изготовление сайта в Харцызске

Дискуссионная секция № 1 «Взаимодействие государственных органов власти, общественных организаций и РПЦ в формировании и реализации семейной политики»

 

Анатолий Иванович Антонов,
заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Положение института семьи в России: текущие тенденции

Я хочу обратиться к друзьям семьи, «семьецентристам», которые собрались здесь. Нас очень мало, и мы представляем статистически меньшую часть нашего населения. Но с точки зрения нравственно-социальной, я надеюсь, лучшую часть. Я хочу немножко поменять план своего выступления, я не буду мучить вас цифрами и картинками. Хочется поразмышлять немножко о том, что происходит с семьёй и какое место занимает семья в этом мире.

Сложилось так, что семья очень часто интерпретируется в пассивном ключе: все изменения, которые происходят в обществе, так или иначе затрагивают семейную жизнедеятельность, и семья в такого рода теориях всё время обречена пассивно приспосабливаться к происходящим изменениям. О том, что семья является движущим фактором истории, почему-то предпочитают не говорить. Даже в советское время. Один из основоположников марксизма–ленинизма Фридрих Энгельс в своей знаменитой книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» написал о том, что движущей силой истории является способ производства, о котором мы всё время говорили в учебниках по марксизму и по марксистской экономике. Определяющими являются способ производства благ разного рода и семья как способ производства последующих поколений. И вот всегда в изданиях Энгельса редакторы к этой фразе делали примечание, что тут основоположник якобы заблуждается и ошибается.

На самом деле семья является первым институтом наряду с Церковью и государством, и вот этот триумвират – начало человеческой истории, мощные три института, которые и позволили человечеству развиваться так много тысяч лет. И семья в значительной степени определяла то, что происходило с людьми. К сожалению, сложилось так, что именно развитие семьи – расширенной, корневой семьи, как её называют, состоящей из нескольких поколений, и развитие семейной экономики (а до рыночного капитализма, которому примерно 300 лет, вся экономика во всех странах мира была семейно-аграрной)… и вот в этой семейной экономике 400–500 лет тому назад стали происходить очень существенные изменения, которые, в общем-то, и привели к появлению того современного устройства общества и государства, с которым мы знакомы. К сожалению, развитие капиталистического производства и государственного капитализма, который соответствует этому производству, но сейчас называется социальным государством, при своём бурном развитии отталкивалось от продуктов семейного производства, от населения, от воспроизводства населения. Капитализм немыслим без роста населения.

И вот на этом росте населения возникло то, что сейчас очень сильно ударило по самой семье. И мы должны, в таком широком контексте, думая о проблемах семейно-демографической политики, задуматься о том, что мы понимаем под семьёй. Я с собой взял очень много статей разных авторов модернистско-феминистского толка, которые говорят, что вообще нет и никогда не было семьи – той, о которой говорим мы с вами, фамилисты. А в лучшем случае говорят, что было три института: отдельно институт брака, отдельно институт родства и отдельно институт родительства – не отцовства и материнства, а родительства. Этот термин, в общем, имеет феминистско-модернистское происхождение. Более новая модификация отношения к семье связана с тем, что сейчас нам предлагают вообще говорить о том, что семья – это не имя существительное, а семья – это имя прилагательное: давайте говорить о семейных практиках наряду с другого рода практиками, которые наблюдаются в нашей жизнедеятельности. И вот это негативное отношение к семье выдаёт постоянное, системное стремление противников семьи избавиться от семьи и, прежде всего, от семейной социализации подрастающих поколений. От семейной социализации, которая мальчиков и девочек делает будущими мужьями и жёнами и, прежде всего, отцами и матерями. Это самый главный, с точки зрения современного модернизма, бич – семья: семья как традиционное устройство жизни, видите ли, готовит будущих матерей и отцов, лишая подрастающие поколения свободы выбора.

Я больше не буду распространяться на эту тему. Я хочу сказать, что первая и главная наша интеллектуальная, теоретическая задача – не забывать о том, что семья была и остаётся единством трёх отношений – родительства, супружества и родства, гармонического единства, основанного на совместной деятельности родителей и детей. Все несчастья и беды семьи, с которыми мы сейчас сталкиваемся, обусловлены тем, что совместная деятельность родителей и детей ушла из семьи, семья потеряла свою производственную функцию. Как бы это ни было печально, но дети перестали играть экономическую роль. И перестали быть страховкой в старости, самой лучшей пенсией для членов семьи, которые являются нетрудоспособными. Поэтому уход очень многих функций из семьи оставил семье только одно – реализовывать репродуктивную функцию. Но без тех функций, которые были у семьи в аграрном обществе, семья не может предложить нам сейчас никакой мотивации к деторождению. А с точки зрения семейно-демографической теории, для, так называемого, нулевого роста, для того, чтобы население оставалось тем, каким оно является, нам необходимо, грубо говоря, чтобы как минимум половина семей была трёхдетной. У нас сейчас примерно 6% таких семей, поэтому надо почти в 10 раз увеличивать потребность в такого рода семье, и это чрезвычайно сложная и тяжёлая задача.

Теперь несколько слов о том, каковы события последнего десятилетия. Вот картиночка (показывает на слайде). Внизу – суммарный коэффициент рождаемости, который, как мы видим (его конфигурация – чёрная штрих-линия), повторяет кривые желаемого, ожидаемого, идеального числа детей. То есть эта картинка говорит о том, что тенденция и тренды рождаемости обусловлены желаниями, намерениями, репродуктивной мотивацией людей. Очень многие люди, которые занимаются проблемами семьи и демографии, в последнее время много говорят о том, что у нас наметились благоприятные тренды. Да, действительно, коэффициенты рождаемости выросли – и общий коэффициент, и суммарный коэффициент, самый точный показатель рождаемости. Но это, во-первых, временное явление. Во-вторых… Вот здесь начинается высшая математика, и так же, как в ядерной физике, тут уже очень многие люди никак не могут понять, как можно парадоксально об этом говорить, но рост коэффициентов рождаемости ничего не говорит о росте рождаемости, если мы понимаем под рождаемостью интенсивность рождаемости, частоту рождения населения. Совершенно незначительно выросли доли рождения третьих, четвёртых и пятых детей. Пожалуйста, несколько слайдов дальше (показывает). Нижняя часть вот этой таблички – это рост суммарного коэффициента рождаемости, разложенного по очерёдности рождения: первые рождения, вторые, третьи, четвёртые и пятые. И вы видите в нижней части таблицы, что в основном те коэффициенты, которые сейчас выросли, выросли за счёт увеличения доли первых и вторых рождений. Если у нас раньше было примерно 27% вторых рождений в семейной структуре населения и две трети семей с одним ребёнком, то в эти последние годы видим, что стало 33% этих вторых рождений. То есть увеличилось на 5%. Это существенная прибавка, но это не 50%. Мы могли бы очень радоваться и гордиться ростом рождаемости, если бы хотя бы половина семей в структуре была двухдетной. Этого нет. А без роста двухдетности мы не выйдем и на рост семей с тремя–четырьмя детьми. Вот посмотрите – третьи, четвёртые, пятые и последующие рождения. Там тысячные доли увеличения этого коэффициента. И поэтому говорить о существенном изменении тенденции рождаемости в стране не приходится.

С другой стороны, у нас имеются данные по сравнению итогов переписи 2002 и 2010 года. И здесь показатели, о которых мы сейчас говорим и которые представлены в нижней части этой таблицы, – это показатели аналитические. А вот сравнение межпереписных данных. И вот мы видим, что с 2002 года по 2010 год у нас на 1 миллион уменьшилось число супружеских пар. При этом число состоящих в браке сократилось с 67,9 миллионов в 2002 году до 66,5 миллионов в 2010-м. Доля состоящих в сожительствах, незарегистрированном браке увеличилась с 9,7% в 2002 году до 13% в 2010-м. Это 4,5 миллиона пар. Уменьшился средний размер домохозяйств – на одну десятую, но уменьшился – за счёт уменьшения домохозяйств, состоящих из трёх и более человек. Число женщин 15 лет и более, родивших трёх детей, уменьшилось с 5,6 миллиона до 5,5. Родивших четырёх и более детей – с 3,3 до 2,6 миллиона. Среднее число рождённых детей на тысячу женщин в возрасте 15 лет и старше сократилось с 1513 в 2002 году до 1469. То есть мы видим, что временное увеличение грубых коэффициентов рождаемости не повлияло на общую тенденцию в первой декаде этого столетия. Поэтому я предупреждал министра Голикову, чтобы она не давала такие оптимистические комментарии к цифрам роста коэффициентов рождаемости. Я ей подарил книжку мониторинга демографической ситуации у нас в стране и попросил прочитать хотя бы предисловие и заключение. Она сказала: «Что вы, что вы, я прочитаю всю книгу», – но продолжала и дальше комментировать в радужном, лакировочном ключе эти тенденции.

К сожалению, в предстоящие 10–15 лет нас ожидает очень сильное крушение коэффициента рождаемости. И мы можем вернуться к исходному состоянию, к 1,2 ребёнка на одну женщину, а может быть, даже будет и меньше – 1,1 или 1,0. И мы предполагаем, что начнётся, может быть, в какой-то степени даже истерия по поводу падения коэффициентов рождаемости и роста убыли населения. Сейчас, по предварительным данным за 2011–2012 годы, мы приближаемся к тому, что минимизируется показатель убыли, но он опять начнёт увеличиваться. И к этому надо быть готовыми, и надо понимать, что те меры, которые были приняты, – ну, сложилось так, что эти меры, связанные с введением материнского капитала и детских пособий, наложились на тенденцию демографической волны, которая идёт от брежневской политики 1981 года, которая нам до 1987 года дала увеличение рождения мальчиков и девочек, и эти мальчики и девочки вступили сейчас в брак и дали эту волну в первой декаде. Теперь на подходе поколение 90-х годов, поколение самой низкой рождаемости. И поэтому они численно меньше. Уменьшается доля женщин в цветущем, репродуктивном возрасте от 20 до 29 лет – основной источник деторождения у нас в стране.

Эта тенденция неблагополучная, и она накладывается на самую печальную цифру. Мы измеряем репродуктивную ориентацию наших детей и подростков, начиная где-то с первого класса школы. И мы видим, что наши дети предполагают иметь в своей будущей семье в среднем на 0,3– 0,4 ребёнка меньше, чем мы сами сейчас. То есть каждое новое поколение, которое вступает в брачный возраст, имеет меньшую в сравнении с родителями репродуктивную ориентацию, которая потом и реализуется в браке. Поэтому, если мы даже сейчас введём новые пособия, увеличенные по размеру и ориентированные на другие категории (например, мы увеличим возраст предоставления пособий не до 1,5 лет ребёнку, а до 12 или до 18 лет – наверное, надо делать именно так), всё равно нынешние поколения людей, состоящих в браке, в этом смысле уже своё дело сделали: их потребность полностью реализована. А та доля людей, которые могут родить третьего, четвёртого и т. д., испытывают потребность в этом числе детей, – очень незначительная часть населения, они тоже эту потребность реализовали. Поэтому впереди довольно печальная перспектива.

Отсюда мы делаем вывод, что главным ориентиром в семейно-демографической политике являются наши дети и подростки, которые сейчас находятся в семьях. Мы должны так осуществить их социализацию, чтобы они хотели быть матерями и отцами и хотели иметь больше детей, чем мы с вами. Как это делать? К сожалению, ни в одной стране мира такого рода исследования не проводятся и, главное, не финансируются. И, к сожалению, наука недостаточно готова к тому, чтобы сказать, как это надо делать. Мы понимаем, что должны быть какие-то попытки как-то повлиять на формирование иерархии жизненных ценностей подрастающих поколений. Причём мы понимаем, что колоссальная роль принадлежит здесь средствам массовой информации – радио и телевидению. И я должен сказать, что мы в феврале–марте 2011 года провели анализ четырёх основных каналов телевидения с точки зрения того, в какой мере они пропагандируют семью и семейные ценности, и выяснилось, что (я не хочу показывать эту таблицу, она довольно сложная) подавляющее большинство фильмов являются антисемейными. И есть совершенно антисемейные фильмы. Не знаю, видел ли кто из вас такой фильм – «Заза». Там изображается приезжающая в город к своему сыну мамаша, которая влюбляется в друга своего собственного сына, молодого человека лет на 20 моложе её, и возникают разные коллизии, где она превращается из мамы в такую, прошу прощения за вульгарное выражение, модную тёлку. Это совершенно безобразный фильм, просто отвратный, когда искажается сама суть материнства и мать изображается не как мать, а как какое-то странное существо. Таких фильмов очень много. Причём в этом фильме нет никаких безобразных сцен, откровенных, порнографических. Нет. Надо относиться внимательнее к тому, как преподносится тема семьи. И вот здесь мы с сожалением отмечаем, что наше телевидение работает в противоположную от поддержания семьи сторону.

У меня истекло время. Буквально несколько слов. Я говорил о том, что нам надо сконцентрировать внимание на семейной социализации подрастающих поколений. И вопрос, который всех всегда волнует: в нашей стране невозможно говорить о семье и рождаемости, не поднимая вопроса об уровне жизни и материальном положении граждан. Мы чисто исследовательски обнаружили, что наше население считает, что достаточно приемлемым уровнем жизни будет тот уровень, который в три раза превышает нынешний. И если мы добьёмся этого, то сможем увеличить число семей с тремя детьми примерно до 15–18%. А нам надо 50%. Поэтому материальное стимулирование выведет нас на уровень современных европейских стандартов жизни, но не даст нам выхода из этой депопуляционной ямы, в которую мы провалились. Поэтому требуется какая-то другая политика. И вот главное, о чём я хотел сказать сегодня: нам надо в корне изменить отношение к материнству. Если мы ценим человека сейчас в стране по его вкладу в общенародное хозяйство, то мы должны прекрасно понимать, что вклад этот двоякий: с одной стороны, участие в производстве, в профессиональной занятости, внесемейной по своей сути, в создании благ разного рода;с другой стороны – это родительский труд, вклад в создание новых подрастающих поколений. Ведь у нас сложилась ситуация, когда на уровне государства и института семьи каждый год институт семьи поставляет, грубо говоря 1,5 миллиона юношей и девушек, готовую рабочую силу, которую потребляют все экономические и государственные институты, не расплачиваясь эквивалентно в условиях рыночной системы, на рыночном языке, по рыночной стоимости. Государство и наш бизнес не рассчитываются с семьёй эквивалентно в этом стоимостном отношении. То есть семья как бы бесплатно, в рамках средневекового благодеяния оказывает эту услугу. А государство, соблюдающее интересы бизнеса, стыдливо молчит об этом. Поэтому вложения государства, вклад в поддержание подрастающих поколений должен быть во много раз больше. И мы должны сейчас ставить вопрос прямо: наряду с занятостью во внесемейной деятельности нас интересует и занятность в сфере семейного производства. Поэтому профессиональное родительство, прежде всего материнство, должно быть монетарным. Давайте платить среднюю зарплату по стране матерям, потому что семья с тремя–четырьмя детьми (именно такая семья нам нужна) – это в миниатюре детский сад и в миниатюре школа. Давайте предоставим матерям возможность быть детскими воспитателями и учителями своих собственных детей. Мать, которая является учительницей и воспитательницей в детском саду, получает зарплату, а когда у неё собственный маленький детский сад, она ничего за это не получает – говорят, что она «сидит дома». С этим надо кончать. Это средневековый реликт. Времена изменились. И только после достижения этой политики мы сможем ставить задачу о том, как нам менять систему ценностей, как нам перефокусировать всё в нашей стране на интересы семьи с детьми.

И я последнее хочу сказать. Десять лет назад я перевёл книжку американского фамилиста Алана Карлсона, и он пишет о том, что Советский Союз рухнул достаточно безболезненно, потому что, особенно в последнее время, в коммунизм никто и не верил в Советском Союзе. А вот в западном мире (прежде всего, в Европе, а сейчас всё больше и в Америке) людей, которые полагаются на социальные пособия и в меньшей степени являются налогоплательщиками, становится всё больше и больше. Прекрасный пример – Швеция, страна, которая после Второй мировой войны была на третьем месте в мире по уровню жизни, доходам и развитию, а сейчас оказалась в третьей десятке. И это связано с тем, что в Швеции (мы говорили о шведском социализме) государство полностью заменило семью. Это не дало прибавки рождаемости, но ввергло Швецию в колоссальные государственные долги. Швеция сейчас находится в критическом положении, как и многие другие страны. Зачем нам сейчас строить модель европейского государства, так называемого государства welfare, социального государства, которое обращено на погибель так же, как и СССР, когда мы можем уже сейчас поставить совсем другую задачу? Именно помещение в центр всей социальной и экономической жизни семьи как раз и позволит нам говорить о третьем пути между капитализмом и социализмом в этом мире – о фамилистическом обществе и фамилистической цивилизации. Благодарю за внимание.

 

Олег Семёнович Филиппов,
заместитель директора Департамента медицинской службы помощи детям и родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации

Одной из основных задач является сохранение и укрепление репродуктивного здоровья

Добрый день, уважаемые коллеги. К сожалению, не было возможности вчера передать вам поздравление от министра с проведением такого мероприятия. Оно, безусловно, важно, поскольку формирование приоритетов включает в себя ряд аспектов, и Минздрав, соответственно, не может находиться в стороне.

Я думаю, что мы выстроим формат нашей работы следующим образом в отношении нашего взаимодействия. Поскольку у нас сейчас меняются определённые тенденции по формированию здорового населения, одной из самых основных задач является сохранение и укрепление репродуктивного здоровья. Сейчас уже подготовлена концепция развития здравоохранения, и там этот раздел отдельно освещён. Чтобы не выступать с каким-то программным докладом, поскольку он достаточно специфический, я думаю, что те вопросы, которые касаются именно охраны репродуктивного здоровья и позиции Минздрава в части снижения абортов, в части лечения бесплодия, в части диспансеризации именно подросткового населения с целью профилактики нарушений репродуктивного здоровья, становления репродуктивной функции… Давайте договоримся так: если какие-то вопросы у вас есть, вы мне их присылайте. В дальнейшем будет время, и я просто на них отвечу, чтобы не занимать много времени. Спасибо.

 

Вера Васильевна Емельянова,
заместитель губернатора Псковской области

В ближайшее время мы откроем семейные детские группы для многодетных семей

Добрый день, уважаемые участники форума. Позвольте мне от имени Администрации Псковской области, губернатора Андрея Анатольевича Турчака передать вам слова приветствия. К теме сегодняшнего разговора мы относимся более чем заинтересованно, тем более что сейчас действительно наступает момент, когда мы все ответственны за принятие решений, за возможный новый уровень и шаг в развитии нашей страны, за реализацию стратегий в отношении детей, за реализацию тех самых смелых планов, которые сегодня выстроены на федеральном и региональном уровнях. Думается, что та озабоченность и те проблемы, которые сегодня обсуждаются, должны быть реализованы в целом ряде конкретных действий и управленческих решений органов власти всех уровней.

Я хочу сказать о Псковской области. Псковская область, как наверняка многие знают, – одна из самых сложных территорий с точки зрения демографии. И демографический крест, который упоминают наши социологи и демографы, наша территория только за последние несколько десятилетий испытала дважды. До Великой Отечественной войны на территории региона проживало 1,5 миллиона человек, после войны осталось менее 500 тысяч. Только сейчас нам приходится, преодолевая кризис 60-х годов прошлого века, начала 90-х годов, выходить на динамику, которая просто-напросто стабилизирует: сегодня чуть менее 700 тысяч человек проживает на территории нашего региона. И хотя проблема демографии, уменьшение численности населения, превышение уровня смертности над рождаемостью во многих территориях, к сожалению, имеет место, нас сегодня это ни в коем случае не оправдывает, не освобождает от тех действий, которые мы сегодня должны предпринимать во избавление от этих печальных статистических данных. Поэтому работа с Центром национальной славы, с различными уровнями власти и организациями для нас крайне необходима, и мы благодарны вам за то, что Псковской области предложены различные модели взаимодействия. За них мы вам чрезвычайно благодарны и реализуем проекты в рамках соглашения с Администрацией, начиная с 2010 года.

Но мне бы хотелось сказать о том, что сегодня действительно очень важен консенсус, договорённости, взаимодействие – и межведомственного уровня в каждом субъекте Российской Федерации, и на уровне различных организаций и органов власти. Преодолевая отрицательные демографические тенденции, мы отчётливо понимаем, что здесь нам может помочь только комплексный подход и комплекс мер, который уже сегодня даёт определённую позитивную динамику. Да, действительно, уважаемый профессор Антонов сказал о том, что наложились определённые политические решения, управленческие решения, демографический позитив трендов, который был несколько лет назад, на то, что мы имеем – все в России – положительную динамику. Но думается, что анализ региональных систем может позволить нам сегодня всё-таки отреагировать на те вызовы, которые нас в ближайшее время ожидают. Да, мы сегодня и в Псковской области гордимся тем, что наконец-то динамика уменьшения смертности и увеличения рождаемости пошла в пользу рождаемости. Мы сегодня имеем, несмотря на сложность территории, стабильный уровень прироста детского населения, который нам так необходим. Мы сегодня впервые (я имею в виду динамику 2011 года) показали уменьшение детской смертности на 13%. Да, увы, сегодня 2012 год, новые показатели и критерии живорождённости, есть и некоторые проблемы перехода системы здравоохранения в новое состояние. Уже эта позитивная динамика, к сожалению, меняется. Нам нужно вовремя её проанализировать и выровнять для того, чтобы иметь положительный прирост. Мы должны сегодня говорить о комплексе мер, которые реализуются федеральным Министерством здравоохранения, и всячески поддержать программы модернизации, в рамках которых и по всей стране, и в Псковской области идёт работа по совершенствованию системы детства и родовспоможения. Создаются перинатальные центры, организуется высокотехнологическая помощь детям с малой массой тела и другим детям. Ревизуется и совершенствуется оказание медицинской помощи, начиная с диспансеризации детей и выстраивания её через различные уровни в каждом регионе. Мне думается, здесь эти меры должны быть поддержаны. И я благодарна министерству и хочу сегодня передать присутствующим здесь коллегам, что эти программы продолжатся, и они уже сегодня закрепляются на уровне федеральных целевых программ, и думается, они дадут свой результат в ближайшем будущем.

Но тем не менее мы должны сегодня понимать, что задача повышения рождаемости, сохранения детей может быть решена и другими способами. Мы много говорили. Я знаю, что и вчера обсуждался вопрос, связанный с предупреждением абортов. Псковская область включена в этот проект, и наши ожидания и прогнозы по доабортному консультированию – это введение психологов в наших лечебных учреждениях, в женских консультациях –увеличение рождаемости до 10%. При этом мы безусловный акцент делаем на то, чтобы сохранить тех детей, которые сегодня должны родиться и должны до года получить хорошее медицинское и социальное обслуживание.

Особый момент во всей этой работе – действительно поддержать семью, которая может родить третьего и последующих детей. Вот тут целый комплекс и медицинских, и прежде всего социальных мероприятий, который реализуется у нас в регионе. Мы для себя обозначили эту аудиторию ключевой в решении демографической проблемы. Мне думается, что сегодня уже пришло время, когда мы должны действительно набрать ту концентрацию, массу положительного отношения к многодетной семье, которая позволит каждой молодой семье принять решение в пользу третьего и последующего ребёнка. Сегодня общественные организации Псковской области, а у нас их несколько, принимают в этом самое активное участие, и вместе с властью мы находим взаимодействие и решение, которое позволяет нам сегодня реализовать их в рамках областной программы дополнительных мер социальной поддержки многодетных семей. Этот социальный пакет есть, можно найти его в интернете в рамках нашего закона и нескольких целевых программ. В совокупности с федеральными нормами мы ввели сегодня и региональный материнский капитал 100 тысяч рублей, ввели дополнительные меры, связанные с детскими пособиями, с организацией проезда для семей, финансирование мероприятий по приобретению школьных учебников, школьного питания, детского лечения и многого-многого другого. Но есть ещё большой простор для наших совместных решений, что, собственно говоря, позволяет мне сегодня сказать о том, что за 2012 год многодетная семья с благодарностью отреагировала на демографическую ситуацию: 1112 детей стали третьими и последующими в семьях Псковской области. Это почти 20% от всех, кто родился в этом году. И год ещё не закончился. На прошлой неделе у нас родилась третья тройня (а их у нас на территории не было 8 лет). То есть это и есть определённая реакция на те мероприятия и меры, которые сегодня могут быть предприняты властями. И мне думается, что это тот ресурс и тот резерв, который мы можем использовать, когда, к сожалению, количество женщин репродуктивного возраста уменьшается. Уменьшается оно и в Псковской области. Сегодня мы приводим грубые цифры. Если мы до 10% уменьшим количество абортов, до 15% увеличим количество детей в многодетных семьях, до 10% организационными мероприятиями (так говорит статистика) мы можем влиять на увеличение численности наших детей – вот те ресурсы, которые мы сегодня реально можем задействовать, понимая, что мы, к сожалению, количество женщин этого возраста пока увеличить не можем.

Я совершенно согласна с коллегами в том, что наша глобальная стратегическая задача – это работа с молодёжью, которая вступает в репродуктивный возраст. Формирование семейных ценностей, ориентации на то, что сегодня семья должна быть больше, чем та, в которой ты сам находишься, – это требует колоссальных усилий. И в этом отношении органами власти, системами здравоохранения и социальной защиты могут быть предприняты значительные шаги, которые на самом деле повернут и прибавят к этим самым процентам ещё как минимум столько же. И в этом отношении, я думаю, можно говорить и о системных знаниях, которые нужно усиливать в рамках образовательных программ, в рамках программ дополнительного образования, тех мероприятий, которые реализуются в рамках молодёжной политики, и о многом другом, что сегодня может предоставить каждый регион.

Я хотела бы отдельно сказать о системе поддержки семей и родителей в рамках дошкольного образования. Очень важно сегодня не просто обрести возможность получения дошкольного места на территории региона, а в этом отношении Псковская область при всей сложной социально-экономической ситуации, которая имеется, пришла к тому, что сегодня все дети от 3 до 7 лет практически имеют места в дошкольных учреждениях. Губернатором поставлена задача опередить график, обозначенный в указах президента, добиться полной свободы от этой очереди, если можно так сделать: Псковская область – территория без очереди на дошкольное образование к 2016 году. То есть все дети от 1,5 лет будут иметь на это право.

Кроме того, мы сегодня создали нормативную базу, которая позволит нам в самое ближайшее время реализовать задачу, связанную с открытием семейных детских групп для многодетных семей. Такое предложение мы сегодня нашей ассоциации высказали, тот посыл, о котором мы сейчас слышали в докладе, – создать условия маме находиться дома, воспитывать своих детей и получать за это заработную плату, быть воспитателем для своих собственных детей, а может быть, принять ещё и соседских одного–двух. Это решит и проблему дошкольного образования, и проблему мамы, и проблему тех детей, с которыми она будет находиться в реальных условиях в системе домашнего воспитания и домашнего образования.

Уважаемые коллеги, мы сегодня действительно не исчерпали возможности, которые нам всем нужно друг у друга увидеть, обобщить, распространить и добиться тех положительных сдвигов, которых так ожидает от нас сегодня наша страна, каждый регион. И в этом отношении Псковская область готова быть пилотом, участником любого инновационного проекта и предложить свою площадку для взаимодействия и сотрудничества. А Фонду я бы сегодня хотела передать вот такой памятный сувенир, который изготовлен нашими мастерами, с псковской государевой, господарской печатью, который мы сегодня передаём вам от нашего очень интересного, красивого города, от нашей территории, которая в этом году отмечала 1150-летие со дня упоминания Изборска в летописях. И в мероприятиях, посвящённых 1150-летней истории нашего государства, мы занимаем особое место, чем и гордимся, и приглашаем вас к нам в гости и к нашим делам, которые мы сегодня реализуем благодаря тем традициям, которые закладывали наши предки, наша святая княгиня Ольга как символ женственности, символ семейственности и символ государственности. Спасибо большое.

 

Борис Евгеньевич Шахов,
ректор Нижегородской государственной медицинской академии

Вуз – территория сохранения семейных ценностей

Уважаемый президиум, уважаемые коллеги, – а я думаю, что сегодня мы с вами коллеги, несмотря на то что, может быть, занимаемся и разными вещами, но сегодня мы говорим об одном. «Вуз – территория сохранения семейных ценностей» – так определён мой сегодняшний доклад, и кажется, что это крайне сложное дело. Но постараюсь на примере Нижегородской государственной медицинской академии, учредителем которой является Министерство здравоохранения Российской Федерации, показать, что мы можем сделать по этому вопросу.

Профессор Антонов очень хорошо охарактеризовал сегодня, что такое семья и что такое семейные ценности, и раскрыл те проблемы, которые существуют сегодня в обществе. Это избавило меня от такой необходимости, и я хотел бы добавить только некоторые вещи. То, о чём мы сегодня говорили и говорилось в докладе, о тех взаимоотношениях между людьми, между молодыми людьми – всякие, так сказать, свободные отношения, да и, скажем, безбрачные, они ведь ещё приводят к нарушению здоровья молодых людей. И очень важная вещь, которая в результате получается – это бесплодие. Такой диагноз сегодня ставится очень часто, и мы понимаем, что это приводит к той демографической ситуации, которая возникла в нашей стране. И молодёжь, которая приходит в наш вуз, в медицинскую академию (я думаю, что ситуация похожа и в других вузах), имеет очень неблагоприятный опыт семейных ценностей. Это опыт неполной семьи. Сегодня очень многие ребята, с которыми мы разговаривали, воспитывались только одним родителем, и они вот этой семьи не ощутили, а значит, и о семейных ценностях говорить очень сложно.

Что такое семейные ценности? Это, действительно, очень сложное, объёмное понятие. Частично профессор Антонов его раскрыл, но я, прямо вам скажу, запутался в этом деле, и на следующем слайде решил выделить эти семейные ценности. А потом понял, что одного слайда недостаточно. Вот кое-что написал, и это действительно очень важные вещи: традиции, духовная общность, сотворение будущего. Я решил остановиться на двух важных моментах. Чем мы занимаемся в вузе? А занимаемся мы в вузе воспитанием. В вузе учатся студенты, будущие врачи. Вы знаете, это всё-таки люди, отличающиеся от студентов других вузов, что бы мы с вами ни говорили. Врач всегда был центром культуры. Это всегда был не только специалист, охраняющий здоровье человека, но высококультурный и интеллигентный человек. Давайте вспомним старые фильмы, когда молодые люди уезжали в деревню. Можно это, конечно, отнести и к преподавателям, и к другим специальностям, но врач – это всегда что-то особое. Когда он приезжал в деревню, вокруг него формировались такие группы людей, да, собственно, все тянулись к нему, чтобы что-то узнать новое. И молодёжь, и среднее поколение, и старшее поколение. Сегодня этого практически нет. Нужно это возродить, и мы уделяем этому очень большое внимание сегодня.

Мне часто говорят: уже поздно, нечего воспитывать, лежит-то уже вдоль лавки, а не поперёк. Ну, так что же, опустить руки и ничем не заниматься? И мы с вами можем сказать, и мы это замечаем, что в каком бы возрасте наш молодой человек, наш студент ни был, он всё равно старается воспринять хорошее. И он поддаётся воспитанию. Не все, не 100%. Да, иногда не получается, но всё-таки есть некое удовлетворение.

И второй пункт – это помощь студенческой семье. Мы с вами знаем, что пока студенты учатся, они обзаводятся семьями, это очень хорошо, замечательно, и даже появляются дети. И это тоже приветствуется, и мы должны пойти навстречу этим молодым семьям.

Вот мы оказываем материальную помощь студенческим семьям, обеспечиваем их жильём. Сегодня 73 семьи в нашем вузе живут в отдельных комнатах, хотя семейного общежития как такового нет, и, в общем, не очень это приветствуется, чтобы семьи жили в общежитии, но и не воспрещается. Поэтому мы организовали семейные блоки в наших общежитиях и помогаем молодым семьям. Хотя многие могут жить и в городе, с родителями, родственниками, и так делает большинство, но тем не менее есть группы людей, которые хотят жить отдельно. Мы, естественно, помогаем и молодым парам, и детям. И самое главное, что характерно для нашего вуза, как и для любого медицинского, мы заботимся о здоровье – и ребёнка, и молодых родителей. Здесь не существует никаких проблем. Кафедры, которые располагаются на базах крупных клиник Нижегородской области, Нижнего Новгорода, конечно, в любой момент приходят на помощь, консультируют, лечат, госпитализируют, и здесь все вместе – и здравоохранение, и работники медицинского вуза – идут навстречу нашей молодёжи.

Мы проводим различные воспитательные мероприятия. Вот видите, межвузовская конференция «Право на жизнь», проблема абортов. Очень серьёзная проблема, и я вам должен сказать, что заставила нас заниматься этой деятельностью – просветительской в основном – наша Нижегородская епархия, митрополия, и мы вместе с ними проводили очень много таких встреч и с молодёжью, и с теми, кто занимается этой работой, я имею в виду акушеров-гинекологов, и с преподавателями наших вузов. Вот круглый стол «Кому в семье жить хорошо?», конференция «Роль сексуального поведения». Конечно же, речь об инфекциях, передающихся половым путём, целомудрии, добрачных отношениях и так далее. Вопросы демографических и семейных ценностей у нас включены в учебный процесс. Обязательно, на многих кафедрах об этом речь идёт. В первую очередь это социально-гуманитарные науки, организации здравоохранения, все педиатрические кафедры, акушерско-гинекологические и многие другие кафедры. Об этом сейчас мы много говорим.

И вот воспитательная работа. Приоритеты воспитательной работы на этом слайде указаны. Я ещё раз хочу повторить, что самое главное – мы хотим, чтобы наш выпускник был не только хорошо профессионально подготовлен, но и был воспитанным, интеллигентным человеком. Конечно, вопросам духовно-нравственного, эстетического воспитания мы уделяем большое внимание.

 Мы давно уже сотрудничаем с нашей Нижегородской митрополией. Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий регулярно встречается с преподавателями на нашей территории, и я, как ректор, встречаюсь с представителями духовенства, у нас тоже проходят различные встречи. Начали так, а потом решили: а почему только мы встречаемся? Почему молодёжь не хочет пообщаться? Нет, она хочет, давайте это организуем. И организовали. И теперь мы встречаемся, и молодёжь между собой тоже встречается и обсуждает те вопросы, которые её интересуют. А их интересуют очень современные и очень актуальные вопросы.

Вот путешествия наших студентов, паломнические поездки и так далее, это всё тоже воспитывает. И, конечно, в прошлом году наша академия приняла Всероссийскую программу «Святость материнства» Фонда Андрея Первозванного, провели на нашей базе межвузовскую конференцию, многие были на этой конференции. Мы поняли, что всё получилось, иначе бы нынешний форум не состоялся в Нижнем Новгороде.

Вот волонтёрская деятельность наших студентов, мы занимаемся этим очень активно. Обратите внимание, мы взяли под свою опеку детский дом и коррекционную школу. Это сироты и больные дети. На что я хотел бы здесь обратить ваше внимание? Это идёт не от ректора, не от проректора, не от профессоров. Пришли студенты и сказали: мы хотим заниматься с детским домом № 2 и с коррекционной школой № 39, помогите нам. То есть инициатива шла от студентов. И когда я уже бывал в этих школах на различных праздниках, я обратил внимание на то, что подобралась очень хорошая группа молодёжи, наших студентов, которые с огромным удовольствием нянчатся с этими детьми. Когда я посмотрел на них, я понял и своим коллегам сказал: в этих ребятах я уверен, из них получатся хорошие врачи.

Проект «Луч солнца». Кажется, что тут, какие семейные ценности? Но это же наши ребята, которые занимаются с детьми, причём с больными детьми. Это онкология, травматология, гинекология. И надо видеть глаза этих ребят. Это опять же интеллигентные в будущем люди и, надеюсь, хорошие профессионалы.

Хоспис. Это уже вообще с пожилыми людьми. Но если молодой человек идёт ухаживать за пожилым человеком, за беспомощным человеком, разве это не правильно? Разве это не хороший воспитательный порыв и момент для будущего врача? И это тоже в разделе воспитания. Но и семьянином такой человек будет хорошим, это уже мы считаем аксиомой.

Очень большим авторитетом и спросом пользуется «Школа здоровья», которая была организована по инициативе опять же нашего студенчества. Видите, какие темы семинаров: сквернословие, профилактика абортов, здоровый образ жизни. Самые насущные и важные проблемы. Сначала всё это проходило только в стенах нашего вуза, затем другие вузы стали приглашать, средние учебные заведения, школы, и сейчас уже наши ребята выезжают даже в другие регионы.

И заключительный слайд, который я сам сформулировал, исходя из того, что говорил. Культурный, грамотный, воспитанный человек, каким должен быть, обязан быть врач – выпускник медицинского вуза. И, воспитывая такого человека, мы вносим вклад в формирование семейных ценностей. Спасибо.

 

Валерий Валентинович Пациорковский,
профессор, доктор экономических наук, заведующий лабораторией Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Дети должны накапливать пенсию для родителей

Я хочу поддержать всяческие начинания и соображения, которые высказывались вчера и сегодня относительно укрепления традиционной семьи – многодетной, многопоколенной и, более того, саму себя воспитывающей, дающей себе образование. Я абсолютно всё это поддерживаю. Но, останавливаясь на последних моментах, хочу вас спросить: а где вы сегодня сможете найти семью четырёхдетную, пятидетную, которая на той жилой площади, где она живет, обеспечивала бы воспитательный и, тем более, образовательный процесс? И не только своих детей, да ещё и соседских. Поэтому, как ни критикуй материально-экономическую базу, к ней надо всё время возвращаться. Я думаю, проблема состоит в том, что если мы смотрим в завтрашний день и учитываем вчерашний опыт, конечно, надо изменять весь уклад жизни и, прежде всего, материально-вещественную среду обитания семей. В этом плане массовое индивидуальное жилищное строительство есть единственный путь, когда мы сможем приблизиться через какое-то время к тем желаемым шагам, о которых мы сегодня говорим.

У меня две картинки, совершенно замечательные. Одна – в русской традиции, это Ивановская область. Другая – более модерн, это Липецкая область, Елецкий район. Я думаю, что индивидуальное жилищное строительство должно проходить под лозунгом «посадить как можно большее число людей на землю». Именно на землю. Потому что на самом деле многодетные, многопоколенные семьи не могут жить в городских квартирных условиях. Как эксперимент, конечно, можно и в космосе забеременеть, и на двадцатом этаже, но как популяция мы, конечно, можем размножаться только на земле. Поэтому приблизить всё это дело к земле чрезвычайно важно. При этом, когда я говорю «к земле», не имею в виду сельскохозяйственное производство и деревню. Нет, я это не имею в виду. Но я думаю, что если мы начнём эту политику, многие люди по-настоящему придут к земле. Потому что земля – это фундаментально. Вся наша культура, которая развивается как вторая природа, это ложный путь развития, потому что в корне культуры – земледелие. Из земли произошёл человек, и в неё он уходит. Поэтому мне думается, что это очень важное направление событий.

Мы говорим: хорошо бы, конечно, повысить коэффициент рождаемости, увеличить долю многодетных семей до 50%. А как мы можем это сделать, если в сельской местности живет сегодня 30% населения? Меньше, 26%, а в городской – 70% с лишним. И повсеместно в городах депопуляция. Города традиционно и исторически не воспроизводят себя, особенно большие города. Чем больше город, тем больше вероятность того, что он, как молох, перемелет поколение, отдаст их культуру в инженерию, проектное дело, куда хочешь, но только не в воспроизводство. Город съедает всё это. И в некотором роде это нормальная вещь. Но если мы думаем, что нужно увеличить долю многопоколенных семей, то должны стараться посадить как можно больше людей на землю. И это, вообще говоря, тенденция формируемого нового общества. Нам показывают, что происходит в Европе, что они бузят при 600 евро пенсии, ведь многие из тех, кто бузят там, не понимают, что они уже никогда не вернутся на те рабочие места, которые они потеряли. Этих рабочих мест просто не будет. Сегодня индустриальное производство не нуждается, как в эпоху промышленной революции, в многочисленных рабочих руках. Оно нуждается в исключительных, квалифицированных рабочих руках. Поэтому готовить людей к реиммиграции из города – это очень важное и правильное направление событий. Потому что очень скоро и у нас так же бузить будут, если мы будем и дальше вести политику сосредоточения населения в крупных городах. Я уже не говорю о депопуляции и прочих вещах. Пожалуйста, а что же мы стоим? Ну, стоим и стоим.

Если говорить о том, что нужно делать, то, в первую очередь, конечно, если мы за третьего ребёнка станем давать землю, то за четвёртого надо помогать строить жилье. Причём помогать строить, а не строить для них. Это разные вещи. Все наши реализуемые программы – от обеспечения жильем военных до молодых специалистов и молодых семей – ориентированы на то, что людям дадут жильё. Это неправильная в корне мысль. Это мысль, идущая из индустриальной эпохи, когда у людей не изменения в семьях происходили, а их насильственно изгоняли из сёл и деревень и направляли в города. Потом давали общежития, потом 17 лет очереди и потом малогабаритную квартиру.

Нам вчера говорили о том, что в Кировской области дают 300 кубометров за четвёртого ребенка. Я думаю, что это очень правильное направление событий. И ясное дело, что практика будет идти своим путём. Наша страна такая огромная, и у нас много такого позитивного опыта. Надо смотреть, как в сельской местности события развиваются. Нам вчера говорили: в Архангельской области, приезжайте, мы вам поможем, или вы нам поможете. Но на Русском Севере полный развал сельской местности. Полный, абсолютный. Там жилой фонд не газифицирован до сих пор, нам показывают дома, которые строили прадедушки и прабабушки, а несколько поколений на селе вообще не строили дома. О чём это может говорить? И так дальше, и всё, что с этим связано. Возьмите Новосибирскую область, там тоже сельская местность до сих пор не газифицирована, а рассказывали нам о больших начинаниях.

Это первое направление. Содействовать не ипотекой, не девелопментом, не девелоперами московскими, типа «мы строим дома», а люди сами должны строить дом. Это не значит, что каждый должен взять сам и идти туда, так никогда и не было, но это должна быть моя инициатива и решение моих проблем, и там, где я считаю нужным. Конечно, могут сказать, что все пожелают на Красной площади построить свои дома, но я в этом не уверен.

Второе, на что я хотел обратить внимание. Я думаю, что если мы говорим о многопоколенной и многодетной семье, то, конечно, проблемы воспроизводства населения надо бы увязать с проблемами старения. Не просто на словах, что мы, с одной стороны, мало рожаем а, с другой стороны, много стареем. Нет. Я думаю, что пенсионная система, та, которая существует, потерпела крах. И в условиях быстрых перемен, пока поколение не может заработать семье на старость, это фикция. Потому что живёт оно из текущих зарабатываемых денег и из текущего курса. И при нашей 5-процентной инфляции вы понимаете, во что превращаются наши деньги через 10, 20 лет и так далее. И как это можно заработать независимо от всех этих фондов и так дальше. Так что я думаю? Я думаю, что, конечно, надо было бы не так просто в систему оплаты труда это включать, но дети должны накапливать пенсию для родителей. Тогда будет опять заинтересованность в детях и их количестве, что самое главное.

У нас сейчас пенсия имеет страховую, накопительную и базовую части. Я сейчас ничего не говорю о накопительной части, вокруг которой идут споры, её хотят изъять аккуратно, и дураки, кто клюнул. Я тоже в своё время так клюнул. Накопительная пенсия – это ведь фактически депозит. И если у кого-то есть возможность заниматься этим делом и играть в депозитные игры, то почему нет? Можно ещё и на бирже заработать. А базисная часть – это что общество заработало, что в среднем разделили, и это у нас связано с прожиточным минимумом. В это тоже большой вклад мы не делаем. А вот страховая часть пенсии формируется каждым самостоятельно в увязке с его количеством и качеством труда. В зависимости от того, какую зарплату он получал и сколько лет работал. Я думаю, в формировании вот этой страховой части пенсии и должны участвовать дети. Каким образом? Сейчас эта страховая часть пенсии составляет 14%, это очень немало. Это очень даже много. Если бы первый ребёнок отцу и матери отдавал 5%, второй 5%, третий 5%, то отец и мать очень быстро сообразили бы, что у них будет потом. А так, конечно, все эти дискуссии, откладывание на год одного и того же, как деньги забрать, и так дальше. Короче, необходим механизм воспроизводства, который был в России, а в России этот механизм аграрного перенаселения работал потому, что владение землёй, участком в площадном плане было увязано с числом детей в семье. Поэтому в России было аграрное перепроизводство. Это община, которую ругали, большая история. Но я думаю, что без воссоздания механизма заинтересованности родителей в том, чтобы у них было больше детей, именно прямой заинтересованности, конечно, мы никогда этот вопрос не решим. Спасибо.

 

Эва Ковалевска,
руководитель регионального бюро «Human Life International» по Восточной и Центральной Европе

Просемейные и антисемейные программы

Спасибо большое. Выступления короткие, а говорить можно очень долго на эту тему. Немножко подробностей об ошибках, которые можно сделать. Это особенно важно, потому что надо смотреть вокруг и не делать то, в чём не повезло другим, но сделать так, чтобы цели были такие, какие мы хотим. Сначала ещё раз дефиниция, что такое семейная политика. Это часть социальной политики, представляющая системы права в их экономических, социальных и культурных решениях, принимающихся государством по отношению к семье. И самое важное, какие цели. Цели могут быть разные. Самые важные цели для нас: первое – укрепление основной ячейки общества, которой является семья; второе – повышение рождаемости.

Все знают, что налоговые системы могут поддерживать семью и могут разрушать её. Но здесь показаны возможности этой системы, которые используют некоторые страны, учитывая возможности своей налоговой систем. Об этом всегда идёт большая дискуссия, но это помогает. Возможности совместного налогообложения супругов, а особенно родителей с детьми. Это важно, потому что если это не делать, это несправедливо. Если у кого-то семь детей, ему надо платить больше – за пищу, за всё, а рассчитывается только на одного или двух человек. Дальше повышение квоты, свободной от налогообложения, в зависимости от семейной ситуации. Это делается, например, в Польше. Налоговые льготы на детей могут быть разные и налоговые отчисления на образовательные цели. Я знаю, что в России такие программы есть.

Хотела показать очень важное. Есть программы просемейные и антисемейные. Я думаю, очень часто бывает так, что некоторые люди не понимают до конца, что есть семейные вопросы, которые будут помогать рождаемости народа, а есть антисемейные, которые включают антисемейную политику. Я вчера слышала, что некоторые чиновники мешают этой программе, поэтому я хотела показать ещё раз. Про налоговую систему я уже говорила. Следующее, финансирование контрацепции и абортов. Если планирование семьи – это просемейная политика, никогда хорошей рождаемости не будет. Наверное, многие понимают, в чём дело. Теперь не только аборты. Хирургические аборты – это уже история. Теперь идёт химия. Эта химия везде. Это большие деньги и большая реклама. В программы планирования семьи очень часто бывает включена тема семьи, и, эти деньги идут против семьи, хотя мы говорим, что они просемейные. Очень важно.

Следующее. Искусственное оплодотворение. Это не лечение, это не терапия. Есть очень маленький процент случаев, когда женщина рожает, но это большие деньги. Если она будет рожать одного ребёнка, следующего уже не будет, потому что никто не помог её лечить. Нам нужно профессиональное лечение бесплодности, а не только большие деньги на искусственное оплодотворение. И разводы. Если получить развод будет так же легко, как пойти в кино, то разводов будет очень много. Разрушена семья – это меньшая рождаемость. Всегда и во всём мире. Это типичные феминистические программы, феминистки не хотят сохранить семью. И ещё говорят, что в семье есть насилие. Насилие есть в каждом обществе, мы против насилия, это ясно. Но если мы говорим, что насилие только в семье, то мы говорим неправду. Если мы разрушим эту семью, насилие останется. И большие программы, большие деньги идут против насилия в семье, и это считается просемейной программой. Это антисемейная программа, помните всегда.

И мы боремся с этим очень много лет, с этими программами всегда есть проблемы. Многодетные семьи рассматриваются как социальная патология. Я слышу, здесь идут разговоры, дискуссии, что если у кого-то семь, десять детей, то это, наверное, патология. Может быть, у них забрать детей, потому что зачем им так много? Наверное, это патология. Неправда. Это антисемейная программа. И если мы будем в просемейной программе поддерживать сожительство и однополые связи, которые хотят называть себя тоже браком, на это можем потратить большие деньги, но рождаемость не будем повышать. Это тоже антисемейное.

Я хотела показать немного цифр. Там, где большие расходы на просемейную политику, там же и большая рождаемость. Но смотрите, надо дать деньги на просемейную политику, а эффекты будут через несколько лет. Поэтому мы показали несколько лет вперёд, и это не так, что мы дадим деньги, и в тот же самый год или на следующий уже будут плоды. Не будут. Бывает так, что 10, 20 лет потребуется. А политики всегда думают о том, что будет через два года, когда будут следующие выборы. Это проблема во всём мире, не только у вас.

Смотрите, вот Ирландия. Ирландия имеет очень большую рождаемость, потому что у них сильная традиция многодетных семей. И таких семей очень много. И есть традиция, что не надо делать аборты. Это не только конституционный запрет, но традиция, что не надо делать аборты. И Франция. Французские просемейные программы очень интересные, надо на них посмотреть, у них есть успех, и есть большая рождаемость. Но надо отметить, что во Франции много мусульман, а мусульмане имеют много детей. Я всегда говорю, христианам тоже надо посмотреть на себя и сказать: если у них так много детей, они любят своих детей, они сохраняют свои семьи, почему мы это не делаем? Это тоже большой вопрос. И хотела обратить внимание на Германию и Австрию. Они дают много денег, расходы большие, а рождаемость низкая. Почему? На что идут эти деньги? Очень важный вопрос.

Следующий слайд. Примеры программ семейной политики и больших ошибок. Первая большая ошибка – ювенальная юстиция. Чрезмерная опека государства. Государство отбирает права родителей и захватывает права детей и говорит о правах детей. Права детей должны быть вместе с правами родителей, всегда. Надо сохранять детей, надо сохранять семью. Но эта проблема не только у вас, она идёт из разных стран. В Польше, в моей стране, когда это случается, всегда есть большая авантюра. Но, случается время от времени, и всё чаще и чаще. Поэтому надо смотреть на это. Это не семейная программа, ещё раз подчёркиваю.

Очень интересная ситуация была в Польше с 2004 по 2006 год. Мы имели такую феминистическую систему, что если кто-то был одиноким родителем, он получал деньги на детей. Те, которые имеют малые доходы. Но те, кто жил в браке, многодетная семья, и в этой семье было хуже, и детям нечего было есть, дети не получали ничего. Если развелись, то получали очень много. Мы боролись с этим несколько лет, и в конце концов наш конституционный суд сказал, что это дискриминация детей из многодетных семей. Я хотела обратить внимание, мы всегда говорили, что надо помогать одиноким и сиротам. Да, надо, но надо также помогать тем, то в трудной ситуации. Сохранять семью, сохранять связь между родителями и детьми. И такая система может вредить. Посмотрите, на 18% в то же время увеличилось количество разводов в Польше, а у нас ещё есть возможность в суде установить раздельное проживание родителей, и тогда 95%. Я разговаривала со своими друзьями, и они говорят так: мы бы пошли в суд и оформили развод, но мы верующие, и мы этого не сделаем. Но если государство хочет, чтобы они развелись, такая же большая проблема может появиться и у вас.

Следующий слайд. Дискриминация при получении кредитов. У нас это ещё есть. Если аренда стоит больше, чем кредит на то, чтобы купить квартиру, и ещё при кредитах есть возможность, чтобы государство немножко помогло. Но люди не могут взять кредит, если у них нормальная семья. Когда после развода придёт мать с одиноким ребёнком или отец с одиноким ребёнком, они оба могут взять кредит и купить себе квартиру. Это дискриминация, надо смотреть на это и не делать так.

И, следующий слайд. Огромное финансирование программ борьбы с насилием в семье. Я уже говорила, что эта программа может потребовать таких больших деньг, что не хватит ни на что больше. Это у вас угроза ювенальной юстиции. На ювенальную юстицию пойдут такие деньги, что уже не будет возможности помогать многодетным семьям. Но надо бороться и посмотреть на другие страны, как они борются с этим. И успехи есть.

И наконец, сексуальные права. Если мы будем говорить, что не должно быть дискриминации, и будем поддерживать сожительские и гомосексуальные пары в просемейной политике, на что мы будем давать деньги? Это можно делать. Но надо смотреть, как определяется просемейная политика и каковы её цели. Иначе будет как в Германии, где дают многие льготы, но нет эффекта.

Вот посмотрите, есть замкнутый круг. Сначала распад семьи, снижение рождаемости, это ухудшает экономику. И потом, во время экономических кризисов сокращают помощь семье. Нет денег, чтобы помочь многодетным семьям. И потом дальнейшее снижение рождаемости и рост бедности. И далее идёт кризис. Что можно сделать, чтобы прервать этот круг? Можно сделать только одно: ввести позитивную просемейную политику и мудро помочь семьям. Если будет хорошая просемейная политика, будет и улучшение в кризисе.

Следующий слайд. Этот ребёнок смотрит на вас и спрашивает, что вы сделаете с его братья и сёстрами? Спасибо большое.

 

Любовь Михайловна Зябрева,
заместитель министра социального развития Новосибирской области

Не навязывать сверху, а пытаться понять, что людям нужно

Добрый день, уважаемые коллеги. Первое, что я хотела, – это искренне поблагодарить от делегации Новосибирской области всех, кто и вчера, и сегодня делился достаточно серьёзными вещами. И поверьте, занимаясь уже более 20 лет семейной политикой, я очень многое сегодня для себя открыла, и я думаю, что мы очень много используем в своей работе.

Валерию Валентиновичу Пациорковскому хочу сказать, что в Новосибирской области, наверное, не только вопросы газификации до конца не решены: достаточно много проблем, связанных с жизнеобеспечением семей. Но и вчера Сергей Иосифович в выступлении, и сегодня я хотела сказать, что мы подтверждаем (и я приведу доводы), что всё-таки стратегический прорыв в реализации семейной политики, в том числе и в Новосибирской области, состоялся. Вопрос заключается в том, как удержать и приумножить и как вообще развиваться дальше.

Куда идти дальше – этот вопрос сегодня задавали многие. Уже не говоря о том, что перед нами, управленцами, поставлены достаточно серьёзные задачи. Вы видели это в последних документах – и в Национальной стратегии, и в указе президента. Не говоря уже о том, что две наисерьёзнейшие задачи – это повышение рождаемости и продолжительности жизни. Мы сегодня ломаем голову, как выполнить эти задачи, какие найти эффективные механизмы, как сделать так, чтобы эти задачи решить. Поэтому то, что звучало с точки зрения перечня пособий, – материнских капиталов, пособий многодетным, пособия семьям с детьми, маленький размер, большой размер – мне кажется, у нас уже есть некое соревнование между регионами, и мы уже не знаем, куда и как мы вообще с этим по большому счёту зайдём. Я просто приведу вам один пример. Может быть, в этом плане наметится дискуссионная площадка или направление. Приумножая перечень этих пособий и помощь многодетным семьям, делая это совершенно искренне – со стороны и управленцев, и общественности – мы в последний раз вручили 25 автомобилей многодетным семьям. Конечно, мы не рассчитывали на какое-то огромное спасибо: мы прекрасно понимаем обстановку. Но, поскольку мы работаем в постоянном контакте с населением, то есть имеем обратную связь, мы получили эту связь с двух сторон. С одной стороны, не всех многодетных устроило то, что мы им выдали, и они сказали: «А я хотел бы лучше, вот это или вот то. А почему не дали это?» Мы несколько разочарованы этой ситуацией. А второе, что особенно нас насторожило и чем будем серьёзно заниматься, – это общественное мнение, взрыв. Как раз те семьи, о которых мы говорим – двухдетные семьи, трёхдетные с более-менее стабильным достатком, – не оценили эту нашу меру, и у них это вызвало большой взрыв эмоций и возмущения. Они не согласны с тем, что мы так бездарно, как они иной раз высказываются, раздаём средства и не просчитываем вообще последствия всей этой нашей деятельности.

У нас есть попытка, может быть, более серьёзно вместе с общественностью осмысливать всё то, что мы с вами делаем. Представленный нами проект «Дом семьи» – это серьёзная заявка на включение гражданского сообщества в решение тех проблем, которые перед ним возникают, и просчёт социальных последствий. Одним словом, мне кажется, это переход на некий новый уровень, на новое качество социальных отношений. Потому что мы уже не можем не понимать, что вот эти меры социальной поддержки у нас именно звучат как меры соцподдержки, но они не являются поощрительными по большому счёту. Если бы мы с вами находились на уровне или на планке, когда у нас семьи живут по определённым стандартам и эти стандарты отвечают их жизненному уровню, а мы бы сверху сказали: «У тебя всё есть, а вот это ещё для того, чтобы у твоей жены был ещё один ребёнок, второй, третий», – до 10, до 12, у нас есть семьи, где 16 детей. Тогда, может быть, это больше было бы оценено.

Несколько составляющих «Дома семьи». На слайдах вы можете увидеть, что концептуально разработано. Не факт, что это догма: мы ещё с этим работаем. Но есть определённый подбор помещений, есть задумка в плане организационно-правовой формы, есть прописанная концепция, как это должно действовать. Но главный смысл и несколько составляющих «Дома семьи» мы видим в следующем – это научно-исследовательский блок. То есть мы бы хотели в рамках «Дома семьи» (условное название) объединить научную общественность. Мы хотели бы объединить ресурсы. Создать региональную площадку, где общественные организации при муниципальных образованиях и непосредственно действующие на территории города Новосибирска (они разные, и потенциал у них разный), мы могли бы объединить на решение одной цели.

Следующее, что хотелось бы, – это всё-таки попытаться как-то интегрировать или создать тоже площадку для интеграции идей, программ, проектов. То, что идёт и должно идти не навязыванием сверху, а именно снизу. Поэтому большое внимание в этом проекте уделяем нашим муниципальным площадкам и созданию ресурсных площадок в муниципальных образованиях. Поскольку, как вы знаете, самая большая проблема сегодня – это сельская семья. Даже тот ресурс, который мы с вами вводим, – вы знаете последний указ президента, что пособия на рождение третьего ребёнка – уровень бюджета прожиточного минимума, а выплата этих пособий должна производиться от среднедушевого дохода. Мы в регионе пошли от бюджета прожиточного уровня. Когда посчитали от среднедушевого дохода, мы должны платить это пособие семье, которая имеет доходы до 85–90 тысяч. То есть это нереально у нас. Вы меня понимаете, дальше продолжать не буду. Поэтому мы так и решили: а кто будет получать? Сейчас у нас село работать не будет, это надо понимать. В селе средняя заработная плата, если человек работает в сельском хозяйстве, 3–4 тысячи, если нет высшего образования и это работы, связанные с ведением хозяйства и т. д. А сейчас пособие будет выплачиваться у нас где-то семь с лишним тысяч. В принципе право мамы, например, не работать, и мы с этим согласны. Но вместе с мамой вообще все перестанут работать – вот что пугает. Поэтому мы основной акцент сделали на муниципальной площадке.

Ну и последнее, что я хотела сказать в рамках этого проекта. Мы всё-таки думаем, что должна развиваться ещё такая составляющая, как внедрение и апробирование лучших социальных практик, чтобы мы могли иметь нормальную общественную экспертизу этих практик. И ещё раз повторяю: не заниматься навязыванием сверху, а пытаться вообще понять, что людям нужно и что для них на самом деле сегодня важно. Поэтому вот такой проект мы, надеемся, совместно реализуем. Спасибо за внимание.

 

Игорь Николаевич Иваненко,
вице-президент Фонда развития государственного права и гуманитарных проектов РФ

Социальный лоббизм может и должен являться важнейшим механизмом воздействия на государственную семейную политику

Мне кажется, что сегодня Анатолий Иванович Антонов сформулировал концентрированную идею довольно серьёзного общественного противоречия, которое есть сейчас и которое мешает развивать просемейную политику на государственном уровне, ту политику, о которой мы мечтаем. Это общественное противоречие между сиюминутными экономическими интересами и интересами семейными, более долгосрочными. И в этом отношении высказывание Натальи Викторовны Якуниной о том, что сегодня один самых острых вопросов – это поиск новых механизмов партнёрства между всеми участниками формирования семейной политики и прежде всего такими субъектами, как институты гражданского общества, является очень актуальным.

Если мы трезво рассмотрим с политологической точки зрения механизм реализации, формирования государственной семейной политики и будем исходить из того, что принятие управленческих решений – это результат воздействия заинтересованных групп, то мы увидим воздействие на все направления государственного управления, и прежде всего на семейную политику, с двух сторон: со стороны отраслевого лоббизма и со стороны лоббизма социального. Носителями отраслевого лоббизма являются прежде всего экономические агенты, отраслевые объединения, которые исходят из краткосрочных интересов. А носителями социального лоббизма являемся мы с вами, институты гражданского общества, общественные объединения, которые пытаются влиять на семейную политику. На третьем слайде обозначено то, что различная субъектность лоббизма предполагает и различные механизмы воздействия. Если отраслевые лоббисты могут воздействовать на органы государственной власти непосредственно, то общественные объединения, обладающие гораздо более скромным ресурсом, этого себе позволить не могут и вынуждены использовать инструменты косвенного воздействия. Забегая вперёд, хочу отметить, что это предполагает, в том числе, более мощное воздействие на семейную политику со стороны отраслевых лоббистов. И то, что вчера говорил Евгений Леонидович Юрьев о семейной политике в европейских странах, о выстраивании всевозможных переговорных площадок, фондов и т. д., – это как раз попытка европейских государств, которые уже осознали эту проблему, уравнять влияние на государственное управление, в том числе на семейную политику, со стороны как отраслевых лоббистов, так и лоббистов социальных, то есть институтов гражданского общества. К сожалению, мы пока только движемся в этом направлении – я имею в виду Российскую Федерацию.

Если мы рассмотрим основные инструменты социального лоббизма, мы можем выделить три основные группы инструментов. Во-первых, это публичное взаимодействие с институтами власти, то, что в социологии называется публичной политикой. Надо признать, что в последнее время это направление у нас довольно активно развивается. Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в действующем составе Общественной палаты Российской Федерации впервые за всю историю этого органа создана межкомиссиональная рабочая группа по проблемам детей и семейной политики. Насколько я понимаю, это третий состав Общественной палаты, и впервые этот специализированный орган по проблемам семейной политики сформирован, а значит, его надо более активно использовать. Это такие инструменты, как парламентские слушания, координационные советы общественных объединений. Кстати, я читал о том, что здесь, в Нижнем Новгороде, существовал координационный совет общественных объединений, действующих в интересах семьи и детей, имевший официальный статус при органах государственной власти. Хотелось бы узнать о том, как сегодня обстоит дело в этом направлении.

Информационные кампании. Я в этом аспекте хотел бы отметить особо деятельность информационного портала «Святость материнства», который, на мой взгляд, является одним из тех немногих информационных ресурсов, которые дают комплексное представление о семейной политике в Российской Федерации именно в региональном измерении.

Ну и коллективные действия, которые в значительной степени возникают как ответ либо на желание, либо на нежелание органов государственной власти взаимодействовать и которые со своей стороны могут быть как поддерживающими, так и протестными.

Не вдаваясь в подробности, я хочу отметить, что обозначенные мной инструменты социального лоббизма в основном одномерные. То есть они имеют какую-то сильную позитивную сторону и направлены на решение какой-то конкретной проблемы посредством определённых механизмов. Но на следующем слайде вы увидите, что есть комплексные механизмы социального лоббизма, которые заложены в нашем российском законодательстве – в законодательстве о местном самоуправлении, о деятельности государственных органов на региональном уровне и даже в федеральном законодательстве, но которыми мы, к сожалению, почему-то не пользуемся.

Далее я хотел бы более детально поговорить о таком важном инструменте, как правотворческая инициатива граждан, но поскольку времени не осталось, я этот момент опущу и перейду непосредственно к выводам и практическим предложениям.

Во-первых, социальный лоббизм может и должен являться важнейшим механизмом воздействия на государственную семейную политику. Комплексное использование инструментов социального лоббизма усиливает эффективность воздействия. И по мере внедрения этих инструментов повышается важность взаимодействия институтов гражданского общества как по горизонтали, так и по вертикали. Я думаю, что в практической деятельности вы это ощущаете каждый на своём примере, но это следует ещё и исходя из определённых теоретических обоснований.

Что мы получим, если будем более активно развивать институты социального лоббизма, если мы задействуем те механизмы влияния гражданского общества на власть, которые, к сожалению, пока ещё у нас спят? Во-первых, мы ускорим законотворческий процесс, поскольку общественные объединения вместе со своими ресурсами подключатся к этому процессу. Такие важные инициативы, как Центр поддержки семьи, «Дом семьи», будут реализовываться гораздо более активно. Один из самых главных аргументов, который мы вчера слышали со стороны государственных чиновников в ходе пленарного заседания: «Мы хотим, но у нас нет нормативно-правовой базы». Господа представители общественных объединений, давайте вместе формировать эту базу и, используя те инструменты, которые у нас есть, но которыми мы, к сожалению, пока не пользуемся, будем формировать нормативно-правовую повестку дня. Общественный контроль над законодательным аспектом, над административным аспектом семейной политики. Ну и, конечно, это реальные механизмы консолидации гражданского общества.

В самом конце своего выступления я хотел бы обратить внимание на практические предложения, которые можно было бы включить в итоговую резолюцию. Мы много говорим о том, что нам нужен отраслевой орган по вопросам семейной политики. Но мне кажется, что мы должны перед этим большим шагом сделать более мелкий шажок. У нас на уровне Правительства Российской Федерации по сегодняшний день нет такого важного межведомственного совещательного органа, как совет или комиссия по проблемам семейной политики. Это значит, что федеральные органы государственной власти по этому вопросу в приоритетном порядке не взаимодействуют с региональными и к этому процессу не подключены общественные объединения. Мне кажется, что, если мы говорим о приоритетности этого вопроса для развития России как государства, то это тот шаг, который можно сделать без каких-то лишних ресурсных вложений уже буквально в кратчайшие сроки. И на самом деле, наверное, не важно на первом этапе, на каком уровне кураторства будет функционировать эта комиссия – либо под кураторством председателя правительства, либо соответствующего вице-премьера: главное – чтобы этот орган существовал.

Произошло разделение Министерства здравоохранения и Министерства социального развития. К сожалению, в перечне официально действующих общественных советов не удалось найти общественного совета при вновь созданном Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации. А это значит, что у нас, представителей общественных объединений, нет соответствующего инструмента воздействия на это важное ведомство.

Я хотел бы ещё акцентировать ваше внимание на том, что одна из наших стратегических задач, задач структур гражданского общества – попытаться выстроить систему оценки регулирующего воздействия принимаемых правовых актов таким же образом, каким выстроило её бизнес-сообщество при принятии правовых актов, касающихся экономической деятельности. Сейчас Министерство экономического развития наделено правом осуществлять оценку регулирующего воздействия всех правовых актов, которые рассматриваются в Российской Федерации. Причём любой правовой акт направляется общественным объединениям, потом следует обратная связь, и таким образом выстраивается диалог между государством и общественными объединениями. К сожалению, именно в нашем направлении, в вопросах семейной политики такой практики нет. И мы должны, мне кажется, сделать всё возможное, чтобы вот этот инструмент стал реальностью. Я призываю вас активнее использовать те законодательные механизмы, которые у нас есть, и самоорганизовываться, объединяться для того, чтобы социальный лоббизм стал не только теоретическим измерением, но и реальным механизмом воздействия на семейную политику Российской Федерации. Спасибо за внимание.

 

Алексей Юрьевич Комов,
президент аналитического центра «Семейная политика Российской Федерации», представитель Всемирного конгресса семей в Российской Федерации и странах СНГ

Человек с момента рождения до достижения 17 лет в общей сложности потребляет 63 тысячи часов масс-медиа влияния

Как было сказано, я представляю Всемирный конгресс семей. Это крупнейшее международное объединение из 80 стран, сотен организаций, которые ставят своей задачей защиту семьи, жизни и традиционных ценностей. Это объединение является крупнейшим в мире, туда входят и конгрессмены, сенаторы США, члены Европарламента, присутствуют люди со всех 5 континентов. Также я являюсь послом Всемирного конгресса семей в ООН. Мы в Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке, Женеве и в других местах осуществляем также деятельность с целью защиты семьи, основанной на браке между мужчиной и женщиной, поскольку, как вы знаете, этот институт подвергается усиливающимся атакам со стороны, скажем так, либеральных активистов.

Семья, как мы знаем, является основной ячейкой общества. Решая проблемы семьи, мы решаем таким образом всё многообразие проблем, которые существуют во всём мире, в сфере демографии, экономики, политики, социальных проблем и т. д. Мы также знаем, что во всём мире уже с 1973 года существует мощное движение в защиту жизни и семьи. В 1973 году в Соединённых Штатах были впервые легализованы аборты – соответственно, начались движения «Pro-life» и «Pro-choice». Но до 1997 года никак не удавалось объединить это движение. И как раз моя презентация будет во многом о том, как удалось объединить. В этом зале сидит Анатолий Иванович Антонов, всеми нами уважаемый специалист, который, собственно, стоял у истоков и был одним из крёстных отцов Всемирного конгресса семей как концепции, поскольку холодным зимним днём 1995 года в беседе Аланом Карлсоном, профессором из США, они обсуждали как раз то, что нет такого движения или площадки, которая могла бы объединить всё движение. И затем эта идея родилась в Москве.

Мы видим, что семья является ключевой ячейкой общества во всех сферах, про что я говорил. Руководство страны, светские и духовные лидеры неоднократно говорили о важности решения проблем семьи и демографии. Первый Всемирный конгресс семей состоялся в 1995 году в Праге, в 1997-м в Женеве, потом в Мехико, в Варшаве, в Амстердаме, и в мае 2012 года состоялся Всемирный конгресс семей в Мадриде, где Наталья Викторовна торжественно открывала конгресс, и также были представители Русской Православной Церкви и крупнейших общественных организаций. Следующий конгресс пройдёт в мае 2013 года в Сиднее, куда мы тоже приглашаем всех, кто сможет так далеко доехать. А 10–12 сентября 2014 года Всемирный конгресс семей пройдёт в Кремле, соберуться 5000 тысяч человек из 80 стран мира, со всех уголков России и бывшего Советского Союза. Мы приглашаем всех вас активно в этом участвовать. Мы уже сейчас начинаем ряд мероприятий, направленных на подготовку этого конгресса в плане мобилизации просемейного, фамилистического научного экспертного сообщества, средств массовой информации, педагогического сообщества, семейно-ориентированного бизнеса и т. д.

Российское движение. Оно существует уже 20 лет и в последнее время, слава Богу, набирает обороты. В июне прошлого года с большим успехом проходил московский демографический саммит «Семья и будущее человечества» в РГСУ. Там были значимые люди, такие как бывший кандидат в президенты США от Республиканской партии, член Европарламента Анна Заборская, которая ведёт профильный комитет (такой же, как у нас в Госдуме, Комитет по вопросам семьи), и много других хороших специалистов, экспертов со всего мира.

Мы сейчас уже начинаем подготовку. И я хотел сказать, что в рамках подготовки к мероприятию мне кажется очень важной инициатива и направление деятельности, о котором хорошо говорил предыдущий докладчик, и вчера Евгений Юрьев на пленарном заседании тоже предложил создать некую структуру, которая могла бы представлять родительское сообщество России и быть партнёром в переговорах с властью, отстаивая интересы семьи и имея свою независимую позицию, в то же время будучи адекватной площадкой для мобилизации гражданского общества. Мы считаем, что создание национальной родительской ассоциации в России было бы очень уместно. И я предлагаю внести в итоговую резолюцию параграф о поддержке этой инициативы, о том, что национальная родительская ассоциация объединит родительские семейные сообщества, детские организации, семейно-ориентированный бизнес для защиты прав и интересов семей с детьми, материнства, отцовства и детства. Просим вас поддерживать эту инициативу, вступать и участвовать в этой работе. В итоговую резолюцию, если можно, включить короткое предложение о том, что Всемирный конгресс семей 2014 года тоже является важной инициативой. Если бы это нашло отражение, было бы очень хорошо.

Я хотел бы остановиться на идеологических истоках семейной и, условно говоря, антисемейной идеологии, мировоззрения, которые мы имеем. Как известно, сейчас есть идеология радикального феминизма. И если докапываться до глубинных истоков, то в 60–70-е годы во многом идеологами так называемой Франкфуртской школы неомарксизм был соединён с неофрейдизмом, в результате чего мы получили концепцию сексуальной, наркотической и прочих революций 60–70-х годов. И здесь есть преемственность от ранней формы марксизма. Как мы знаем, в России в первые годы революции тоже была очень радикальная антисемейная идеология: Россия была вообще первой страной, которая легализовала аборты. И строили даже дома без кухонь, поскольку считалось, что надо питаться всем вместе и т. д. И сейчас мы видим по всему миру…Вот карта (показывает), где легализованы так называемые гомосексуальные браки и где они ещё наказываются. Всё, что в голубых и синих тонах, – это то, где это приветствуется, легализовано. Мы видим, что Западная Европа, Америка и в последние годы Латинская Америка – там уже во многом это легализовано. А в Африке и на Ближнем Востоке ещё преследуется. По этому признаку, как по лакмусовой бумажке, можно понять нынешнее состояние мирового сообщества по этому важному вопросу. Где так называемые браки, которые, конечно, являются не браками, а просто легализованными однополыми союзам, там мы видим падение рождаемости и разрушение семей как неизбежный фактор.

Вот тоже важная карта мира по суммарному коэффициенту рождаемости (показывает). Мы видим, что только в Центральной Африке ещё сохраняется относительно высокая рождаемость, и вот ещё Афганистан – красное пятно. А во всём остальном мире рождаемость уже находится либо ниже, либо на уровне простого воспроизводства, который, как известно, составляет около 2,1 ребёнка на одну женщину за весь период её жизни. Соответственно, этот показатель необходим, чтобы просто поддерживать нынешний уровень населения. И в Африке, кстати, он тоже стремительно снижается, так что скоро и в Африке население также перестанет расти.

Население России очень сильно росло в XX веке. Мы видим, что оно начало снижаться в последние десятилетия, демографический провал. С 60-х годов у нас растёт смертность среди мужчин. И количество абортов только по официальным данным – 1,2 миллиона – превышает все другие причины смертности, будь то система кровообращения, рак и т. д. То есть больше всего людей мы недосчитываемся именно из-за этого.

Есть такая программа – «Область добра», которую Всемирный конгресс семей с Фондом Василия Великого Русской Православной Церкви будет осуществлять в ряде регионов. В частности, в Ульяновске мы организовывали два месяца назад демографическую конференцию с участием губернатора. Она очень успешно прошла. Здесь системно представлена программа. Она всеобъемлющая, на три года. И мы другим регионам, которые заинтересованы, также предлагаем. Там будет большой комплекс мер.

В конце я хотел сказать и о важности масс-медийного пространства. Послушайте, мне кажется, это важно. Согласно данным статистики, человек с момента рождения до достижения 17 лет в общей сложности потребляет 63 тысячи часов масс-медиа влияния. То есть это кино, телевизор, интернет и т. д. Это в 6 раз больше, чем ребёнок проводит в школе (11 тысяч часов), в 30 раз больше, чем он проводит в общении со своими родителями (2 тысячи часов). То есть, это не сидеть рядом и молча смотреть телевизор, а вдумчивое общение «отец – сын». Я слышал, средний отец в Америке проводит всего 8 минут в день в общении со своим ребёнком. Соответственно, это масс-медиа влияние в 60 раз больше, чем проводят в церкви. Это западные данные. Получается, что масс-медиа, средства массовой информации по сути являются главными воспитателями следующего поколения. Какое же сообщение, какое послание, и чему они учат? Это крайне важно, и мне кажется, это принципиальный момент. Мы в партнёрстве с людьми в Голливуде (семейный гид по фильмам и развлечениям Тед Байер, он уже 2 раза в Россию приезжал, на Родосе выступал) пытаемся запустить проект, чтобы в России это более чётко отслеживать, а не ранжировать каждый из 300 голливудских фильмов в год, вручая так называемые «семейные «Оскары».

Семейная политика Российской Федерации. Наш аналитический центр, анализирует законодательство. Если кому-то интересно, здесь пример анализа законопроектов по вопросам гендера и всем острым проблемам – социальным, семейным. Мы очень подробно всё это анализируем и боремся за то, чтобы семейная политика у нас была конструктивной, и сейчас плотно работаем с рядом регионов по разработке типовой семейной демографической политики.

Призываем всех вас к сотрудничеству. Благодарны форуму «Святость материнства» как самой крупной отечественной площадке для того, чтобы нам собираться и двигаться вперёд. Спасибо большое.

 

Светлана Петровна Кудинова,
заместитель министра образования Пензенской области

В 2013 году на территории Пензенской области будет проходить фестиваль успешных семей Приволжского федерального округа

Добрый день, участники нашего удивительного собрания. Я представляю Пензенскую губернию, которая является, наверное, типичной для России с точки зрения всех тех демографических проблем, которые есть на территории Российского государства. Сегодня в силу того, что я являюсь заместителем министра образования, я бы хотела вам рассказать о нашем опыте вот с какой точки зрения. Когда указом президента 2008 год был объявлен годом семьи, то во мне самой как в заместителе министра произошла вот какая метаморфоза. Мы много думали: вообще семья и образование – как всё это преподнести. И я помню, когда мы начинали говорить с людьми и произносить слово «семья»… Вот сегодня мы сидим в аудитории, говорим слово «семья» и понимаем друг друга, о чём мы говорим. А в 2008 году, поверьте мне на слово (а участниками образовательного процесса являются и педагоги, и родители, и дети), никто не понимал вообще, про что мы и про что это мероприятие. И к концу 2008 года нам удалось самим получить удовлетворение от того, что люди захотели произносить это слово, и, произнося это слово, люди начинали разбираться в понятийном аппарате: вообще что такое семья, что такое традиции семьи, что такое кризис семьи. То есть на территории нашей области люди к концу 2008 года об этом заговорили. И когда закончился год семьи, мы подумали: «А что дальше?» И дальше мы поняли, что нужно сделать так, чтобы образование, в силу того, что это единственный государственный институт, в структуре которого на протяжении 10 лет, а может быть, и больше семья находится под практически каждодневным патронатом… Потому что в здравоохранении только приходят в роддом, в церковь тоже пойдёт не каждый. А вот семья и образование тесно связаны, начиная с того момента, как только ребёнок становится участником семьи.

И тогда начиная с 2009 года в нашей области мы написали проект «Семья в системе образования». Он, правда, у нас постоянно расширяется и адаптируется. И начиная с 2009 года мы, образование, работаем по вопросам семьи в рамках вот этого проекта. Мы для себя наметили 4 составляющих. Это прежде всего просветительские проекты, профилактические проекты, культурно-массовые проекты и проекты информационные. Я не буду останавливаться на нашем главном просветительском курсе «Семьеведение», потому что здесь есть великолепная, умная женщина – автор этого учебника, она вам расскажет об этом.

Я буквально в двух словах остановлюсь на наших просветительских проектах. Один из них – семьеведение, второй – «Школа счастливой семьи». Почему так? «Школа счастливой семьи» – это для тех, то в скором будущем станет создавать семьи, или для тех молодые семей, которые привели маленьких детей в систему образования. Поверьте мне, они молодые родители, и с ними надо говорить о том, как сохранить семью и как решить те проблемы, которые у них есть. Это образовательные проекты.

Когда мы говорим о социокультурных проектах, наиболее успешный у нас – это наш конкурс, который мы проводим на протяжении 10 лет, «Успешная семья по Пензенской губернии». У нас более 5 тысяч семей уже прошли через этот конкурс. В 2012 году исполняется 10 лет этому движению. Полпред президента Михаил Бабич принял наше предложение, и в 2013 году на территории Пензенской области будет проходить фестиваль успешных семей Приволжского федерального округа. Я вас заранее всех приглашаю, и я так думаю, что у вас есть разные варианты выяснить, какая семья успешная, и прислать и поделиться своей успешностью. И в рамках продолжения конкурса успешных семей у нас есть социально-культурный проект, который называется «Социальный марафон «Территория успеха». Это когда молодые семьи, объединённые в Ассоциацию успешных семей, которая действует на территории Пензенской области, ездят из одного региона в другой по территории Пензенской области и делятся вариантами своей успешности, при этом в обязательном порядке взяв на патронат семью, у которой сегодня проблема. Понимаете, если 2 тысячи успешных семей прошли через конкурс, то можно взять одну не совсем успешную семью (мы её называем проблемной) и помочь ей самой самостоятельно решить те проблемы, в которых она сейчас пребывает.

Если мы с вами говорим о социально-воспитательном проекте, то это «Мир начинается с семьи». Здесь у нас разработан алгоритм деятельности образовательных учреждений с проблемными семьями, ведётся постоянный мониторинг деятельности муниципальных образовательных учреждений с семьёй. У нас очень хорошо работает общественный институт уполномоченных по правам участников образовательного процесса. И вчера, в день принятия Конвенции о правах ребёнка, у нас проходил форум. У нас 87% образовательных учреждений ввели такой общественный институт, и мы тоже готовы поделиться наработками. Мы мониторим эту работу, для нас она очень важна.

И взаимодействие учреждений и ведомств по вопросам профилактики семейного неблагополучия и социального сиротства в рамках семейно-ориентированной модели. Для нас это очень важно. Ещё в 2005 году у нас было 10 детских домов, на сегодня осталось 2 детских дома. Несмотря на то что 90 с лишним процентов детей, которые остаются без попечения родителей, у нас ежегодно устраиваются в замещающие семьи, несмотря на то что 87% сирот и детей, оставшихся без попечения родителей на территории Пензенской области, находятся в замещающих семьях, тем не менее социальное сиротство – это, наверное, самая главная задача в рамках всей нашей реализации семейной политики. И здесь можно много говорить. Мне очень понравилось выступление коллеги из Польши, которая говорит: действительно, мы, реализуя проекты и программы семейной политики, подчас как-то случайно делаем её антисемейной. И мне почему-то на ум пришёл наш фонд поддержки семей и детей, находящихся в кризисе. Вы понимаете, денег много, а чтобы эти деньги до семьи дошли, у нас в Пензенской области не получается. Потому что у нас по определению нет отдельной конкретной программы для семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Мы доходим иногда до парадокса: вот если нет программы, то и не участвуйте в этом. А если мы много делаем в рамках других программ во имя тех детей и семей, которые находятся в трудной жизненной ситуации… Парадоксальным, на мой взгляд, является решение федерального правительства, когда не всем семьям за третьего ребёнка мы будем 6 тысяч платить, а только тем, которые живут в прожиточном минимуме. А я сама бабушка внуков, у меня дочери и зятю по 26 лет. Они занимаются бизнесом, они родили двоих детей. А от таких семей третий ребёнок не нужен? Я всегда тоже думаю об этом, почему это так. Я не против того, чтобы всем помочь, но для нас какая семья важна? Наверное, та семья, которая успешна, а успешная, в моём понимании, – это та, которая сама решает свои проблемы.

Итак, вы видите, что мы много делаем. Мы приглашаем всех в Пензенскую губернию, мы готовы показать и рассказать вам. Ну, и наша информационная составляющая. Конечно, не такие большие деньги выделяются в образовании, но тем не менее у нас есть и телевизионные, и радиопередачи, которые готовим мы. У нас обязательно идёт родительский всеобуч: и через интернет, и так мы вместе собираемся и обсуждаем эту проблему. Когда я говорю «родительский всеобуч», у нас родительский всеобуч не про всё: у нас родительский всеобуч – про демографию и про семью. Большое спасибо, удачи всем.

 

Елена Фёдоровна Купецкова,
проректор Пензенского института развития образования

«Семьеведение»: для детей начиная с двухлетнего возраста и до окончания школы

Уважаемые участники форума, благодарю за возможность представить наш курс. Мы назвали его «Семьеведение». И мы назвали его сквозным: для детей начиная с двухлетнего возраста и до того, когда они заканчивают школу.

Вообще, идея создания курса возникла у нас давно. Ещё в 1997 году мы написали программу для детей дошкольного возраста под названием «Ребёнок и весь мир». Всё содержание программы было заложено в тематические дни. То есть комплексно-тематические принципы интеграции образовательного процесса, которые сейчас так популярны в дошкольном образовании, уже в то время у нас были реализованы в той программе. И среди многих тематических дней – «Я человек», «Моё здоровье», «Мне весело», «Друзья-товарищи», «Человек среди людей» – был тематический день «Моя семья». И вот реализация этого дня в дошкольных образовательных учреждениях подтолкнула к такой идее: выделить этот день отдельно и выстроить на этом пропедевтическом курсе для детей дошкольного возраста дальнейший курс в школе. Так как среди тех пособий, которые у вас находятся в раздаточном материале, нет пособия про дошкольные образовательные учреждения, я чуть побольше на этом остановлюсь.

Вот задачи из того тематического дня, они перед вами. Казалось бы, ну что там в детском саду можно? Вот школьники – это да, тем более старшие школьники, вот там нужно говорить о семье как можно больше, они уже на пороге создания своих собственных семей, а детский сад – что такое? Оказывается, и здесь можно вести очень большую содержательную работу с детьми. Цель нашего пособия вы видели на экране. Посмотрите, какая цель: «Способствовать благоприятному вхождению ребёнка в мир социальных отношений посредством формирования представлений о своей семье. Ну, задачи вы только что видели.

Содержание дня. Семья, родословная, семейные традиции, члены семьи, их обязанности, семейный бюджет, бюджет времени. Вот такие формы работы с детьми дошкольного возраста, это третий год, четвёртый, пятый, шестой год жизни. Такие формы работы мы используем с детьми, выстраивая содержание этого тематического дня.

Мы взяли за основу принцип, который выдвигал ещё Лев Семёнович Выготский. Это принцип единства аффекта и интеллекта, который предусматривает в первую очередь развитие эмоциональной сферы детей. Воспитание и обучение детей-дошкольников всегда строится только на эмоциях и только на интересе. Поэтому комплексно-тематический принцип – наиболее известный и распространённый. Ещё в 20–30-е годы он использовался в сфере дошкольного образования, только тогда это называлось работой по организующим моментам. Потом на какое-то время он из педагогической практики выпал, а вот сейчас вышли федеральные государственные требования к структуре основной общеобразовательной программы для детей дошкольного возраста и возвращение к этому комплексно-тематическому принципу. Мы его использовали.

Вот этот день семьи в детском саду в каждой возрастной группе повторяется раз в месяц. Он повторится 12 раз в году. За 5 лет пребывания ребёнка в детском саду он повторится 60 раз. Так как пособий у вас нет, позвольте мне привести несколько примеров из этого дня. Например, средняя группа. Содержание дня выстраивается таким образом. Утром кто-то из родителей – папа… День посвящён папам. Кстати, вчера об этом шёл разговор: мы всё говорим о мамах, а где папа? А папа тут, в детском саду. Один пришёл утром и вместо воспитателя с детьми провёл утреннюю зарядку. Потом после завтрака пришёл другой папа, а у него в чемоданчике инструменты, и он починил игрушки или сломанный стул. А потом, когда дети вышли на прогулку, пришли ещё несколько пап и помогли вскопать грядки на огороде. А вечером пришли все остальные, и мы вместе с музыкальным руководителем устроили праздник «Я и папа». Вот примерно такое содержание дня в средней группе.

У нас там есть тема «Бюджет». Кажется: дошкольный возраст и бюджет. А что такого? Когда я проводила опытно-экспериментальную работу ещё в 90-х годах, я детям давала такой сюжет, игровую обучающую ситуацию. Бутылка молока и шоколадка. У тебя маленький грудной братик. Мама не может от него отойти, и она послала тебя в магазин. Что ты купишь? Очень интересно дети выбирали. Большая часть детей выбрала бутылку молока. Я просила их объяснить, почему. «Ну, потому что молоко мы выпьем все, а шоколадку съедим только я и мама, а малышу ничего не достанется». Вот примерно такие задания.

Итак, это детский сад. То пособие, та обложка, которая сейчас перед вами на экране, – это и есть обложка этого методического пособия для детей дошкольного возраста. Очень логично потом на основе этого пропедевтического курса мы выстроили вот такую программу и методические рекомендации для учителя с 1 по 11 класс. Затем для начальной школы мы сделали вот такие рабочие тетради. Для 1, для 2 и для 3–4 класса. Они являются очень хорошим подспорьем для той программы, которая представлена для начальной школы, представлена вот в этой книге «Семьеведение». Логичным продолжением курса после начальной школы стало вот такое учебное пособие для учащихся 5–8 классов. Обратите внимание, весь курс «Семьеведение», вот такая тематика по классам (показывает). В каждом классе 8 занятий. Они выстроены по определённой структуре. Проводить их можно, и проводят их у нас в школах как факультативные занятия, во внеурочной работе проводят. Иногда преподаватели включают это в тему уроков. Проводит в начальной школе учитель начальных классов, а в старших классах и в основной школе – психологи.

Вот перед вами ожидаемые результаты. Когда дети переходят в старшую школу, 9–11 класс, у нас есть последняя книга для учителя «Семья и семейные ценности». Наш авторский коллектив уже расширился, к нам присоединились преподаватели Пензенского государственного университета имени Белинского, и вышла вот эта книга для учителя. У неё особая структура, и особенность проведения уроков по этой книге заключается в том, что там широко используются материалы русского фольклора, используется поэзия, используются пословицы, поговорки, афоризмы, описания народных традиций воспитания семьянина. То есть выстроен полный курс, начиная от двухлетнего возраста и до школы. Мы назвали его сквозным. Благодарю за внимание.

Ведущий. Светлана Петровна, а можно один вопрос? Реализация этого учебника у вас на каком этапе?

Кудинова. В 89% детских садов полностью реализуется этот курс. Я вам говорила, что с 1997 года идёт программа в Пензенской области.

Вопрос. А в других регионах?

Кудинова. Программу «Ребёнок и весь мир» в 1997 году в количестве 100 экземпляров я прислала в Нижний Новгород в Институт развития образования. Но я не знаю, как это дальше пошло.

Ведущий. Будем надеяться, что те экземпляры учебников, которые сегодня раздаются, а также возможность лично пообщаться с авторами учебников, взять их координаты, обменяться этим опытом поможет распространению. Спасибо.

 

Иерей Дмитрий Моисеев,
духовник Центра защиты материнства «Колыбель», г. Екатеринбург

Необходимо возвращение в базисный учебный план семейного курса

Дорогие отцы, братья и сестры, дорогие коллеги. В первую очередь хотел поблагодарить Фонд Андрея Первозванного и Центр национальной славы за поддержку и нашего курса, и других курсов семейного образования в школе. Присоединяясь к предыдущим докладчикам, могу выразить благодарение за издание учебных пособий, которые вы получили сегодня и вчера. Сам я являюсь по образованию биологом, кандидатом биологических наук и в своё время стал духовником, руководителем Центра защиты материнства «Колыбель» при Екатеринбургской епархии.

Занимаясь проблемой защиты жизни, мы столкнулись с тем, что, в общем-то, кардинально она решается в сфере укрепления семьи. Вчера уже было сказано, что главная ценность государства – это его народ и человек. Главная ценность для человека в нашей стране, по социальным опросам, – это семья. Поэтому, конечно, наш курс имеет такой аксиологический, ценностный характер.

В соавторстве с монахиней Ниной Крыгиной, бывшим профессором Магнитогорского государственного университета, кандидатом психологических наук мы этот курс создавали в течение 5 лет, и он близится к завершению. Ещё осталось одно печатное издание и мультимедийный диск для 11 класса.

Об актуальности курса говорилось на протяжении всего форума. Я хотел бы заострить внимание на том, что мир сейчас находится в состоянии системного антропологического кризиса. Одной из главных составляющих антропологического кризиса является кризис семьи, в том числе кризис мужественности, кризис материнского чувства, кризис детско-родительских отношений. Всё это побудило нас искать решение этого кризиса, в том числе, средствами образовательной системы, поскольку исторически школьное образование у нас осталось единственным более-менее сохранившимся общественным образовательным институтом, который не был в значительной степени разрушен. Церковь, семья, сословия – многие другие существовавшие ранее образовательные институты были разрушены. Поэтому образование является тем рычагом, тем инструментом, который может значительно влиять на восстановление традиционной семьи.

Отсюда родилась идея курса. Миссия его очевидна: укрепление основ семейной жизни в российском обществе. И цель курса – дать учащимся знания и навыки, необходимые для создания крепкой и счастливой многодетной семьи. Здесь перечислены задачи курса (показывает). Я обозначу это как своего рода ликвидацию безграмотности в области психологических, духовных знаний, которые сейчас накоплены в значительной степени, и предупреждение старшеклассников от тех рисков, которые могут встретиться при строительстве крепкой и счастливой многодетной семьи.

Методы и формы обучения – не только классические уроки: это и беседы, и лекции, и семинарские занятия, анкетирование, тестирование, просмотр видеофильмов, прослушивание аудиозаписей, написание и защита рефератов и творческих работ. Как уже сказал предыдущий докладчик, это курс не когнитивный, его невозможно изучить, как математику. И тем более контрольные задания по этому курсу могут выглядеть трагикомично: «Выйди к доске и объясни, что такое любовь». Конечно же, этот курс предполагает живое переживание старшеклассниками тех вопросов, которые касаются каждого из них. В учебно-методический комплекс входит примерная программа курса. Она у вас есть в общем комплексе. Здесь подробно даётся описание содержания курса. В общем-то, как говорят, всё новое – хорошо забытое старое. В какой-то степени мы идём по стопам курса «Этика и психология семейной жизни», немножко изменив название на более понятные русские слова. Но с другой стороны, есть и инновационные моменты. Прежде всего, впервые созданы учебные пособия для старшеклассников по семейному курсу. Раньше в России этих учебников не было, то есть в рамках этики и психологии семейной жизни было пособие, которое скорее относилось к учителям и было достаточно сильно идеологизировано. Была хрестоматия, в которой половина статей принадлежала Крупской, Энгельсу и другим известным авторам.

Поэтому мы решили создать учебное пособие на основе междисциплинарного подхода психологии, богословия, социологии и медицины. Отмечу сразу, что курс носит светский характер: мы прекрасно понимали, что, создав конфессиональный учебник, мы сразу ограничим аудиторию этого курса. И кроме того, инновационность заключается в том, что этот комплекс создан с привязкой к мультимедийным приложениям. Для почти каждого печатного издания есть диск с мультимедийными приложениями, где есть тестовые и контрольные задания, что снимает проблему оценки, формально важную для нашего образования. Также есть хрестоматия и рубрика «Для любознательных», что расширяет информационное содержание учебников, и также даются персональные данные тех людей, которых мы перечисляем. Кроме того, в комплексе для 10 класса изданы «Нравственные основы семейной жизни», методические рекомендации для учителя. Там есть достаточно пространный, обширный вводный раздел, где даётся характеристика специфики преподавания этого курса, даётся таблица дидактических материалов. Все материалы, которые имеются в этом комплексе, отражены в этой таблице. И поурочное планирование для учителя, варианты. Они могут, конечно, проявлять творчество в составлении уроков. Это даже требуется, потому что для каждой аудитории нужен свой подход. И третье, что входит в комплекс, – это хрестоматия. Туда входят статьи, в которых говорится о темах курса.

Это (показывает) комплекс для 11 класса, это мультимедийные приложения на дисках. Курс выстроен таким образом, что разговор начинается от личности учащегося, разговор об учащемся. Что есть личность, половые, возрастные особенности. И далее разговор переходит в сферу межличностных отношений «я и другие». Далее основной раздел – это возрасты семьи. Семья, по сути дела, имеет развитие, аналогичное развитию человека в онтогенезе, есть те же самые стадии, и раскрытию этих стадий посвящено основное содержание комплекса для 10 класса и начала 11 класса. Третий раздел касается темы «Я, семья и общество». То есть значение семьи для общества и государства. Сюда входят вопросы демографии, семейного, полового, трудового воспитания. И завершается курс разделом «Для чего я живу», то есть вопросом смысла жизни, поскольку строительство крепкой, счастливой многодетной семьи является залогом нахождения смысла жизни для человека в этом мире. И богатый иллюстрированный материал в виде авторских аудио- и видеолекций в дисках.

И области применения, что, может быть, для вас особо важно. Для администрации в первую очередь: внедрение курса может привести к понижению социальной напряжённости в обществе за счёт гармонизации семейных отношений как в сфере супружеских, так и детско-родительских отношений, а также к улучшению собственно демографической ситуации в административных единицах. Для Министерства здравоохранения это, конечно же, профилактика заболеваний, передающихся половым путём, снижение числа подростковых абортов и ранних беременностей, сохранение репродуктивного здоровья молодёжи и профилактика отказа родителей от детей. Для Министерства соцзащиты очень важно, что курс призван укрепить институт семьи, снизить число неполных семей, матерей-одиночек, воспитывающих детей, и улучшить социальный климат в самих семьях. То есть, это оптимизация родового и межпоколенного взаимодействия в семьях. Мы знаем, что значительный ресурс поддержки стариков, инвалидов содержится в самих семьях, их надо только укрепить и оздоровить. И Министерство образования и науки. Это, конечно же, направлено на всех субъектов образовательного процесса: он полезен и для учащихся, и для учителей, и для родителей. То есть мы надеемся, что он создаёт площадку для формирования событийного сообщества учителей, учащихся и родителей, что за счёт других учебных курсов очень трудно сделать, и способствует формированию в процессе обучения собственно личностной модели для самих педагогов и родителей. То есть адресная аудитория – не только молодёжь, но и взрослое население.

Для вузов, конечно же, мы должны обратить внимание, что социальный заказ на профессиональные кадры в области семьи всё более и более осознаётся государством. И прежде всего ректоры вузов должны обратить внимание, что в скором времени придётся решать задачи подготовки кадров в сфере семьи. Для проректоров по воспитательной работе очень важно, что это инструмент, материал для воспитательной работы; для преподавателей – они могут использовать и на младших курсах гуманитарных отделений.

Для академической науки мы хотели бы обозначить проблему. Когда мы уже создали этот курс, мы задумались о подготовке кадров и пришли к пониманию, что отсутствует собственно базовая научная дисциплина для этой учебной дисциплины, и постарались обозначить контуры этой дисциплины в программе «Семья и семейная антропология». Если есть интерес, я могу электронный вариант выслать.

Значение курса, конечно, заключается в том, что речь идёт не столько о знаниях, то есть мы не делаем из детей копилку знаний, а подходим к ним как к живым людям, перед которыми стоят серьёзные жизненные задачи. Один из школьников после обучения по этому курсу в анкете написал: «Наконец с нами в школе стали говорить о жизни».

Конечно же, всех волнует вопрос, как этим можно воспользоваться, прежде всего, в системе образования. В первую очередь у нас проходит апробация на уровне площадки Уральского отделения Российской академии образования. И в рамках школьного компонента, в принципе, школы уже сейчас могут этот курс внедрять. Поскольку для старших классов региональный компонент ещё не отменен, он действует во многих регионах, то они могут брать как модуль для старшеклассников в рамках регионального компонента.

И самый главный вопрос – это вопрос возвращения в базисный учебный план. Дело в том, что до начала 90-х годов этика и психология семейной жизни входила в базисный учебный план для старших классов и преподавалась по всей стране. В 90-е годы он был просто выведен оттуда, и с тех пор семейный курс имеет право на существование фактически, но юридически не может осуществляться. Поэтому одно из предложений – это все-таки возвращение в базисный учебный план семейного курса, и следующий тогда шаг – мы будем выставлять это на грифование в Министерство образования. Пока этот шаг не сделан, пока предмета нет в базисном учебном плане, мы не можем осуществить эту процедуру, и учебник не может пойти в массовую школу.

И третий, самый важный, конечно, момент, самый важный – подготовка кадров. Все самые прекрасные мысли, выложенные на бумаге, конечно же, не имеют значения, если не будут пропущены через ум и сердце педагога. И вот здесь, конечно, предстоит самая большая работа. Сейчас этот курс преподают в основном подвижники, которые понимают, что они готовы идти на какие-то трудности, в том числе личностного роста, чтобы донести эту информацию до наших детей, молодёжи.

И, наконец, следующие кадры – этот курс проходит испытания в разных регионах. В нашем регионе 25 официальных площадок на базе Уральского отделения Российской академии образования; также преподаётся в Оренбургской, Калужской, Калининградской областях, в Санкт-Петербурге, в Чувашии, на Дальнем Востоке, и, конечно, мы надеемся, что сегодняшний форум расширит географию преподавания этого курса и решит задачи более эффективного его использования.

Вот я прибег к такой аналогии – мы постарались создать новый продукт, начиная от осознания проблемного поля, теоретических посылок, через концепцию и проектирование, заканчивая воплощением в реальность. Этот труд подобен летательному аппарату. Пустить его в производство и начать на нём летать – дело общее наше с вами, коллеги. Спасибо за внимание!



В О З З В А Н И Е

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика