей – там тоже в основном мамы, бабушки. Даже вот сегодня на презентациях показывали фотографии – очень маленький процент пап. Мы знаем по статистике: порядка 30 % семей развалены, это так называемые неполные семьи. Подавляющее большинство – это семьи с мамами. Огромное количество так называемых дисгармоничных семей. И большая проблема состоит именно в том, что отцы как класс, отцы в семейном пространстве, в том числе информационном, можно сказать, отсутствуют. Когда мы об этом задумались, это увидели, мы решили создать первое, и уже на протяжении шести лет оно единственное, издание для пап. Потому что все мужские издания, которые вы возьмёте, это издания о здоровье, о спорте, о машинах, ещё о чем-то. Там нигде нет детей. И вот мы решили попробовать. И постепенно работаем над тем, чтобы институт отцовства был в нашем информационном пространстве.

И первое, что хотели сделать, – не просто говорить о том, что папа это хорошо, это здорово. Никакому конкретному папе это неинтересно. Общаясь с живыми людьми, мы поняли, что папы, и в последнее время я всё чаще получаю этому подтверждение, папы не знают, что делать с детьми. Пойти в театр, пойти в зоопарк, пойти погулять, а как играть с ними, что с ними делать дома, очень часто просто опыта нету, даже своего личного. И естественно, что это как снежный ком накапливается. Постепенно дети этих пап, внуки всё дальше и дальше отходят от семьи. Это что касается нашего издания.

Что касается нашей сегодняшней темы, я думаю, сегодня много очень сказали про современные СМИ. Я здесь не буду на этом заострять внимание. Мне бы хотелось внести, поскольку результатом нашей сегодняшней деятельности должна быть некая резолюция, некий итоговый документ, то хотелось бы внести такие предложения. Первое, о чём опять же много раз говорили, что журналы, книги разрушают образ семьи, особенно федеральные. И, может быть, здесь бы на уровне Министерства культуры, Министерства связи и коммуникаций Российской Федерации предложить ввести приоритет при принятии решений о поддержке, в том числе финансовой поддержке, допустим, кинофильмов. Мы знаем, что огромное количество кинофильмов ужасного содержания выходит при поддержке Министерства культуры. И, может быть, здесь мы могли бы предложить все-таки задуматься Министерству культуры о том, что стоит положительные фильмы, хорошие фильмы, правильные фильмы финансировать. То же самое касается Министерства связи и коммуникаций в отношении печатных СМИ.

Дальше. Очень важно поддерживать молодёжные движения, которые учат ответственности и взаимодействию между людьми, такие как скаутское движение, летние лагеря, в том числе православные, спортивные, клубы исторической реконструкции. Почему? Потому что сегодня сказали, что мужчины инфантильны, безответственны или же наоборот какие-то гиперагрессивные. И вот в такие лагеря, –это одно из немногих мест в таких движениях, где мужчина может научиться быть действительно мужчиной, нести ответственность, в том числе за женщин, за девочек, проявлять волевые качества. Это то, чего так не хватает в городах современных.

Дальше. Важно формировать правильное отношение к семье и отцовству на таком вторичном уровне, допустим, на уровне игрушек. У нас был недавно круглый стол в Манеже на выставке «Православная Русь». И там подчеркнули очень важный момент, то, что мы уже детям даём, покупая куклы. Куклы современные – это кто? Это страшные такие с большими головами и глазами, с длиннющими ногами существа. Это классические Барби, Шрэки и т. д. Почему бы нам не сделать самим, может быть? Здесь очень много людей собралось, кто мог бы в этом поучаствовать, кого-то подтолкнуть. Куклы, где бы были папа, мама, дети, дом у них был бы. То есть на уровне сознания уже у детей бы закладывалось (да и у родителей тоже) определённое семейное отношение.

Дальше. Примеры в учебниках. Казалось бы, ведь на уровне уроков литературы, даже в учебниках математики примеры подчас ужасают. То есть даже там закладываются антисемейные отношения. И вообще как бы там нет ни мам, ни пап. Здесь бы тоже важно было эти моменты учитывать. Про литературные произведения я уже не говорю. Мы пытались вспомнить на круглом столе литературные произведения, кинофильмы, ну, такие общеизвестные, которые бы поддерживали семейные ценности, отцовство, – можно сказать, что практически ничего и не вспомнили. И это очень печально. В качестве рекомендации при предоставлении методическим пособиям грифов Министерства образования учитывать бы фактор наличия в них семейных ценностей.

И ещё один момент, который мы рассматривали: откуда дети современные, то есть будущие папы, узнают об образе семьи, какой должна быть семья. Мы выработали ряд моментов. Первый, естественно, своя семья. И это основной пример. Но статистика говорит о том, что, к сожалению, своя семья очень нечасто бывает достойным примером, который стоит воплощать. То есть учиться на примерах собственной семьи важно и нужно, и это обязательно. Но не всегда мы научимся правильному, и не всегда мы узнаем, так ли это надо делать. Второе: это семьи друзей, наши друзья, что тоже, в общем-то, входит в эту статистику. Дальше. Это средства массовой информации. Сегодня об этом и сказали, и много ещё скажут, я не буду на этом останавливаться. Там образ семьи тоже очень часто отрицательный, или отсутствует, или, более того, разрушительный. Особенно если мы возьмём подростковые журналы, это просто страшно. Дальше. Школа. В школе нет ни одного предмета, который бы говорил о семье, который бы учил детей. Мы учим математике, физике, химии, истории, это всё хорошо. Но учить создавать семью тоже, по-хорошему бы, надо. И был предмет «Этика и психология семейной жизни». Он сейчас не входит в обязательный стандарт, но тем не менее он существует, его никто не отменял. Но он нигде не преподаётся. И с этой точки зрения хотелось бы внести четвёртое такое предложение, чтобы всё-таки ввести в качестве обязательного курса семейное воспитание. Такой курс уже есть, он разработан в Екатеринбургской епархии. Он реализуется ещё в нескольких областях, в Белгородской епархии и области соответственно, он реализуется в рамках школ.

 И вот хотелось бы в качестве предложения к итоговой резолюции всё-таки настоять на том, чтобы этот курс «Семейное воспитание» существовал в качестве обязательного компонента, чтобы наши старшеклассники, которые так или иначе задумываются о семье, узнавали не о половом воспитании, слава Богу, что этого предмета уже нет, а узнавали о том, как знакомиться друг с другом, как начинать семью, что такое семья, что такое рождение детей, с какими сложностями они столкнутся, как их преодолевать. То есть такой хороший полноценный курс. И он есть. Его можно, конечно же, дорабатывать. Но вот хотелось бы предложить сделать и это тоже.

Ну, наверно, засим я закончу свой доклад. Сегодня много будет еще сказано. Если что, наш журнал называется «Батя». Мы всячески готовы к сотрудничеству, к дружбе. И пока это единственный журнал для пап. Я надеюсь, их будет больше. Благодарю за внимание.

 

Владимир Константинович Мамонтов,
президент редакции газеты «Известия»

Надо воспитывать привычку быть хорошим человеком

Я не делал специального доклада. Журналисты докладов как бы не пишут. Мне кажется, если у журналиста в голове есть, что сказать, он и так скажет. Я себе набросочки маленькие сделал.

Доклады прозвучали, очень интересные темы. Много очень важных мыслей. Я позволю себе просто чуть-чуть как-то высказать свои такие тезисные соображения по поводу журналистики, скажем так, или информационного пространства и заявленной здесь темы. Я думаю, что несколько сложнее проблема, чем нам иногда кажется. Дело в том, что мне нравится цитата Монтеня, приписывают её Монтеню. Возможно, придумал кто-то другой, бывает всякое. «Добродетель всегда требует себе награды, порок же приятен сам по себе». Это очень глубокая на самом деле, парадоксальная мысль. И враг, с которым мы тут с вами боремся так или иначе, имеет гораздо более глубокую и интересную природу, чем нам тут представляется, что нам кто-то что-то диктует и т. д.

Понимаете, когда многократно критикуемые здесь телевизионные федеральные каналы формируют свою политику, они, конечно, прислушиваются и к нам с вами и т. д., но они прислушиваются к голосу, который идёт, гулом идёт из страны изнутри, из людей, и в значительной степени они опираются именно на этот голос. И все программы, которые мы здесь с вами ругаем, получают высокий рейтинг, и их смотрят. Да, существует кольцо и цепь наркотического свойства, когда сначала этим людям, нам с вами, долго это показывают, потом мы к этому привыкаем, а потом требуем опять и снова. Да, безусловно. Но я бы сказал, здесь есть ещё одна интересная и более глубокая история. Вот мы с вами говорим: «Мы тут друг друга поддерживаем. Запрос общества есть на то, чтобы прекратить вот эту историю, то, сё, пятое, десятое». Я с вами согласен. Но ведь в базисном формате мы с вами периодически так легко говорим: «А мы базируемся на рыночном обществе». А у нас вузы все платные. А у нас в школе без денег скоро ничего невозможно будет сделать. Да деньги – главная ценность в нашей стране. И что, он с федерального канала, ребёнок, это узнаёт? Да нет. Он это от папы с мамой узнает, потому что папа с мамой, как бешеные, крутятся, пытаются заработать ему на то, на сё, себе на жизнь. Когда папе с мамой подчас заняться тем, о чём говорит – я очень согласен с батюшкой, который передо мной выступал: безусловно, надо тренироваться, учиться и папой быть, и инвалидам помогать. А когда? Одной рукой наша замечательная страна нас поставила всех в такую ситуацию, а другой поворачивается, так сказать, другая сторона Луны и говорит: «Вы будьте нравственны. А что же такое? А где нравственность?» И мы с вами, между прочим, здесь очень правильную вещь делаем, мы с вами это обсуждаем. И я призвал бы это делать со всей глубиной. Вот такая история.

Что мне нравится ещё в предыдущем выступлении? Что какое-то безумное количество народу занимается тем, что собирается состоять в различных комиссиях, запрещать, значит, ставить рамки, выводить на чистую воду. Вот давайте маленький пример. Давайте так уж сильно друг друга не запугивать. Давайте маленький просто пример из сегодняшнего обсуждения. Здесь приводили заголовки яркие. Как там? «Отец принёс в жертву дочь», «Кровавый труп, обнаруженный с утра» и всё такое. А я посмотрел заголовки. Я профессионально посмотрел заголовки газет, которые это побивать взялись. Заголовочки у нас такие: «Вместе дружная семья». Понимаете? «Хорошее дело – растить сыновей». Всё из советских песенок. Вопрос: мы победим, извиняюсь за выражение, эту тяжёлую историю вот такими нетворческими методами? Подождите минуточку, я же не перебиваю. Потом вы подискутируете. По-моему, это не творческие методы. Или не только это надо. Вот это единственная тональность, которая возникает у нас подчас в борьбе нашей, правильной, замечательной борьбе. Прекрасно. Подождите, Бога ради, вы уж дайте договорить, потом поспорите. Поспорите.

Мне кажется, что в нашем достаточно изощрённом мире воевать с противником, а противник у нас с вами обрисован в предыдущих выступлениях и очень точно обрисован, надо воевать более изощрёнными творческими, яркими, злыми подчас, методами. Потому что мы к нему только с добротой, а он, гад, к нам во всеоружии. Это очень важный момент, мне кажется. Вот здесь висит, я прошу прощения, я это сделал на коленке просто, пока ехал на другое подобное мероприятие. Это небольшая такая история фонда «Разумный Интернет». Жизнь меня привела к тому, что я ещё и директор фонда «Разумный Интернет», небольшая организация. Чем она будет заниматься, когда встанет на крыло уже окончательно? Мы твердо для себя решили: мы не будем входить ни в какие запретительные организации. Мы ничего не будем запрещать. Мы не будем входить ни в какие советы, которые ограничивают. Этого много. Таких полно. Что мы будем поддерживать? Мы будем поддерживать позитивный контент. Вот как только возникнет какой-нибудь очередной кто-то, мы увидим, бедненький, несчастный, но талантливый человек, который нам предложит «Смешариков» каких-нибудь, это единственный добрый нормальный человеческий проект на постсоветском пространстве среди мультиков. Или «Батя». Ну, мы не знаем. Есть ещё прекрасные проекты. Почему я так решил? Потому что я дедушка. Я дедушка двух внуков. Я смотрю, что они смотрят за последнее время, кроме блистательных советских мультиков. А нечего больше. Понимаете, мы все много говорим, мы запрещаем, мы понимаем. А где те, кто сделает нам этих «Смешариков», нравятся они вам или нет? Вот как только принесут и сделают.

Вот что надо поддерживать. Журнал «Батя» надо поддерживать. Многих сидящих здесь надо поддерживать всячески и на государственном, и на таком уровне. Потому что люди делают новый позитивный контент. Нравится он или нет. Вот сидит Лена Фортуна. Мы с ней долго выпускали одну интересную газету, которая до сих пор выходит тиражом 3 миллиона. И много мы с ней понаворочали там разного. Она меньше всех виновата. Я-то был там редактором. Сейчас она выпускает журнал «Родные люди». Это очень хороший журнал. Та газета, которую мы с ней сделали, продолжает себе легко выходить тиражом 3 миллиона и продолжает эксплуатировать всё ту же, заложенную тогда программу. А вот её журнал нуждается в поддержке. Это очень интересный момент. Можно сказать, ну, так, Лена, ты тоже более творчески подходи. Но там ведь как? Там же нельзя переходить определённую грань, добродетель-то требует себе награды, а порок-то приятен сам по себе. Борьба здесь серьёзная, поэтому и государство, и все желающие могут вполне помогать.

Последнее, в чём я хочу поддержать всех ораторов и закончить на этом. Здесь была такая идея, особенно батюшка хорошо сказал: привычка быть папой. Надо воспитывать привычку быть папой. Знаете, надо воспитывать вообще привычку быть человеком, хорошим человеком. Я писал сейчас полночи колонку для журнала «Фома», они попросили про инвалидов написать. И мне вспомнилась одна история. Я вот ей, собственно, и закончу. Мне вспомнилась одна история кавказского стола. Я приехал в одну кавказскую республику, а там тосты говорил прекрасный, яркий, интересный человек. Но он, даже не хочу говорить слово «инвалид», вот так природа, распорядилась, ему даже вилку-то держать трудно. А он активный общественный деятель. И вот мы встретились с ним ещё. Он прекрасный доклад по одному трагическому мероприятию написал. Очень хороший товарищ. И прекрасно говорит кавказские тосты. И он сказал блистательный тост. И у меня прямо сердце всё: как же он сейчас выпьет-то за это? Понимаете? Я вот сижу и думаю: как он выпьет? Представляете? Мне как-то горестно внутренне стало. Что же произойдёт-то? А это не первый раз. Вокруг него есть друзья, которые отлично знают, что надо делать. Он встал, открыл рот. Один ему рюмку туда, хорошую такую, водочки – хлысть. Он раз её. Второй ему огурчик туда – шмяк. Он – шмяк. Сели. Понимаете, в чём дело? Вот эти люди – простой такой пример кавказский тостовый. Но это привычка работать, даже не работать – жить просто с людьми нормальными, быть нормальным человеком. Вот это важно. Вот это бы надо как-то нам попробовать, повоспитывать в себе.

Последнее. Хочу другой цитатой закончить. Между прочим, из интернета вытащил. В интернете не всё так плохо. Вы знаете, можно при желании вытащить много интересного. Она мне сейчас нравится. Я про это думаю, уже написал кое-что про это и ещё напишу. Цитата звучит следующим образом: «Воспитывайте себя. Дети неизбежно вырастут похожими на вас». Это тоже очень важная мысль. Если нам всё, что мы тут ругаем, если нам это всё так не нужно, так плохо и так не ценно, как оно всё живёт? Как оно всё живёт и процветает? Удивительный вопрос. Ну, вот на этом вопросе, извините, ни на одном ответе, эта небольшая презентация моя крошечная, это наш девиз: «Любовь больше, чем like». Like, знаете, в фейсбуке это – ты «полайкал» и вроде как что-то ты сделал. А что ты сделал? Да ничего ты не сделал. Дети от этого не рождаются и не воспитываются и т. д. Делай одни «лайки», учись и умей учиться. Не слушай Мефистофеля. Это, кстати, очень важный момент, потому что диавол искушает – это правда. Постоянно искушает. Так что вот такая история. Спасибо.

 

Людмила Федоровна Адилова,
профессор кафедры политической социологии Российского государственного гуманитарного университета

Наши СМИ целенаправленно работают против семьи

Перед такой подготовленной аудиторией и тем более после того, как Владимир Константинович разогрел её... Я хотела бы обратить внимание на то, что сейчас глобализированные процессы создают такую неблагоприятную в принципе ситуацию для восприятия образа России в целом и российской семьи в частности. Отсутствие культурной компоненты, разгерметизация нашей культуры, тех традиционных основ нашего общества связаны и с глобальными процессами. Это то, о чём Владимир Иванович вчера говорил, о том, что это глобальная такая тенденция – раскол ценностей и социальная дезинтеграция, это общемировая тенденция. Но Россия имеет свою специфику, свои специфические условия, в которых мы оказались в результате вот этих социально-политических трансформаций. Когда мы наблюдаем дефицит духовных ценностей, ощущаем, что во всех сферах происходит ловкая подмена тех традиционных ценностей и смыслов, которые составляли сущность существования нашей нации и создавали идентификационные основы существования российского социума, что погружены в ту негативную информационную среду, плюс технологии развлечения, entertainment management, который перешёл и в политику, плюс реалити-шоу, ставка на зрелищность, развлечения и так далее, плюс треш-эстетика, эстетика зрелищности, эстетика ужасов… И вот этот формат нашего телевидения имеет свою собственную специфику. И это связано с тем, что у нас всё-таки не существует культуры создания образа, целенаправленного создания образа страны и образа семьи.

Очень часто ссылаются на Америку. Так в Америке еще в 70-е годы в Сенате Соединённых Штатов обеспокоились тем, что формируется негативный образ семьи, слишком много кошмаров и ужасов. И были заказаны где-то 600 исследований, и потом созданы исследовательские центры, которые доказали разрушительное воздействие негативной информации и негативной среды на благоприятное существование социума и на нравственные основы. И вот тогда была создана комиссия создано несколько университетов, которые занимались целенаправленно изучением воздействия того или иного информационного контента и формата на определённую целевую аудиторию.

В нашей стране были сделаны попытки; когда Миронов был Председателем Совета Федерации, тоже предпринимались попытки, для того чтобы создать этот институт. В Советском Союзе институт, где была квалифицированная аналитика информационного контента, существовал. После 91-го года он был разрушен. И вот такой аналитической составляющей в информационной среде нет. Да, есть мощная информационная структура, но она создаёт в глобальном информационном пространстве тот негативный образ, который работает не на нашу страну, а который работает против нашей страны.

И образ российской семьи – это будущее нашей страны, потому что битва за образ идёт, осуществляется очень профессионально в тех центрах, которые заинтересованы в нашем громадном пространстве. Нам вчера показали, какая доля населения у нас остаётся в будущем и какую территорию мы должны освоить. И вот именно без духовной компоненты, без институциональных подходов к формированию семьи и ценностей, которые артикулируются именно в семье и потом передаются в публичное пространство, мы не сможем сохранить нашу культуру и нашу цивилизацию.

Создание благоприятного медийного контекста предполагает именно формулирование государственной политики, семейной политики и информационной политики, которые должны быть нацелены на формирование образа мамы, папы, семьи и многодетной семьи. Потому что информационная среда – неравновесная среда: негативная информация доминирует над позитивной информацией, и пробиться в этом информационном поле, причём с нашим телевидением, где рейтинг решает всё…

Руководители телевидения говорят, что телевизор – это бытовой прибор: «Это как холодильник, вот вы открыли холодильник и взяли оттуда всё, что хотите, и пользуйтесь, употребляйте, вот мы вам создаём вот этот контент, а вот этот контент у нас как бы на выбор». Но они забывают о том значении телевидения и о той роли, которую оно всё равно играет в нашей жизни.

Вот я сейчас буквально два дня назад была в МГУ, там проходила очень интересная конференция на журфаке, где были представлены две презентации, которые сделали сотрудники Высшей школы экономики. Так вот, они доказывают, что наше телевидение как бы уже не влияет совершенно на формирование вкусов и предпочтений нашей аудитории, причём даже депрессивных наших регионов, они провели такие исследования в двух деревнях. Но другие исследования говорят о том, что духовное растление несопоставимо с теми заданными целями, которые сегодня артикулирует наше государство.

В российской традиции СМИ выступали проводниками определённых идей, они создавали ту среду, в которой можно было бы целенаправленно работать. Сегодня наши СМИ целенаправленно работают против семьи, против института семьи, и я это могу вам доказать. У меня есть очень много исследовательских материалов, которые свидетельствуют о том, что образ мамы создаётся негативный, образ девочки создаётся сексуальной, когда маленькая девочка говорит: «Достаточно ли я сексуальна? Достаточно ли я гламурна?» То есть вот эта гламурность и погруженность в это глобальное информационное пространство создает тот образ и те предпочтения, которые являются в дальнейшем поведенческими нормами. И вот эти поведенческие нормы формируют стиль жизни. А образы, работа с образами – это очень тонкая, профессиональная, такая индивидуальная вещь.

 Работа с управлением информационными потоками не предполагает, что мы создадим какие-то запретительные меры, хотя в данной ситуации… И пример Америки, и я вам могу сказать, что прежний президент Франции Саркози и Меркель договорились о создании единого учебника по истории, где были бы сформированы единые вкусы и предпочтения относительно европейской семьи, традиционной европейской семьи: мамы, папы и двух детей. Они там не претендуют на формирование образа многодетности, но тем не менее у них есть сбалансированная оценка и согласованный взгляд. Это взгляд в своё будущее.

Если посмотреть в наше будущее, то я обращаю внимание, Владимир Иванович выступал ещё на форуме «Диалог цивилизаций» в Греции, и он очень правильно заметил, что духовная компонента, которая формирует нацию, которая формирует образ страны, которая формирует образ будущего страны, вытягивает за собой все другие компоненты. У нас, к сожалению, пропаганда материальных ценностей, абсолютизация экономических компонентов привела к тому, что моральные, нравственные, этические нормы, как бы размываются. А эстетика нашего телевидения позволяет создать те негативные образы, которые мотивируют поведенческие практики, к сожалению.

Во всех странах мира есть запретительные меры: в Англии есть, во Франции есть… У нас есть Евразийская академия телевидения и радио, мы там с Китаем сотрудничаем, так вот в Китае с 2012 года уже приняты ограничительные меры, нацеленные на то, чтобы создавать социально-рентабельное телевидение, телевидение, которое работает под общественный заказ, работает на интеграцию общества и формирует ценности мобилизационного спектра, с помощью которых создаётся эта идентичность. То же самое сделано в Казахстане, когда количество развлекательных передач, различного рода ток-шоу уменьшается за счёт того, что создаются образовательные, воспитательные передачи. Путин тоже недавно сказал, что телевидение должно выполнять психотерапевтическую функцию. Но на сегодняшний день оно не лечит, оно только травмирует. И несмотря на выводы моих коллег о том, что оно совершенно не влияет на формирование ценностей и ценностных ориентаций наших людей, я не могу с этим согласиться. Потому что опасное нравственно-психологическое состояние возникает именно в условиях перехода, когда мы не знаем, куда мы движемся, с чем мы движемся, с какими ценностями, и если ещё разрушить основополагающие ценности, такие как семья, с помощью телевидения, то наше общество будет находиться в состоянии такой разбалансировки ценностной системы.

И поэтому, на мой взгляд, телевидение должно работать, телевидение и все средства массовой информации, отвечая, естественно, на вызовы времени, понимая, что ведётся мощная информационная психологическая война против России и против семьи, это понятно. И необходимо формировать модель успешной российской семьи. Если погрузить все эти технологии в модель успеха, а сегодня успешность – успешный средний человек, успешные люди на Болотной площади, успешные на Сахарова, здесь использовать новые креативные технологии и показать, что многодетность – это модно, успешная семья, нравственные ценности – это удобно, это даже выгодно. И прагматические составляющие – создать вот этот бренд, российский бренд с традиционной российской семьёй, где взять прагматические качества семьи и эмоциональные качества и погрузить их в информационное пространство, создавая те материалы, которые будут читаться и которые не будут навязаны чиновниками. Потому что чиновник тоже имеет свой интерес и разговаривает на казённом языке. И если только публиковать доклады, то они не будут никем восприняты.

Проведённые нами последние исследования показали, что семья не представлена в телевизионном контенте. Если 1,5% практически, эта доля совершенно минимальна, на региональном уровне, то на федеральном уровне 1,1% составляет тема семьи. Причём эти темы связаны с проблемными точками семьи, особенно многодетной семьи, это жилищные проблемы, невыплата соцпособий. И сегодня является модным – скандалы, интриги, расследования по поводу раздела имущества и раздела детей. Так вот, этой тематикой заслоняется основная ценность традиционной составляющей российской семьи. И исследование показало, что вымывается, искусственно вымывается содержательная палитра. И то, что на региональном уровне ещё подчеркивается какая-то национальная специфика, то на федеральном уровне полностью вымывается.

И последнее, на что хочу обратить внимание. Этот формальный подход свидетельствует о том, что всё-таки нужны и законы, нужны и информационно-аналитические центры, нужны институты, где будут анализироваться те материалы, их воздействие на общественное сознание, которое у нас уже сейчас есть.

Ещё Ильин когда-то говорил, что заболевание, оскудение человеческой духовности связано с тем духовным кризисом, который переживает человек. И мы сегодня находимся в таком кризисном состоянии. И выйти из этой ситуации мы можем только сами.

И вот последнее, на что хочу обратить внимание. Есть такое высказывание: «Мыши плакали, съедая кактус». Так вот, мы тоже с вами давимся кусочками этого кактуса, а никакие меры принять не можем, потому что нужна политика. И журналистское сообщество в данной ситуации должно работать профессионально, модно, если хотите, креативно, здесь нужны тренинги, обучающие и развивающие семинары, новая возможность подачи материала, размещение этих материалов и обучение новым методам воздействия на общественное сознание. Если хотите, это могут быть различного рода и пиар-технологии. И те традиционные наши способы воздействия и работы с массовой аудиторией, которыми богата наша страна. Спасибо.

 

Александр Владимирович Сысоев,
директор Приволжского филиала редакции «Российской газеты»

Нравственные ориентиры для СМИ

Здравствуйте. Я посмотрел список докладчиков, испугался поначалу, что только федеральные СМИ будут вызваны на эту трибуну. Тем не менее будет дано слово и региональным, местной прессе, и это отрадно. Спасибо организаторам за то, что некий баланс соблюдён. Почему напрягся – потому что упреки основные идут к федералам.

Тайны никакой не открою: любая пресса, любое медиа неоднородно. Есть качественная пресса, есть популярная пресса, есть тематическая пресса. И здесь, кстати, достаточно большое количество будет представлено коллег из тематических журналов, из профильных каких-то медийных структур. У всех всё по-разному. Я не журналист, я администратор. Когда меня попросили придумать тему доклада, первое, что пришло в голову, – это «Нравственные ориентиры для СМИ». Не для журналистики, а для СМИ. Потому что для меня однозначно, СМИ – это не только журналистика, это, прежде всего, извините за ругательное слово, бизнес. И тут правильно говорили о заказах. Сегодня заказчиком является либо владелец, либо заказчик. Общество в любом виде редко когда является заказчиком. Хотя примеры есть позитивные.

Вот сейчас, в настоящий момент, если вы пользуетесь современными мобильными средствами, вы можете открыть страничку «Российской газеты» и увидеть порядка 16 публикаций о деятельности форума «Святость материнства», с интервью участников, с заявлениями организаторов, VIP-персоны и так далее.

Я почему говорю о блогосфере – потому что в блогах обсуждают публикации, в блогах обсуждают тезисы выступлений – только, действительно, открыл блог, и, если мне будет позволено, несколько сообщений, потому что параллельно вместе с нами идёт дискуссия в блогосфере, я бы зачитал. Что отрадно, уже читатели блога из Красноярска обмениваются с читателями блога из Нижнего, на что-то сетуют, с чем-то соглашаются. Это прямо сейчас происходит всё.

Например, человек пишет: «Не совсем понятна тематика. Зачем семейные ценности вносить в современное информационное пространство? Они мои, семейные», как вариант, например. Человек просит, чтобы ответили на несколько вопросов: «1. Существует ли выраженная политика у конкретных СМИ относительно понимания семейных ценностей, нашедших отражение в редакционной политике? 2. Кто из нижегородских журналистов прославился в теме семейных ценностей? 3. Кому можно вручить премию от лица гражданского общества города на эту тему? Есть ли примеры в Нижегородской области защиты со стороны СМИ или иных общественных институтов семьи, семейных ценностей, материнства, детства? Хотелось бы увидеть это и узнать». Я эти вопросы получаю и от вас тут же это всё слышу, что успел, в Твиттер передал.

Вот ещё. Есть у нас с вами, у людей в президиуме и в зале, одна очень добрая знакомая, дочь одного известного, ныне ушедшего человека, которую мы все сильно уважаем, вот она пишет, совершенно вроде бы не по теме: «Александр, вопрос: в чём выражается поддержка матери и детей со стороны государства, если система розыска и выплаты алиментов практически не работает? Может быть, государство возьмёт на себя роль защитника семьи, и доходы в бюджет от должников исправно будут поступать? Не со слов, сама мама столкнулась с этой проблемой, пыталась разобраться, но стало ясно, что нужно только мне». Минуточку. Я почему об этом говорю…

Вот ещё одна фраза: «Что значит «СМИ своих читателей»? Назовите примеры средств, которые существуют исключительно на тиражах, посещаемости и рекламообороте. Сегодня СМИ живут за деньги заказчика и госконтрактов».

Я к чему это говорю – к тому, что это мнение одной части населения, здесь существует ещё одно мнение, есть ещё и понимание того, что сейчас средства массовой информации испытывают такие чёткие трудности, и в приоритете они, а потом уже все остальное. Например, что у телевидения, что у газет идёт потеря аудитории: у нас – по причине бумаги, у телевидения ещё одна наша с вами общая проблема – переток людей в интернет. Если мы говорим о заказе общества, надо понимать, что, вероятнее всего, через интернет можно найти этого самого заказчика. Почему? Потому что сейчас, по крайней мере, газеты интересует цитируемость и статистика на сайтах. И не все традиционные редакции в состоянии нащупать эту самую аудиторию сайта.

Вот я вчера приглашал участников форума по интернету в блоги, открыт специальный блог и так далее. Вот что интересно: из пяти приглашённых – три священника. А где же все остальные? То есть священники сидят в интернете.

Всё очень хорошо, а где все остальные? Я почему это говорю – потому что мы ищем эти аудитории, мы ищем этого самого заказчика. И, как говорится, не к нам добро пожаловать – добро пожаловать в сеть. Говорили уже, сеть – это плохо. Возможно. Кому-то плохо, кому-то хорошо. Сеть – это большая улица, с задними дворами, магазинами, гипермаркетами, университетами. Отпуская своего ребёнка в сеть, думайте, куда он зайдёт, за руку его водите и так далее. Я вот на этих частностях, абсолютно не готовился… Простите, потому что 20 публикаций мы уже дали по теме форума и ещё дадим некоторое количество, мы сейчас в работе. Следите за новостями. И большая-большая просьба: заставляйте журналистов через статистику на сайтах, через комментарии, через общение, как говорится, учитывать в своём творчестве то, что вас волнует. Не зря прочитал всё, что волнует людей по поводу одной строчки «Святость материнства»: тут и алименты, и господдержка, и все остальное. И будет нам с вами успех общий. Спасибо.

 

Ольга Ефимовна Воронова,
профессор кафедры журналистики Рязанского государственного университета им. С.Е. Есенина

Региональные СМИ являются последним защитным эшелоном

Дорогие друзья, мне кажется очень важным, что Владимир Константинович Мамонтов как представитель авторитетного федерального бренда «Известия» счёл возможным задержаться на нашем круглом столе, потому что, к сожалению, у нас очень мало общих совместных дискуссионных площадок, где региональные и федеральные СМИ могли бы посмотреть в глаза друг другу и федеральные СМИ могли бы услышать голос глубинной России.

Тем не менее само острое дискуссионное выступление Владимира Константиновича свидетельствует о том, что, по существу, можно говорить о том, что в нашей стране сформировались как бы два народа, две журналистики, две информационных политики. Это политика информационной вседозволенности, которую реализуют федеральные СМИ, и политики социальной ответственности, которая является законом деятельности региональных средств массовой информации.

На самом деле за семейной проблематикой стоят очень серьёзные политические и геополитические проблемы. Если бы Владимир Константинович, глубоко уважаемый нами как профессионал, услышал вчера потрясающий по воздействию доклад руководителя рабочих групп Открытого правительства Российской Федерации, ведущего эксперта по семейной демографической политике, отца шестерых детей Евгения Леонидовича Юрьева, студенты, наверное, не имели возможности этого слышать, но я напомню, что он сказал: «Вопросы семейной демографической политики сейчас нужно решать как в условиях войны, полумеры здесь недопустимы». И привёл следующие статистические данные, я их напоминаю тем, кто вчера не был.

Сейчас население нашей страны составляет менее 2% населения всего земного шара с тенденцией к 1%. В то же время наша страна обладает самой протяжённой границей, 40% мировых ресурсов и 1/7 территории земного шара. Всё это свидетельствует о том, что проблема народонаселения, проблема укрепления семьи, проблема рождаемости выходит на уровень выживаемости и спасения нашего государства и России как нации. Напомню также, в том числе уважаемым студентам, что доктрина информационной безопасности, которая была утверждена ещё в 2000 году, явилась на самом деле реакцией на аналогичный документ – Национальную стратегию США в области информации до 2020 года, где были поставлены задачи выхода США на новый виток информационного противоборства, на применение механизмов мягкой силы как нового этапа и новой технологии информационной войны против России и где было сказано, что главным объектом является национальная культурная идентичность россиян и также вопросы взаимодействия власти и общества, разрушение ментальных основ русской нации и внесение хаоса и разлада во взаимоотношения населения и управляющих структур.

Я в данном случае, как профессор кафедры журналистики, а также зам руководителя Общественной палаты Рязанской области, отношусь к этим вопросам очень неравнодушно и считаю необходимым это напомнить. Потому что очень часто, совсем недавно из уст Николая Карловича Сванидзе на общей площадке Федеральной общественной палаты, несколько раньше – в диалоге на одной из международных конференций с Дмитрием Фёдоровичем Мезенцевым, который возглавлял тогда Комитет по информационной политике Совета Федерации, возникла полемика, аналогичная сегодняшней. Данные представители федерального информационного пространства упрекали регионалов в том, что у нас очень сильно сохраняется оборонное сознание, что мы до сих пор ощущаем себя в состоянии войны и в образе защитников нашей Русской земли. Но достаточно вспомнить совсем недавнюю избирательную пропаганду Ронни в США, где он прямо назвал нашу страну объектом и врагом № 1 для Соединённых Штатов Америки, чтобы все-таки в данном случае, прислушавшись к нашим не стратегическим противникам, как убеждают нас порой федеральные средства массовой информации, не стратегическим партнёрам, а стратегическим противникам, осознать, что мы действуем правильно.

Я думаю, что именно региональные СМИ являются сегодня тем последним защитным эшелоном, тем рубежом и тем, я бы сказала, образом, охранительным поясом глубинной России, который позволяет ещё до сих пор сохраняться нашему государству и нашей нации. И русской семье в том числе. Сам символ Пояса, Пояса Богородицы, одухотворяет работу нашего форума, и мне кажется, он и в данном случае очень уместен.

Поэтому не могу не сослаться на позицию Юрия Полякова, главного редактора «Литературной газеты», который прямо говорит о том, что наши центральные СМИ превратились, к сожалению, в коллективное бессовестное, в отчизнофобию за счёт государства. И разлад, пропасть между федеральными и региональными средствами массовой информации всё более и более увеличивается.

Если проанализировать такие брендовые ток-шоу за последние десятилетия, как уже почти забытое «За стеклом», затем «Алчность», затем «Дом-2», затем «Слабое звено», затем «Детектор лжи» и так далее, то мы увидим, какие уроки извлекает наша аудитория, молодёжь и дети, из этих программ: побеждает не сильнейший, а подлейший, человек человеку зверь, всё покупается и продаётся, целомудрие и стыд – пережиток прошлого. А, вообще-то говоря, наш народ изначально воспитывался на совсем других принципах: милосердие, справедливость, взаимовыручка, соборность, общинность. Так что, как видим, информационное противоборство ведётся, и орудием его, вне всякого сомнения, избрана в том числе ячейка нашего общества – малая церковь, как называет наше Православие семью, семья.

 Главными героинями современного центрального телевидения стали всевозможные аномалии и патологии. По существу мы видим кунсткамеру нравственных уродств и психических патологий. Сказки о злой мачехе превратились в сказку о злой матери. Все выходные на «НТВ», совсем вот на днях, призывно-ликующий голос диктора вещал: «Его любимая жена зарубила топором их единственного годовалого сына! Смотрите откровения безутешного отца сегодня вечером на «НТВ»!» Даже по самому контенту этой фразы видно, насколько она цинично и чудовищно составлена: любимая жена – позитивный образ, да, и далее следует преступление, которому нет названия. Характерные патологические сюжеты: 10-летний хулиган убил молотком родную бабушку (я сейчас привожу сюжеты «Очной ставки» «НТВ»); 11-летняя девочка родила ребёнка, которого воспринимает как живую куклу, но на передачу, естественно, приглашены её одноклассницы; 15-летний подросток живет в гражданском браке с 47-летней женщиной, от которой у него двое детей. Двенадцатилетний подросток убил отца ножом за то, что несколькими секундами раньше он, отчаявшись оторвать его от компьютера, ножом обрубил провода, соединяющие компьютер и розетку; этого подростка пригласили, посадили в центр студии, вся авторитетная общественность возмущалась, сочувствовала, Юрий Грымов, режиссёр известного фильма «Муму», сказал, что нам нельзя этого мальчика обижать, нам нужно окружить его любовью, чтобы он не чувствовал себя отторгнутым обществом. В данном случае – аномалия страшная выведена как своего рода пример сочувствия. И можно себе представить, что воспринимают и представители детско-подростковой аудитории, тоже смотрящие эту программу.

Завершая уже своё возмущенное слово, хотела бы всё-таки сказать. Дорогие товарищи, сохранение российской семьи – это сохранение всей нашей великой Родины. Мы должны понимать всё это с вами. И, кроме того, очень важно, чтобы наконец и федеральные СМИ поняли, что пипл, который хавает, с их точки зрения, – это совсем другой народ. Нужно проводить серьёзные социологические исследования целевой аудитории регионов. Вам только кажется, что вас смотрят и читают вот эту «желтизну». На самом деле, мы, представляя глубинную Россию, гораздо лучше знаем то, о чём думает по-настоящему народ.

И к студентам-журналистам я хочу обратиться: уважайте свои региональные СМИ, не считайте, что медийные лица, вещающие с экрана, – это и есть истина в последней инстанции. У нас в Рязани, например, так говорят наши люди: «Если не достучусь до власти, пойду на телевидение». Вот это и есть знак качества работы региональной журналистики, это её очевидное конкурентное преимущество перед всеми федеральными СМИ – то, что она близка к народу.

И, кстати сказать, наблюдая вот в эти дни, как работает нижегородское телевидение, я хочу сказать Ольге Николаевне – вообще это удивительное сочетание заместителя губернатора по социальной политике и одновременно профессионального журналиста, видимо, поэтому здесь и информационное пространство настоящее, по-настоящему достойное нашей великой страны и этого глубинного региона – хочу сказать, что нижегородское телевидение очень достойно демонстрирует себя и даёт возможность и нам брать этот опыт.

В порядке предложений. Вообще тема моего доклада звучала так – «Медиапедагогика как новая отрасль информационного знания». Считаю необходимым, вследствие того что информационная среда – один из факторов формирования нашего подрастающего поколения, ввести новую предметную область в образовательной программе, во всяком случае педагогических вузов, которые бы учили наших школьных учителей помогать детям ориентироваться в информационном пространстве, защищать себя от информационных угроз, различать истинные и мнимые ценности.

И ещё предложение. Для того чтобы мы чаще встречались с федеральными СМИ, провести всероссийскую конференцию «Журналист и Россия за информационную безопасность и нравственное здоровье детей». И музей российской семьи, в её лучших достижениях, в её династиях, в её традициях, в её традициях семейной педагогики, многонациональной российской семейной педагогики – это тоже, мне кажется, было бы важным и полезным. Спасибо большое. Извините за превышение регламента. (Аплодисменты.)

 

Марина Николаевна Бородатая,
кафедра социальной работы Вятского государственного университета, г. Киров

Информационное пространство на порядок шире, чем медийное пространство

Уважаемые коллеги, я хотела бы немного перекроить свой доклад в свете того, какое горячее обсуждение сейчас идёт, и сделать акценты на каких-то позициях, которые, может быть, рассогласуются с той презентацией, которая заранее подготовлена.

Первая позиция, которую я хотела бы отметить. Семейные ценности сегодня продвигаются не только посредством слова, но и посредством дела. И я представляю в данном выступлении не столько науку, хотя тоже ею занимаюсь, но я представляю и 18-летнюю практику работы с семьей, достаточно глубокую, развёрнутую, разноплановую, в рамках нашей некоммерческой организации, которая называется Центр социальной психологической помощи детям, подросткам и молодёжи. С 1995-го года мы занимаемся семейным служением, и основной фокус нашей деятельности – это посредством тех услуг, которые мы оказываем сегодня семье, способствовать утверждению и продвижению семейных ценностей.

Вторая позиция. Информационное пространство сегодня на порядок шире, чем медийное пространство. И, говоря о продвижении семейных ценностей, мы не должны забывать о том, что они продвигаются не только посредством публикаций, посредством каких-то передач и так далее, но ещё и из уст в уста. И если семья приходит в организацию и понимает, что здесь хорошее обращение, что здесь иное понимание семьи, иное отношение к ребёнку, иное внимание к семейным отношениям, мягкое, тактичное и так далее, она начинает это ретранслировать среди своего ближайшего окружения. Поэтому я считаю, что надо расширить контекст понятия «информационное пространство».

 Третья позиция, которая будет лейтмотивом моего выступления, заключается в том, что мы на сегодняшней с вами замечательной секции почему-то делаем то, что делать категорически, с моей точки зрения, нельзя. Мы опять начинаем обвинять друг друга в том, кто что не так делает в этом мире. Мы начинаем нападать на журналистов, которые почему-то не так освещают ту или иную тему. У меня тоже есть определённые претензии к журналистам в этом плане, но я в последнее время всё чаще начинаю понимать и склоняться к тому, что нам не разъединяться надо, а искать точки объединения. Может быть, мы не так подаём тот просемейный контент? Может быть, мы не так творчески, а слишком стереотипно относимся к подаче тех достижений, которые сегодня наблюдаем в наших семьях, что это становится не очень интересным читателю?

В связи с этим мы тоже пытаемся работать в этом плане, соединяя наши усилия с журналистикой, с нашими региональными средствами информации. Одной из интересных программ нашего центра является программа «Областной фестиваль-конкурс «Её величество семья». Эта идея родилась в 98-м году. И когда мы в первый раз провели фестиваль, а как вы видите, его цель – пропаганда и утверждение семейного образа жизни, семейных ценностей и традиций, я пришла на занятие к своим студентам и, смахивая слезу со своей щеки, сказала такую буквально фразу. Я им сказала, что мы как нация и как народ не вымрем никогда, потому что тот потенциал, который есть в наших семьях, представленный в творчестве, в семейных реликвиях, в семейных историях, в семейных родословных, в семейных отношениях, достаточно ещё ресурсно богатый. Надо создавать условия, чтобы этот потенциал семья показывала, демонстрировала и кто-то на этом материале учился, соотносил себя с ним и выстраивал в последующем свои семьи по образу и подобию того, что он видел, или, по крайней мере, опираясь на позитивные образцы.

Мне приятно, что на наших фестивалях (16 ноября XV юбилейный фестиваль) всегда присутствуют студенты, они всегда подходят и говорят: «Семью хочется, рожать хочется, счастья семейного хочется». И я считаю, что это тоже очень важно и значимо.

Конечно, у нас в рамках этого семейного фестиваля идут разные конкурсные номинации. Посредством этих номинаций мы стараемся, опять же, обратить внимание семьи на то или сфокусировать её на то, чтобы она представила на этом фестивале всё лучшее, что сегодня есть в семье. В этом году у нас было только 9 номинаций: семейная творческая визитка, семейная родословная, семейное прикладное изобразительное творчество, и семейная династия, и бабушкин сундук, который представляет разного рода коллекции и семейные реликвии, важные, значимые, передающиеся из поколения в поколение, семейное дело или семейное предпринимательство, семейные привычки и сохранение здоровья и так далее.

И всё это – тот просемейный контент, который подхватывают те журналисты, которые приходят к нам на фестиваль, и у них появляется некий контент, который они могут подать. В рамках этого фестиваля мы вместе с журналистами готовим тематические полосы. У нас проходят новостные сюжеты на телевидении, естественно. И журналистов цепляет материал, когда можно рассказать о родословных, которым 500 лет, когда можно рассказать о педагогических династиях третьего, четвёртого и пятого поколений, когда есть династия, которая представляет сегодня социокультурную сферу, объединённые медицинские работники и педагогические работники. Такого материала, конечно, не хватает, и дело позволяет такой материал получить и добыть.

Наш фестиваль представляет собой модель общественно-государственного партнёрства. Мы гордимся тем, что наша некоммерческая организация сделала это мероприятие мероприятием областного значения. И вы видите на слайде, что учредителем, организатором, исполнителем, разработчиком является наш центр, а соучредителями выступают, в том числе, и очень многие департаменты правительства нашей области. Я не буду озвучивать, на слайде они есть.

Некоммерческие организации обладают широкими возможностями услуг некоммерческого сервиса в сфере образования, воспитания детей, повышения родительской компетентности, семейного досуга и семейного строительства. И, опять же, семьи, приходя к нам на какие-то интересные предложения… Вот образовательные услуги, они представлены для детей практически всех возрастов, начиная от рождения даже, дородового периода и заканчивая фактически учащимися и студентами, потому что для них мы представляем интересную программу «Школа дополнительного социального образования» для учащихся, которые занимаются сегодня разного рода волонтёрскими практиками и так далее. В среднем, мы посмотрели, где-то полторы тысячи детей и подростков проходят через нашу некоммерческую организацию. Это различные консультативные психологические, медицинские услуги, которые реализует центр, где-то порядка 500 семей сегодня пользуется ими, это услуги по повышению родительской компетентности.

Очень интересной формой работы, которую мы всяческие продвигаем сегодня у себя в регионе, является профильные детско-родительские смены. В этом году мы провели две такие смены. Это та уникальная возможность, когда мамочка вместе со своим ребеночком может поехать в профильную смену в загородный лагерь и быть 24 часа в сутки занята своим ребёнком, не стоять у плиты. И очень многие родители начинают обнаруживать, что мало знают своих детей.

Я сама наблюдала такую ситуацию. Мы проводили в этом году профильную смену в рамках проекта «Жестокое обращение с детьми». У нас поехал папа и ребёнок с дефектами зрения. А в первый день в лагере всегда трудно адаптироваться. Я посмотрела, папа стоит в стороне, ребёночек пытается играть, и папа действительно растерян, он не знает, что делать-то, как? Потому что всегда он на работе, он приходит, вместе они покушали, уроки проверили, туда-сюда. А совместной деятельности нет.

Вот для того, чтобы она была в семьях, у нас есть очень много разных интересных программ в сфере семейного досуга, девять профильных смен мы реализуем практически ежегодно, это «Домашний доктор», «Логоняня», «Мой ребенок – непоседа», «Мамин помощник» и т. д.

И, кроме этого, семейный досуг у нас представлен в очень многих клубах. В нашей некоммерческой организации шесть клубов. Это клуб «Моя любимая бабушка», он связан с укреплением межпоколенных отношений, «Семейная гостиная», «Женский клуб», клуб настольных игр и другие. Но ещё очень интересным клубом у нас является клуб материнской культуры «Смородина», который сегодня стал родительской культуры. Потому что мамочки подтянули к этому процессу папочек, и на сегодняшний день мамы и папы – активные участники очень многих интересных социальных программ.

В связи с тем, что время сегодня немножко ограничено, я не буду останавливаться на других каких-то аспектах. Хочу закончить своё выступление двумя позициями. Первая. Я, безусловно, поддерживаю инициативы, которые были вчера озвучены на пленарном заседании о Доме семьи. Это очень важное образование. Но только нельзя забывать, что важным субъектом этого процесса должны стать средства массовой информации. Мы стараемся сегодня это партнёрство многоаспектное выстроить в своих практиках, потому что это партнёрство обеспечит продвижение тех ценностей и того понимания ценностей семьи, которому мы служим. Мы верим, что уровень общественного и государственного благополучия определяется уровнем благополучия каждой отдельно взятой российской семьи, что семья – это дело государственное и общественное и что семейное благополучие является важным критерием. Я искренне желаю всем присутствующим мира, счастья, любви, уважения и понимания, радости семейного общения, творчества и постоянного семейного развития. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

 

Зара Михайловна Саралиева,
профессор, заведующая кафедрой общей социологии и социальной работы Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Семью моногамную не надо хоронить, ей надо помогать

Я заявлена в программе, но в силу обстоятельств я очень кратко хочу сделать несколько предложений, потому что я знаю, наша работа должна быть завершена принятием некоторых решений, некоторого меморандума. Но в силу того, что мы тут в президиуме находимся, текст этого меморандума, во всяком случае проект, стал для нас доступен. И поверьте мне, что я сейчас не буду искажать некоторые положения этого текста, но тем не менее хочу опереться на вашу поддержку, чтобы в этот текст внести некоторые изменения.

Вне последовательности наших обсуждений скажу о программах пролайф. Когда я в первый раз, будучи в 20 с лишним лет, в Соединенных Штатах посетила консультацию женскую, как мы бы назвали, у них они по-другому называются, то мне сказали, что накануне были выбиты все стекла в этой консультации, потому что общественность протестовала против акта аборта, который был по социальным мотивам осуществлён в рамках лечебного учреждения. И вот тогда я увидела плакаты пролайф. И первая мысль, которая пришла: «У нас было бы написано «Против абортов».

Вот научиться позитивно мыслить – это то, что должны уметь делать, безусловно, СМИ, и этому учить должны нас, а мы должны, очевидно учить СМИ. Давным-давно было сказано, что нечего на зеркало пенять. Поэтому я хочу предложить вот что. Когда мы опираемся на разного рода исследования и говорим, что абсолютное большинство нашего населения в первой строчке ценностей выводит семью, у меня лично возникает мысль, что это абсолютное большинство имеет всё-таки разные представления о семье. Люди, отвечая на вопрос о семье, по-разному её представляют. И мы это должны совершенно чётко осознавать. Иначе 30% ежегодно рождаемых детей не были бы внебрачными. Иначе до 18% людей не жили бы в сожительствующих отношениях. Иначе не существовало бы маленьких мам. Иначе не было бы социального сиротства, не было бы функционального сиротства в формально существующих брачных полных семьях.

Поэтому, прежде всего, я думаю, мы должны договориться о том, что такое семья и что такое её ценности. Как человек, который этим профессионально занимается много лет, так вот, как человек, который знает, о чём говорит в данном случае, я знаю, что наши социологи разделились на две равные или неравные, но достаточно мощные группы. Одна группа, которая называет себя фамилистами-социологами, – это Анатолий Иванович Антонов, это МГУ, которые считают, что моногамная семья гибнет, рушится и что это не просто кризис, а что это караул, катастрофа, и если мы не предпримем каких-то очень резких и главным образом запретительных мер, то моногамная семья, во всяком случае на территории России, тихо скончается.

Вторая группа не менее уважаемых питерских социологов утверждает, что мы стали свидетелями очень опасного кризисного состояния, которое является отражением кризиса XX века вообще, что семью моногамную не надо хоронить, ей надо помогать, но надо и понимать, как она сегодня живёт, почему она существует во множестве модификаций. И почему сегодня я считаю совершенно правомерно говорить не только о семье как категории, но и о семейной организации как тоже категории организации частной жизни людей.

Все мы так или иначе стремимся к семье. Чтобы меня ни в чём потом не упрекали люди, которые могут быть со мной не согласны, я перед семьёй совершенно чиста: у меня шестеро внуков и уже один правнук, так что я знаю, о чём я говорю. И когда наше правительство в начале 90-х годов, я имею в виду нижегородское правительство, предложило нашей кафедре участвовать в создании концепции семейной политики Нижегородской области, мы приняли участие, в том числе я. И мы предложили главным в нашей концепции, и не столько в концепции, а вообще в главном подходе к семье, всё-таки опираться на семью успешную, каковой признается семья людей, состоящих в браке, имеющих детей, самодостаточную, самодеятельную, которая участвует и в решении экономических, культурных и, естественно, демографических проблем нашей страны.

Вот после такого вступления я хотела бы сделать несколько предложений. Мы все опираемся на те или иные исследования, мы все сами проводим исследования. Но коль программа существует 10 лет и если с моим мнением посчитаются, а я услышала, что есть духовные лица, которые меня могут поддержать, может быть, всё-таки нам говорить о святости родительства? Может быть. Думайте. Есть над чем.

Может быть, если программа живёт и будет жить, создать нам самостоятельную социологическую группу-лабораторию, которая бы по нашему собственному разумению, прислушиваясь к тому, чем живёт народ, объединив ряд социологических центров, вузовских и вневузовских, начала более-менее, так сказать, опираться на свои практики, на нами составленные анкеты, гиды для интервью и так далее и тому подобное. Эта же лаборатория могла бы затем публиковать свои данные, свои выводы, и уж мы бы выбирали, где их публиковать – в федеральной ли прессе, на каком-то канале или в региональных СМИ. То есть я считаю, что это было бы неплохое образование, которое позволило бы нам лучше понять объект и предмет нашего разговора. Это первое моё предложение.

Второе предложение. Вот здесь прозвучала очень хорошая мысль, она то звучит, то замолкает. Правда, тут опять-таки было предложение в школе ввести курс семейного воспитания. Очень хорошо, что вы задали вопрос: а кто будет заниматься половым воспитанием? Ну, вам была такая реплика с места: «Вот вас в школе не образовывали, а вы выросли приличным человеком». Очень хорошо. Мы все растём вопреки всем воспитательным процессам, человек так устроен, что спасибо за воспитание, но я ещё сам что-то хочу в своей жизни сделать. Так вот, я бы предложила этот курс назвать не «Семейное воспитание», а «Семейное взаимодействие». Опять-таки немножечко расширив предмет и лишив его обязательной такой примитивной коннотации: когда мы говорим «воспитание», мы имеем в виду, что это делают только старшие по отношению к младшим. Сегодня старшее поколение, если хочет, чтобы выросло младшее поколение, должно у этого младшего поколения учиться.

Ещё. Вот в этом самом предложении-меморандуме речь идёт о кабинетах психологов в женских консультациях и о подготовке психологов по доабортному консультированию. По этому поводу я хочу вот что сказать. Психолог – вещь хорошая. Но мы с вами очень хорошо понимаем, вопреки всем сегодняшним контрацептивным средствам всё-таки люди беременеют, это нежелательная беременность, и решение об аборте не всегда и очень часто не является решением только женщины. А психолог может влиять только на настроение самой матери, убедив её в том, что этого делать не надо. Существует уже 20 лет на территории Российской Федерации подготовка иных специалистов, социальных работников, которые осуществляют социально-психологическое вспомоществование. Когда эта беременная женщина, маленькая мама или уже, так сказать, женщина зрелого возраста принимает решение об аборте, нужно работать не только с ней, нужно работать с её окружением. Нужно восстанавливать порванные узелки социальных сетей, именно в этих разрывах женщина принимает для себя неправильное решение.

Поэтому я бы предложила, никаким образом не выступая против необходимости психологов, наконец говорить о социальных работниках. Тем более что в указе от 1 июня президента нашей страны о концепции развития помощи детям речь уже идёт о социальных работниках и даже об участковых социальных работниках. Поэтому мы должны и вузы ориентировать, а сегодня больше 100 вузов Российской Федерации готовит социальных работников, и наш университет в том числе. Может быть, такая узкая специализация тоже будет принята как определённый заказ. И наша программа может этот заказ вузам дать. Большое спасибо. (Аплодисменты.)

 

Виктор Васильевич Трухачев,
Уральский федеральный университет им. Б.Н. Ельцина, г. Екатеренбург

Семья в развивающемся мегаполисе: программа поддержки семьи Екатеринбурга

Уважаемые коллеги, тема, которую мы затрагиваем, весьма остра и волнует всех. И на нашем форуме уже прозвучало много тех проблем, которые необходимо, как было сказано уже до меня выступающими, срочно решать. И у нас осталось мало времени.

Я хочу представить вам материал «Семья в развивающемся мегаполисе: программа поддержки семьи Екатеринбурга». Мы этой тематикой занимаемся уже более трёх лет. Современный мегаполис Екатеринбург переживает активный этап модернизации всех сфер своей жизни. По стратегическому плану развития города предполагается совершенствование экономической, финансовой, образовательной, транспортной составляющих мегаполиса. Активно расширяются международные связи как с западными, так и азиатскими странами. Город стал площадкой для роста и презентаций инновационных технологий XXI века.

Формы семьи и семейных брачных отношений молниеносно меняются под натиском меняющейся жизни мегаполиса. На наших глазах выплавляется новая реальность – евразийская модель брачности и семьи, становится популярным супружеский тип брачных отношений. Супружеский тип моногамной семьи зарождается в последнее десятилетие. В такого рода семье стратегическое отношение определяется не родством (как в патриархальной) и не родительством (как в детоцентристской), а свойством, норма семейной жизни меняется. Родители в такой семье отказываются полностью подчинить собственные интересы интересам детей. Акцент на супружество означает возможность более полной реализации личностного взаимодействия мужа и жены, регулируемой моральными принципами и этическими ценностями. В постсовременной семье вырабатывается антирутинный механизм, автономия супругов. Интересы каждого из супругов шире семейных, и круг значимого общения для каждого из них выходит за рамки супружества, при этом следует отметить взаимосвязь и взаимодополняемость механизмов устойчивости, адаптацию интимности и развитие автономии. В целом можно говорить об эволюции моногамной семьи от патриархального типа к супружескому.

Существующие проблемы семьи в мегаполисе Екатеринбурга. На 1 января текущего года численность постоянного населения города Екатеринбурга и административно подчиненной ему территории составляет 1 млн 386 тыс. 242 человека. Возрастная структура города составляет: дети – 19,5%, лица трудоспособного возраста – 62,7%, лица старше трудоспособного возраста – 17,8%. Кроме того, ежегодно в городе проживает 41 тыс. эмигрантов из ближайшего зарубежья, но больше из азиатских стран. Количество человек, получающих различные виды пенсий (по возрасту, инвалидности, потери кормильца) составляет 364 тыс. 722 человека. Сформировалась устойчивая тенденция старения населения. По шкале Ж. Божё-Гарнье это 17,6%, – высокий уровень демографической старости. Сокращается количество детей и подростков, растёт доля населения старше трудоспособного возраста. Прогноз возрастной структуры к 2015 году: дети – 8%, лица трудоспособного возраста – 68% и старше трудоспособного возраста – 24%. Старение населения неизбежно повышает нагрузку на бюджет, органы социальной защиты населения.

Демографические процессы связаны с состоянием здоровья населения. Прослеживается тенденция роста числа лиц, имеющих инвалидность, но незначительно и составляет не более 0,5%. Сохраняется тенденция роста детской инвалидности, в среднем 1,5% в год, что, несомненно, связано как с увеличением наследственной, врождённой патологии и хроническими заболеваниями, так и с негативными тенденциями социального характера. Продолжается рост распространения наркомании и иных зависимостей, рост числа инфицированных вирусом иммунодефицита человека. Анализ развития наркоситуации за последние десятилетия приводит к выводу о том, что в период до 2015 года будет наблюдаться рост распространения незаконного потребления наркотиков и связанных с этим негативных социальных последствий.

Усугубляется кризис института семьи. Утраченные семьёй обязанности и функции – забота о здоровье членов семьи, образование и воспитание детей – увеличили масштабы социального поведения и психологической дезадаптации среди населения, снизили и нормы нравственности. Высоким остаётся число семей социального риска, в том числе неполных многодетных семей, семей, воспитывающих детей-инвалидов, что негативно сказывается на процессе социализации детей и подростков, ведёт к росту показателей детской безнадзорности. Растёт число детей, оставшихся без попечения родителей.

Сокращение присутствия военного контингента на территории Чеченской Республики, а также непрекращающиеся военные конфликты увеличивают численность участников боевых действий, проживающих в Екатеринбурге. Она составила 5064 человека, в том числе 990 – это инвалиды военной службы, 64 – инвалиды боевых действий. Это, опять же, отсутствие отцов в семьях.

Быстрая динамика мегаполиса отражается на социальной и личной жизни горожан, меняется их отношение к семье, пересматриваются семейные ценности и их место в жизненных приоритетах. По данным социологических исследований в текущем году менее трети россиян назвали благополучную семью главной своей ценностью и лишь каждый десятый обозначил заботу о детях и внуках как приоритетную потребность. Согласно данным екатеринбургских социологов, исследований кафедры социологии и социальной технологии управления Уральского федерального университета, заботу о потомках считают своей главной жизненной целью лишь 4% жителей промышленно скомпрометированных территорий Урала.

Новая семья мегаполиса. Сегодня семья перестала быть базовой ячейкой общности, гарантирующей преемственность поколений и социальную консолидацию общества.

Главная задача в этих условиях – не допустить кризиса семьи, превратить процесс модернизации екатеринбургской семьи в процесс её укрепления и развития для успешного прогресса и инновационного развития. Новому Екатеринбургу нужны новые формы семейных отношений. «Наша новая семья» – лозунг, который объединит разные типы семей Екатеринбурга, сделает заботу о старом и новом поколении горожан единой задачей прорывов в информационное открытое будущее. Лозунг «Наша новая семья» согласуется с идеей «Екатеринбург – новый город». Критерии эффективности предлагаемой программы «Наша новая семья»: добиться сбалансированности количественных и качественных демографических показателей жителей Екатеринбурга: повысить социальную престижность, надёжность и устойчивость семьи разного типа; обеспечить преемственность опыта поколений; наладить взаимодействие старшего и молодого поколения в повышении человеческого потенциала и конкурентоспособности территории.

 

Ольга Фроловна Гобзева (инокиня),
Председатель Координационного Совета по благотворительности Московской патриархии

Слово плоть бысть

Я благодарю вас за предоставленное слово. На самом деле моя реплика была ответом на выступление одного из выступающих. В данном случае я являюсь тоже журналистом, радиожурналистом, я веду на «Народном радио» программу «Русское слово», кроме других послушаний. И я хотела обратиться к нашему сообществу журналистскому с таким словом, что, прежде всего, мы должны думать о слове. Мы часто забываем. В некоторых выступлениях звучит, как вам сказать, уже принятая у нас какая-то двойственность, некое лукавство. Это уже вошло в жизнь наших СМИ, и всюду оно звучит. Между тем «Слово плоть бысть», есть такая икона, Албазинская икона Божией Матери, когда слово – действие. И особенно в вопросе, связанном с пропагандой, я не боюсь это слово сказать, семьи и семейных ценностей. Нужно непременно обратиться к слову.

И ещё хочу такую краткую справку. Вот, например, Церковь. Православная Церковь соблюдает каноны с апостольских времён. И она сохранила культуру – культуру архитектуры, культуру пения, культуру выступления, чему пример батюшка. А наша светская культура потеряла вот этот канон, именно классическую русскую литературу, потому что это является и осью золотой, как бы золотым стержнем. Потому что очень многие журналисты плохо воспитаны, плохо говорят. И вот мне бы хотелось сказать, что если бы взяли пример с Русской Православной Церкви, которая бережно относится к своему прошлому, канонам, то есть это даже не прошлое, это настоящее, и также вернуться журналистскому сообществу хотя бы к культуре даже советского периода, которая полностью опиралась на классику. А что касается литературы, если почитать, например, Аксакова «Юные годы Багрова-внука», то это такой прекрасный пример ребёнка, описывающего свою семью. И вся русская классическая литература пронизана духовным содержанием, любовью именно к русской семье.

Благодарю вас за внимание. Простите, что я ворвалась немножко, не будучи заявленной. Спасибо.

 

Назарий Михайлович Зелёный,
директор ГТРК «Нижний Новгород»

Проект «Мамино счастье»

Вообще у меня был запланирован показ фрагмента проекта, который у нас пойдёт в ближайшее воскресенье в эфире канала «Россия 24», но я думаю, не надо, потому что фрагмент пятиминутный. С учётом времени я буквально два слова скажу. Это наш такой крайний проект, в смысле не последний, вот тот, который сейчас мы делаем совместно с Правительством Нижегородской области. Называется он «Мамино счастье». В рамках этого проекта мы через маму в национальной семье на примере семи семей, каждая из которых представляет одну из наций, народностей, проживающих на территории Нижегородской области, а именно, это русские, украинцы, азербайджанцы, евреи, армяне, таджики и татары, вот мы взяли семь семей… (Идёт показ ролика.) Я думаю, что многие компании, телевизионные, радийные, региональные, в чьих арсеналах есть большой произведённый ресурс в части программ, посвящённых пропаганде семейных ценностей, вот именно пропаганде этих семейных ценностей, святости родительства, чтобы каждый мог взять оттуда, и я думаю, что тут никому не будет жалко поделиться с коллегами вот этим материалом. Спасибо. (Аплодисменты.)

 

Зарема Болтановна Жансоева

Опыт Республики Бурятия в формировании семейных ценнностей

Уважаемые участники форума, я очень волнуюсь, тем более в такую даль ехала. У нас в Улан-Уде уже 7 часов вечера, и часовая разница сказывается. Но я представляю ГТРК «Бурятия» и бурятский народ, Республику Бурятия. Ещё до недавнего времени он славился как нация без сирот и одиноких стариков. И сейчас большая редкость встретить в детдомах и приютах для престарелых бурятских детей и стариков. Более того, в годы войны и после неё бурятские семьи массово усыновляли и удочеряли русских детишек. Самый яркий пример – это мой учитель, наш известный телеведущий Николай Шабаев. Он чисто русский человек, но лучше меня говорит на бурятском языке. Он же ещё является завлитом Бурятского драматического театра.

В последние годы вновь возродилась традиция брать детей из детдомов. Например, в бурятском селе Бом из 52 дворов 25 семей взяли на воспитание русских детей, одна семья взяла даже сразу четырёх детей. И я хочу сказать, от себя добавить, что если в бурятской семье даже есть свои дети, они выросли, а в соседнем районе или в соседней деревне есть детский дом, где дети растут без своих родителей, они берут уже маленьких детей, может, даже двоих, троих и четверых.

Поэтому неудивительно, что передачи на тему материнства и детства, поддержки приёмных семей, многодетных родителей всегда в центре внимания журналистов как в информационных, так и тематических передачах на трёх языках: русском, бурятском и эвенкийском. У нас в Республике Бурятия два государственных языка: русский и бурятский. Поэтому везде и в государственных, и вообще во всех учреждениях пишут на русском и на бурятском.

Многие гости нашей республики спрашивают, какие же национальные традиции, обычаи Бурятии способствуют сохранению семьи. Ответить, конечно, однозначно на этот вопрос, наверное, нельзя. Почему? Потому что очень много факторов, сохраняющих и укрепляющих институт семьи. Одним из них, безусловно, является религиозная традиция. Как вы, наверное, знаете, у нас в Республике Бурятия три традиционных религии: православие, буддизм и ислам. Поэтому здесь влияние религий тоже очень важно. В Бурятии в большинстве своём буддисты, но я скажу, что 70% у нас в республике русские, 20% буряты и 10% составляют другие нации. По итогам последней переписи у нас 160 представителей разных наций, этносов и так далее. И вот потому в дацанах, в буддийских храмах можно увидеть русских, в православных храмах можно увидеть бурят, которые были крещённые ещё в годы Гражданской войны. Поэтому здесь ничего зазорного нет. Я, например, тоже хожу в церковь, моя подруга русская или друг мой русский тоже ходят в дацаны. Поэтому мы живём очень дружно. И если бурятская семья принимает русского ребёнка, воспитывает очень хорошо нравственно, я считаю, что это действительно хорошо. У нас в республике влияние религий очень ощутимо.

Я сказала, влияние религии. А вот в буддизме не бывает не то что деления на людей верных и неверных, а даже животные относятся к живым существам, требующим сострадания. Ярче всего такой подход иллюстрирует известный фильм «Семь лет в Тибете», где герой Бреда Питта просит пощадить дождевых червей при копании фундамента под кинотеатр. Аргумент – каждое животное существо, будь то человек или живое, могло в одной из прошлых жизней быть вашей матерью. Поэтому у нас действительно большое внимание уделяется матери.

Между тем живуч миф о том, что восточные женщины всегда были угнетёнными. На самом деле у кочевников культ матери-женщины, ведь жизнь кочевников сама по себе была очень суровой, даже князья и ханы, элита общества, всегда были воинами, а в это время тепло очага поддерживала женщина. На ней и лежала, например, заботы о детях.

Как же бурятские матери воспитывали своих детей? Бурятские дети отличаются сдержанностью, потому что с детства приучаются сдерживать свои отрицательные эмоции, чувства, такие как печаль, скорбь, страх, боль. Простой вздох даже считался грехом. Врачи говорят, что бурятки даже во время родов не кричат. Почему? Потому что это тоже влияние буддизма сказывается. Суровые условия не позволяли нашим предкам даже на короткий промежуток времени быть пессимистами, поддаваться душевной или физической боли. Такое умение контролировать отрицательные эмоции позволяет тренировать и накапливать духовную силу.

Традиционное воспитание в духе почитания старших, уважение к матери – это тема радио- и телепрограмм, которые существуют на ГТРК «Бурятия». Бурятское воспитание немыслимо без уважительного отношения к старшим. «У человека есть старшие, а у шубы воротник», – учат матери в Бурятии. До сих пор младших учат не вступать в разговор взрослых без приглашения. Речи нет о том, чтобы пререкаться с ними. На свадьбах, юбилеях всегда первыми поздравляют пожилые люди. При всем культе матери отец всё-таки является главой семейства. Ему первому подают еду и питьё. Но именно из-за уважения к жене буряты редко позволяли себе многожёнство, хотя по закону это было не запрещено. Вторую жену брали в случае бездетности, и то лишь с согласия первой жены.

Конечно, я далека от идеализации прошлого и настоящего, но в современном мире мы живём в других условиях, чем наши предки. Это неизбежно, как всякий естественный ход событий, нравится он или нет. И у нас увеличивается в последнее время число разводов и одиноких матерей, отказов от детей и лишения родительских прав. Входят в моду гражданские браки, как и во всех других регионах. Но зато у нас есть на ГТРК «Бурятия» такая прекрасная передача – «Семья и дети Республики Бурятия». Вот мы показывали на двух каналах, «Россия-1» и «Россия-24», это местный канал. Она состоит из нескольких рубрик, мы там всё рассказываем. Например, «Приёмная семья», «Каждому ребёнку – надежную семью», «В гостях у звезды», «Азбука добрых дел» и так далее. Поэтому я считаю, что ГТРК «Бурятия» вносит очень большой вклад в развитие семейных ценностей.

И ещё я хочу добавить, уважаемые коллеги. Я очень благодарна Фонду Андрея Первозванного, лично Елене Вилорьевне Пузовой, что она приглашает каждый раз представителей ГТРК «Бурятия». Мой коллега Владимир Жаров ездил, наш зам директора Марина Васильевна тоже ездила, принимала участие, и поэтому я лично для себя получила очень много ценного. Я надеюсь, что мы будем сотрудничать. У нас в республике все предпосылки создания филиала вашего центра уже есть. Два года уже работает республиканское агентство семьи и детей Республики Бурятия. Поэтому, если будете выходить со своим предложением на главу Республики Бурятия Вячеслава Владимировича Наговицына, я думаю, он не откажет. Спасибо. (Аплодисменты)

 

Елена Владимировна Фортуна,
главный редактор журнала «Родные люди»

Журнал о приёмном родительстве

Сейчас стали много писать об усыновлении, о других формах семейного устройства. Но сам подход к этим вопросам как-то так журналисты освещают, что он очень часто усугубляет ту пропасть, которая существует пока между людьми, которые взяли ребёнка в семью, и людьми, которые не взяли ребёнка в семью. Потому что тот факт, что просто приём ребенка в семью становится информационным поводом, сам по себе заставляет о многом задуматься.

И результаты публикаций, вообще все результаты публикаций на эту тему делятся на две большие категории. Это либо «розовые сопли», как мы их называем, да, публикации, вызывающие умиление, – ах, появился ребёночек в семье, либо, напротив, как у нас «жёлтая» пресса любит писать, – приёмные родители плохие, корыстные, детишек мучают и так далее, со своими никогда бы так вот не делали. Забывая при этом, что у нас 100 тысяч ежегодно детей при живых родителях оказываются в детдомах, от родных родителей пострадавшие, брошенные и так далее.

И я хочу, опуская центральную часть, где всё это объясняется, перейти к итогам. Если ваше СМИ, неважно, печатное, телевидение или интернет-СМИ, обращается к теме приёмного родительства, я хочу вам дать несколько советов. С позиции как приёмного родителя, который часто страдает от странных публикаций в прессе, так и издателя журнала о приёмных родителях.

Во-первых, не задавайте бестактных вопросов. Никогда не спрашивайте приёмных родителей, называет ли тебя ребёнок мамой или когда своих-то заведёте, или еще что-нибудь в этом роде. Старайтесь, чтобы был всё-таки иной информационный повод для публикации, кроме факта приёма ребёнка в семью. Сейчас принимаются законы, сейчас есть какие-то инициативы в регионах, да, регулярно у нас Министерство образования отчитывается в цифрах, считая по головам количество устроенных в семьи детей, для них это показатель какого-то успеха. Воспользуйтесь какой-нибудь информацией, чтобы привязать к этому семейную историю какой-то конкретной семьи. Например, в этом году устроено в семьи столько-то детей, вот одна из семей такая-то и такая-то.

И так многие люди думают, что усыновление сродни какому-то чуть ли не подвигу – о, хорошо бы таких семей было больше и так далее. Не надо, чтобы больше таких семей, надо, чтобы детей-сирот было меньше. Конечно, это путь борьбы с сиротством, но на самом деле лучше работать всё-таки на то, чтобы сохранять кровные семьи. Пока что не получается.

И не нужно лишний раз в сознании читателя закреплять мифы, которые у него и так есть. У нас очень плохо информировано общество об этом, именно поэтому появляются мифы. Когда вы делаете из приёмного родителя героя, вы эти мифы поддерживаете. Потому что человек не получает никакой информации, это убеждает его в том, что усыновление – это удел каких-то там сверхлюдей, а он сам никогда.

Мы не будем говорить, конечно, про публикации в «жёлтой» прессе, всем понятно, что это преувеличение, создание сенсации на ровном месте. И все-таки старайтесь, когда вы пишете на эти темы, чтобы ваши читатели распрощались хотя бы с одним мифом из тех, которые в их голове живут. Например, из серии того, что усыновляют только те, кто сам родить не может и так далее. Этих мифов очень много. По запросу в интернете «15 мифов семейного устройства», может, знаете прекрасную статью Людмилы Петрановскй на эту тему. И старайтесь не только умиляться приёмным родителям, но и немножко ваших читателей просвещать. От этого будет лучше всем, в том числе и приёмным родителям, которым эта публикация как-то поможет интегрироваться в общество.

Если вы пишите на эту тему, у меня есть некоторое количество журналов, подходите, возьмите по одному, просто посмотрите, как надо. Я без ложной скромности скажу, что вот надо так, потому что это журнал о жизни, о том, как живут приёмные родители.

 

Лидия Сиделева,
главный редактор журнала «Матроны.Ру» г. Москва

Площадка для заработка многодетным матерям

У меня был доклад на тему «Между рейтингом и смыслом, кто для кого и зачем делает новости». С удовольствием отвечу, если у кого-то будут вопросы про маркетинговую составляющую продвижения таких ресурсов. Что я хочу сказать. Одно из наших достояний, как я считаю, – то, что мы, в силу, конечно, своего не очень большого финансирования, предоставляем женщинам, которые воспитывают детей, многодетным матерям, такую площадку, где они могут зарабатывать. Они пишут статьи, они делятся своим опытом, они взаимодействуют с нами, с психологами, с журналистами. И получается такой новый способ предоставления реализации женщины не только как матери. То есть, с одной стороны, женщина находится внутри семьи, с другой стороны, она себя реализует. Спасибо.


В О З З В А Н И Е

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика