изготовление сайтов Алчевск

Дискуссионная секция №3 «Деятельность Центров защиты материнства – проблемы и перспективы развития»

 

Эва Ковалевска,
руководитель регионального бюро «Human Life International» по Восточной и Центральной Европе

Крестный ход «От океана до океана»

Мы взяли список Ченстоховской иконы Божией Матери, известной в России и на Западе как «Чёрная Мадонна» и приложили её к старой иконе на Ясной горе, и теперь покажу вам, что делается. Это чудеса! Для меня чудеса, потому что, когда разговоры начинались, я думала, что это совсем невозможно сделать – через всю Россию проехать, через весь мир, а это делается на наших глазах!

Приложение иконы было в конце января, на Ясной горе, затем был Минск и потом в мае – Москва, когда был крестный ход, когда автомашины возили икону через Москву. 15 июля мы были во Владивостоке.

Мы едем для защиты жизни и традиционных ценностей, семьи. Это консолидирует всех. Но это сделано не Церковью; это сделано людьми, которые работают в разных организациях, которые защищают жизнь. В России организация, которая защищает жизнь, и многие такие организации – православные, поэтому эти организации пошли к своим владыкам, те согласились, и икона шла через Православную Церковь в России и в Белоруссии.

Например, в Польше, где большинство – католики, мы пошли к нашим епископам, и они согласились. Но я пошла и к митрополиту Варшавскому и всей Польши Савве, сидели больше часа, и он тоже согласился. И тоже Бог дал, что в тот же самый день, когда мы были в Варшаве, приехал Патриарх Кирилл, и был подписан договор между Польшей и Россией. Никто не планировал, это было невозможно планировать! Это дар Божий.

Теперь показываю, как идёт дорога. Мы теперь в Ирландии, уже проехали очень много. 24 страны по дороге. И я думаю, что в будущем году пойдём дальше.

Мы выразили свою обеспокоенность по поводу абортов и угрозы семьи. Эвтаназия, ювенальная юстиция и всё, что против семьи.

Вы можете посмотреть: уже проехали более чем 30 тысяч километров. Проехали 20 стран, а 25 ноября поедем во Францию. И посетили около 90 городов, может быть, и больше, ещё не посчитали до конца, потому что каждый день икона едет в следующее место, она не остановилась ни на один день. И что очень важно – не было агрессии. Длинная дорога, разные церкви, разные страны, разные языки, разные люди – нигде не было агрессии, потому что Божья Матерь учит нас, как с любовью идти к другому человеку и лечить его.

Наши цели – дать мирный христианский ответ на агрессивно насаженную культуру смерти. Это первое, самое важное. Объединить сторонников защиты жизни и семейных ценностей по всему миру и показать, что люди, выступающие в защиту жизни, за традиционные семьи, составляют большинство. Мы не всегда об этом думаем – нас большинство, только мы не говорим так громко, как надо.

И надо поддерживать такие страны с просемейным законодательством, как Польша, Венгрия, Ирландия, чтобы показать этот пример и призвать политических лидеров, журналистов сделать всё возможное для прекращения абортов и спасения традиционной семьи.

А этот снимок показывает, как две недели тому назад в Лондон приехали все епископы Русской Православной Церкви из Великобритании, Ирландии, чтобы поклониться иконе Божьей Матери Ченстоховской. В Польше тоже было пять таких встреч, в Церкви Православной. Но зависит от страны. Если есть возможность, мы идём и в Православную Церковь. Везде много людей.

Тут была молитва показана, люди на коленях молятся.

 Медиа – очень важны. Пресс-конференции. Везде, куда икона приходит, проводится пресс-конференция.

Были организованы массовые автопробеги под девизами «За жизнь!» и «За семью!». Первое – это Москва. Автопробег в Москве в День семьи. Потом – Гродно, потом – Киев. Здесь – Польша. Потом в Чехии.

Проводились мастер-классы. Но когда Божья Матерь приходит, приезжает, это возможность встретиться. И такие конференции и семинары были в очень многих местах, потому что люди охотно приходили, они приезжали поклониться Божьей Матери и приходили на такие встречи. Многие после этих встреч говорили, что хотят сделать что-то в первый раз для защиты жизни, что они теперь начали понимать свою ответственность за жизнь.

Мы читали лекции для студентов, врачей, педагогов, представителей власти; это было в разных местах и идёт всё время.

Распространялись информационные материалы среди молодёжи. Я старалась посчитать, сколько листовок было роздано. Думаю, что около полумиллиона. Каждая страна готовит своё, потому что другой язык. Мы уже использовали 20 языков.

Размещалась социальная реклама. Была возможность показать нашу работу. Во всех странах движение «В защиту жизни» имеет свои центры, они могут показать свою работу и пригласить людей: «Придите, если есть проблемы, и придите, чтобы помочь». Волонтёров мы можем найти.

Проводились концерты и другие мероприятия в защиту жизни. Вот здесь Пелагея, это было в Минске; хоры, очень хорошие хоры. Дети.

А здесь – выставка в Варшаве по теме, как любимы дети с синдромом Дауна. Потому что детей с синдромом Дауна убивают во всём мире. Какие они красивые, как можно их любить, как они любят нас!

Записывались многочисленные теле- и радиоэфиры, репортажи, интервью. И это было везде, потому что если икона приезжает, то и все этим интересуются.. Приходят и спрашивают. Вот здесь Игорь Белобородов, здесь наша подруга из Словакии, там друг из Венгрии – разные люди в разных местах.

Появились новые сторонники в борьбе за фундаментальные традиционные ценности.

Здесь мой город, вблизи Гданьска, в Польше, называется Косцежина. Около 80 тысяч человек у нас в области. Тут типичная встреча. Сколько людей, чтобы встретиться с Божьей Матерью! Везде много людей!

А так выглядели улицы в Польше. Люди приходили – не везде информация дошла. Но там, где была, такие городки маленькие или деревни – люди приходили, чтобы встретиться с Божьей Матерью. Приходили с детьми. Видите, какая радость? И все знали, что это ради жизни.

Здесь Гомель, здесь Литва, а там Словакия. Таких снимков у нас уже тысячи.

Более чем 2 миллиона человек уже встретили икону и молились о защите жизни. Божья Матерь это делает, не мы, и она собирает своих сторонников. Мы не знаем, почему. Но она собирает своих сторонников. Очень многие владыки, епископы из разных стран, важные политики, также из Европейского Союза, присоединились к программе.

За это время вышли в эфир и были опубликованы более 300 видеорепортажей, статей, радиопередач на 20 языках.

Вот здесь показывается момент, когда икона стояла у Тихого океана. Мы говорили об этом в Астане в прошлом году. Но не знали, как это сделать. Была идея, чтобы поехать от Владивостока, там Тихий океан – ну, и от океана до океана. И поэтому название программы – «От океана до океана для защиты жизни».

Ещё раз показываем нашу дорогу. Сначала, после приложения иконы, через Минск, Москву и Казахстан до Владивостока, а потом через Россию, в Нижнем Новгороде она тоже была, потом через Центральную Европу, Белоруссию, Украину, Латвию, Литву, Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию. Потом Румыния, потом Словения, Хорватия, потом Северная Италия и Австрия. А после этого Швейцария, Германия, через Германию в Бельгию, затем Великобритания. Теперь икона ещё путешествует по Ирландии. А затем будут Франция, Испания и Португалия.

Но уже начались разговоры, что в будущем году поедем от океана до океана, от Атлантического до Тихого, через Канаду и Соединенные Штаты. Уже многие страны интересуются этой программой, и я мечтаю, что Божья Матерь поможет переехать через весь мир.

Так много людей – будет больше! Потому что все приходят. И ещё раз говорю, нет никакой агрессии! Помочь другому человеку можно только с любовью. Правду надо говорить всегда, но с любовью.

И нет агрессии – это чудеса! Я была на очень многих таких митингах, встречах, тоже на улицах, где поднималась тема абортов, – очень часто бывает агрессия. С двух сторон – и от сторонников и от противников абортов. Там, где Божья Матерь приходит, – там есть любовь. Там человек лечит свою совесть. Наш друг, который ездил с иконой по Белоруссии, рассказывал, что он сам слышал, как старые матери приходили: «Божья Матерь, прости, я убила своего ребёнка». Это сидит глубоко в совести. Божья Матерь лечит, это лучшая во всём мире терапия.

Ну что можем сказать? Молитесь, молитесь с нами! И ещё одно. Это Божья воля, что эта программа началась на Востоке. Что она идёт из России. Россия первая в мире разрешила аборты, Ленин разрешил, а теперь от вас идёт Божья Матерь, идёт эта пролайф-программа «В защиту жизни», чтобы показать всему миру, что надо защищать жизнь, надо защищать семью. И я думаю, Бог так хочет. Это ваша роль –показать теперь, что вы возвращаетесь в веру.

Когда мы едем через мир, я это очень чувствую. Я чувствую, как на Востоке, в России, возвращается вера. Как люди ищут Бога, ищут веру. На Западе теряют веру. Это очень грустно. Самая трудная дорога была через Швейцарию. Там очень много денег в кармане. Люди забыли о Боге. Приходили, и многие приходили, но было трудно. То же самое в Германии. Да, на Западе люди теряют веру, и теперь ваше время показать свою силу, свою веру и защитить то, что нам Бог показал, что это очень важно, – сохранять жизнь и сохранять семью. Спасибо большое!

Есть страница в интернете на английском языке и на русском языке From-ocean-to-ocean.org/ru.

 

Иерей Дмитрий Моисеев,
духовник Центра защиты материнства «Колыбель»

О необходимости создания Ассоциации Центров защиты материнства

Благодарим Эву за интересный доклад, который показал ещё раз, что взаимодействие в защите материнства может принимать разные формы. И этот проект имеет форму духовной защиты материнства. Он напоминает нам прошлогоднее посещение Поясом Пресвятой Богородицы России. И мы знаем уже результаты этого года – значительный всплеск рождаемости был в регионах, где побывал Пояс Пресвятой Богородицы. Поэтому с точки зрения рационального разума такие, казалось бы, не совсем понятные проекты на самом деле приводят к вполне конкретным демографическим результатам. Поэтому благодарим Эву и Игоря Белобородова, всех, кто этот проект продвигает.

И сейчас мы предлагаем продолжить нашу дискуссионную секцию – перейти к формату дискуссии. Мы хотели бы предложить вам на рассмотрение задачи, которые надо решить, вместе обсудить.

Первая задача – раскрыть положительные и отрицательные стороны трёх форматов центров защиты материнства (государственных, общественных и церковных), их специфику деятельности, потенциал, функции и адресность работы. Оптимально, на взгляд организаторов секции, когда на одной территории существуют три типа центров защиты материнства одновременно и они взаимодействуют друг с другом. Поскольку у каждого свой тип финансирования, потенциал и функции.

Вторая задача, которую мы предлагаем обсудить, – описать формат взаимодействия центра защиты материнства с партнёрскими организациями. Важно в ходе дискуссии увидеть проблему защиты материнства с разных. Проблема у нас одна, задачи общие, а формы решения могут быть разными, в зависимости от формата центра.

Третья задача – создать Ассоциацию центров защиты материнства. Об этом отец Максим уже кратко говорил, но я считаю, что это одна из главных задач нашей встречи. И внутри Ассоциации в рамках программы «Святость материнства» необходимо разработать стандарты деятельности и провести в дальнейшем сертификацию центров, составить на сайте Центра национальной славы реестр центров защиты материнства, то есть, по сути дела, создать своё сообщество центров защиты материнства, куда должны войти и общественные, и церковные, и государственные центры.

Необходима, на наш взгляд, работа на опережение, создание стандартов для последующего их утверждения в государственных структурах. Попав в реестр центров защиты материнства, можно получить статус государственного или общественного формата, чтобы потом уже обращаться в государственные и прочие органы. То есть смысл этой деятельности заключается в том, что иметь единый на сайте «Святости материнства» реестр, куда могли было бы обращаться в случае необходимости взаимодействия организации, которые занимаются защитой материнства в данном регионе.

И четвёртая задача – прописать нормативно в готовящемся законопроекте о семейной политике, о чём вы слышали вчера на пленарном заседании, Положение о центрах защиты материнства. Указать в этом Положении четыре формы существования центров: центры медико-социальной помощи кризисной беременности при Минздраве; центры социальной помощи семье и детям при Министерстве соцзащиты; епархиальные центры защиты материнства, церковные; общественные просемейные центры в формате общественных организаций. Желательно в законопроекте определить их статус, функции, полномочия, механизмы партнёрства, возможности бюджетного финансирования.

Чтобы эффективно осуществлять взаимодействие государства, Церкви и общественных организаций, нужно продумать нормативное, финансовое и информационное обеспечение деятельности этих центров. То есть мы будем стоять на одном и том же месте, если сами не будем прорабатывать для своей деятельности нормативные документы, продумывать схему финансирования, информационного обеспечения и т. д., то есть мы предлагаем эти задачи коллегиально решать в рамках сообщества.

И пятая задача – предусмотреть создание совместных социальных проектов с участием разных ведомств (вот отец Андрей как раз сейчас кратко расскажет об опыте такого взаимодействия в Чувашии). Необходимо, однако, при этом предусмотреть достаточно стабильное и продолжительное финансирование. Грантовая политика, на наш взгляд, должна быть ориентирована не только на модернизацию и расширение новообразовавшихся центров, но и на поддержку деятельности уже существующих центров. При этом, конечно, приоритет должен отдаваться тем грантовым проектам, в которых предусмотрено взаимодействие между государственными, церковными и общественными центрами. И вот как раз об этом сейчас отец Андрей в своём выступлении нам расскажет.

 

Протоиерей Андрей Савенков,
глава Центра защиты семьи, детства, материнства «Благовещение», г. Алтырь

О чувашском опыте взаимодействия между церковными и государственными структурами

Началось наше сотрудничество с такого же круглого стола, где мы собрали разные ведомства и постарались поделиться, кто как вообще решает эту проблему. Не просто поучая другого, что «вот ты должен делать то» или «почему ты не делаешь этого?», а как каждое ведомство пытается решить эту проблему.

Со своей стороны Церковь прилагает большие усилия не только в просвещении, хотя мы и в школах проводим уроки, и беседы в ЗАГСе с молодожёнами еженедельные, и общегородские мероприятия, посвящённые Дню семьи, Дню матери, где вовлекаются все учебные заведения и государственные организации на уровне муниципалитета, – мы оказываем ещё и социальную помощь. При храме есть склады вещевой помощи, есть приют для женщин, оказавшихся в ситуации кризисной беременности, и если негде жить, то мы можем предоставить такую возможность. В отличие от государственных структур, в нашем приюте могут жить и мать и дитя вместе. Или беременная женщина. Тоже на определённых условиях.

И возникла идея сотрудничества. Какая? Естественно, чтобы нам существовать, чтобы существовал наш центр, наш приют, важно, чтобы велось психологическое консультирование. Но поскольку у нас в городе в женской консультации не было психолога, мы предложили своего, то есть финансировали психолога, который вёл предабортное консультирование.

Опять же, в центре защиты материнства предусмотрена работа юриста и социального работника. Если их нет, то здесь мы подключаемся, предоставляем своего юриста, своего социального работника. Мы договорились с главврачом, и нам пошли навстречу, заключили договора.

Далее – мы понимали, что мы маленький город, а наш регион большой, то есть республика большая, и к нам могут попадать женщины из разных районов. Поэтому нам нужно было познакомиться с руководителями женских консультаций других районов и городов республики. Для этого мы встретились с руководством нашего Президентского перинатального центра, завязались отношения с подростковым отделением.

И мы решили это знакомство оформить в виде обучающих семинаров. Поскольку предабортное консультирование должно вестись, но мы даже не знаем как оно ведётся. И ведётся ли оно, мы тоже не знаем. Где есть, где нет психологов, где есть юристы, где нет? Консультаций много, а какой там штат, какая работа – мониторинга никакого не проводится.

И вот мы решили вести совместные обучающие семинары для работников женских консультаций. Наша группа состояла из врача (акушера-гинеколога), психолога-практика и священника. Каждый готовил свой доклад. Врач – о медицинском предабортном консультировании, о соблюдении закона, необходимости этого консультирования. В условиях, что у врача порой абсолютно нет времени, наша задача состояла в том, чтобы разработать хоть какие-то методические материалы в помощь врачу. Буквально под стекло, на стол. Смотришь – таблички: вот эти вопросы ты должен затронуть.

Психолог говорил о важности психологического предабортного консультирования. О постабортном пока ещё речи не шло, только предабортном. Это тоже очень важно услышать врачам, потому что порой врачи думают, что они последняя инстанция и они решают вопрос, но человек – это не только тело и даже не только душа. И мы должны подходить грамотно с разных точек зрения к решению проблем, потому что может оказаться так, что, решив одну проблему, ты только создашь другую или ещё усугубишь её. Поэтому задача психолога состояла в том, чтобы объяснить важность психологического предабортного консультирования, чтобы врачи это могли услышать. Чтобы они на самом деле отправляли на психологическое консультирование, чтобы соблюдался закон.

У священника доклад был о духовных последствиях аборта. Тоже тема очень важная – помочь увидеть ситуацию совсем с другой стороны. Со стороны – ну, как сказать? Сверху, да? Со стороны перспектив: а как Господь смотрит на нашу Землю? Не секрет, что у нас у людей крещёных, православных, Библия зачастую стоит где-то там на полочке. И даже вот в поезде едешь, смотришь – человек читает Библию, сразу такая мысль: «Ну, наверно, сектант». Потому что православные обычно читают газетки, кроссворды решают, а Библию не читают.

За год мы объехали четыре района, провели четыре таких семинара. Нужно сказать, что на них был очень положительный отклик. Результатом явилось то, что в республике было составлено Положение о центре защиты материнства, и в конце года на уровне министерства вышел указ об открытии семи центров защиты материнства. В разных районах, разных консультациях.

Конечно, на перспективу это открыло просто вал работы. Семинары же нужно ещё как-то вести, их нужно мониторить, смотреть, контролировать, направлять.

В этом году, у нас состоялась общая конференция, где мы постарались собрать за круглым столом представителей всех медицинских и социальных учреждений, руководителей, занимающихся вопросами семьи, «социальщиков», медиков, общественных организаций, ну и естественно, церковных. Вы знаете, было такое странное ощущение – мы живем все в одной республике, но порой друг друга первый раз видим. Мы знаем, что, может быть, да, где-то такой центр существует, а кто его знает, чем он занимается. И эффект состоял в том, что мы вообще познакомились. Этот круглый стол, может быть, открыл ещё больше проблем.

На перспективу мы в планах себе поставили задачу создать, может быть, какую-то единую сеть или портал даже, может быть. Или ещё, на базе министерства или иной какой-то структуры, которая бы координировала, объединяла все эти центры, помогала узнать, кто чем вообще занимается, какие нужды, какие проблемы, какие стороны, какой аудитории чем они могут помочь. Для того чтобы человек, обращающийся в какой-то один из этих центров, не просто отсылался по этапу, «иди вот там спроси» или «иди там спроси», а чтобы информация поступала в этот центр, который бы уже перенаправлял, который бы знал и решал эту проблему. И контролировал исполнение, насколько оказана помощь. Потому что ведь главное – не просто выстроить сеть, а главное – это человек, как вчера прозвучало в докладе, основная ценность государства – это народ, народонаселение. Так вот, и здесь тоже – человек, человек с его конкретным простым горем.

Проблем, конечно, много. В этом году мы не получили грантовое финансирование. В прошлом году мы на этот проект получили грант. Мы его осуществляли совместно. И министерство даже ходатайствовало о продолжении этого гранта, но нам показалось, что грантодатели были больше нацелены на расширение географии, чем на углубление работы. Ну, это их право, тех, кто финансирует. Поэтому наша задача на будущее – чтобы проект не перешёл в состояние такого вялотекущего или спящего, а на самом деле расширялась и углублялась эта работа.

Вопросы можно? Баранова Алла Витальевна, руководитель центра помощи семье и детям «Быть мамой», Нижний Новгород. Батюшка, у меня вопрос касается как раз взаимодействия центра с органами государственной власти на местах. Когда мы открывали свой центр, мы, понимали, что комплексная помощь не может быть оказана матери и ребёнку, если у нас не будет осуществляться взаимодействие с органами государственной власти. Поэтому все договора и соглашения мы со своей стороны заключили: и с министерством здравоохранения, и с соцполитикой, и вообще сейчас уже в нашей работе нам помогают чиновники различного уровня.

Но мы столкнулись сейчас с другой проблемой: наше федеральное законодательство работает, только если мама и ребенок благополучные. Если же мама по каким-то причинам оказывается без документов либо без регистрации, то наше законодательство, в том числе и федерального уровня, уже не может оказать никакую помощь и поддержку, несмотря на то что наши местные власти готовы помогать.

Вот у вас какие-то такие проблемы были, и вы со своей стороны как-то пробовали их решать?

Дело в том, что министерство как раз и идёт навстречу церковной организации, потому что мы можем затронуть тот пласт проблем или вопросов, которые они не могут решить. Тот же самый склад вещей или приют – у нас-то совсем другие требования. Мы можем приютить человека, можем не соблюдать какие-то те требования, которые обязательны там.

Вопрос в другом. Да, это-то мы всё можем предоставить, но ведь правовые вопросы мы не можем решить. И получается, что мы сейчас упёрлись в пробел в праве, и мы тоже должны как-то эти законодательные пробелы со своей стороны решать, потому что без решения этих пробелов, именно правовых, мы можем женщину кормить, приютить, но мы не можем её социализировать.

Да, конечно. Но, может быть, этот вопрос как раз у нас и зафиксируется в плане пожеланий, вопросов, которые надо решить?

Вот ещё один момент – когда мы разговаривали в министерстве об этом вопросе, то юрист, который сидит в консультации, например, в государственном центре защиты материнства, – у них один пласт женщин. То есть там вопрос предабортного консультирования, конкретной помощи. А у нас в основном контингент, может быть, как раз асоциальных женщин, которым нужно не просто сохранить беременность, а нужно их социализировать дальше, вести их нужно, нужно выводить вообще из состояний каких-то внутренних, тупиковых. Это, конечно, задача.

Нам нужно выходить с инициативой в законодательные органы, чтобы вносить изменения или поправки в действующий федеральный закон, который замыкает всю материальную помощь женщине и ребёнку на её регистрацию.

У нас есть женщины, которые рожают детей, но не имеют регистрацию. Вчера Павел Астахов говорил о том, что у нас Жилищный кодекс позволяет собственнику жилья выписать мамочку с ребёнком просто на улицу, и мы имеем на руках уже исковые заявления и решения суда, что да, действительно, беременная мамочка остаётся на улице без регистрации. Эта мамочка рожает ребёнка без регистрации – куда регистрировать ребёнка? У мамы нет регистрации – соответственно, ребёнок не имеет регистрации. Что нам с этим делать? У нас есть ребёнок, 3,5 года – девочка не может получить регистрацию, потому что мама без регистрации.

 

Анна Юрьевна Кузнецова,
директор благотворительного фонда поддержки семьи, материнства и детства «Покров», г. Пенза

Деятельность центра защиты материнства в Пензенской области

По поводу как раз этих асоциальных женщин, которые не подходят под статьи закона, – безусловно, следующим шагом, должна быть работа с законодательными актами, исследование их и т. д. Пробелы? Они безусловно, будут.

Препятствия к оказанию социальной помощи и получению её со стороны государства, конечно есть. И женщины в тех состояниях, в которых мы с ними встречаемся, не готовы к получению всего соцпакета, приготовленного для них. То есть не готовы документы, и женщина в таком состоянии может находиться, и психологическом, и физическом, что она не может этого всего сама добиться.

Для этого мы в течение двух месяцев, трёх и долее снимаем для них жильё, пока у нас центр защиты материнства будет строиться. Работает юрист, мы подключили три организации юристов.

Существует Международная ассоциация юристов, у нас представительство есть в Пензе, при Общественной палате. Я уверена, что в любом регионе они есть. Они работают достаточно комплексно, и сейчас, благодаря такому тесному взаимодействию с органами власти, и областными, и муниципалитетом (очень тесно работаем несколько лет), у нас уже есть «свои», может быть, люди, налаженные контакты. Они знают: «Ага, «Покров» обратился по такой-то женщине – значит, мы по какому-то приоритетному плану решаем эту проблему. Нет таких? Хорошо, смотрим, какие другие моменты могут быть».

 И вот именно обеспечением тех прав, которые женщина должна иметь до получения госльгот, занимается центр защиты материнства сейчас. И это время, которое он мог бы тратить более эффективно, более серьёзно, как-то усовершенствовать свою работу, но получается, что это время мы тратим на подготовку женщины, чтобы она смогла наконец-то получить эти льготы. Сирота там, выпускница детского дома … Вот последний наш случай, приеду отсюда – на суд пойду очередной. Супруг был, погиб, когда она была в роддоме.

Работают юристы. Мы вышли на суд, с профессиональным, серьёзным подходом. Прокуратура, задействованы все органы, но женщины это сделать сами не в состоянии.

Конечно, чиновничья структура ограничена в правах. И здесь ни в коей мере мы не можем предъявлять упреки и т. д. – она ограничена в сфере своих полномочий, каждое ведомство. Поэтому мне бы хотелось предложить, так как я услышала эту информацию о создании Ассоциации центров защиты материнства , – может быть, первым шагом должно стать наделение полномочиями общественных организаций в плане приоритетного решения вот этих кризисных вопросов. Острых. То есть чтобы иметь приоритетное право организации прав этой женщины на получение льгот…

У нас достаточно широкий спектр работы: это тяжело больные дети, комплексная профилактика социального сиротства, поддержка неблагополучных семей, и самое большое наше, серьёзное направление – комплексная программа «Жизнь – священный дар», которая работает более трёх лет на территории региона.

Это наши категории нуждающихся. Они все, можно сказать, взаимосвязаны; все категории выходят одна из другой, по большому счёту.

Это те компоненты помощи, к которым мы постарались прийти в процессе работы. Не сразу все они сложились. Чтобы была оказана со стороны общественной организации профессиональная, волонтёрская и материальная помощь, то есть здесь мы замкнули такой вот круг… И анализ каждой ситуации, который происходит в нашей организации сразу после обращения, и каким образом мы связаны с этими женщинами… Сейчас у нас достаточно большой поток, более двух тысяч женщин уже прошли через нашу службу. Это только служба доверия для беременных, не считая более 70 семей, которые обращаются ежемесячно за помощью в разных её формах.

Это направления работы, которые мы выбрали, выделили их в рамках именно защиты жизни.

Первое – это информационная профилактическая работа. Следующий слайд – я сразу про него расскажу. Вот это организация межведомственного взаимодействия в деле профилактики. Взаимодействуют все структуры, начиная от губернатора, правительства области, органов исполнительной власти, – все вместе мы организуем проекты в защиту семейных ценностей, ориентированные на молодёжь.

Вот здесь Сергей Валентинович, который, в общем-то, и был тем человеком, который предложил такую форму профилактики, как фестиваль, который понятен и прост в проведении и в организации и имеет достаточно серьёзный эффект и достаточно серьёзные последствия, если его достойно и старательно воплотить в регионе. На первом фестивале была пресс-конференция, присутствовало правительство, более 500 человек молодёжи участвовало в этом фестивале. Сущность его заключалась в том, что молодые ребята разработали социальные проекты, сами презентовали его своим сверстникам. Эти проекты были потом записаны – это были ролики, наша организация первой повесила баннеры социальной рекламы в защиту жизни, против абортов у нас в городе.

Это уже следующий этап развития фестивального движения – владыка Пантелеимон приезжал, присутствовал губернатор на этом фестивале, формат был очень серьёзным, присутствовали все 14 регионов Приволжского федерального округа, координаторы центров защиты материнства. В рамках этого фестиваля была не только презентация наилучших проектов в защиту материнства ПФО, но и обучение проходило, мастер-классы для координаторов центров защиты материнства.

Да, также была – вот мне Ирина подсказывает, наш психолог, которая здесь обучение проходит, – «Хартия-2050» по взаимодействию со СМИ. Конечно, СМИ нас сейчас вниманием не обделяют. Надо сказать, что сейчас всё, что касается семейных ценностей, всё, что касается какой-то работы по профилактике, – всё каким-то образом стекается к нам, вся эта информация, интервью, какие-то комментарии постоянно приходят, и мы знаем, практически всё, что творится у нас в деле семейной политики. И включены во все советы, во все экспертные группы, и демографические, и так далее. Дело в том, что, как говорится, выход у них не такой эффективный, который мы ждём, как общественная организация, от них.

Это новый проект, следующий фестиваль, третий год работы фестиваля социальных технологий. В рамках программы «Мой выбор – жизнь и здоровье». Формулировка его достаточно широкая, за два месяца мы объехали девять регионов, десять регионов уже, я прямо как раз накануне поездки сюда была в десятом регионе – районе Пензенской области. Мы с молодыми ребятами презентуем выставку, презентуем им социальные проекты, различные ролики они смотрят. Выставка замечательная, она стала победителем нашего приволжского фестиваля. Мы её напечатали – 40 roll-up стендов, «В защиту жизни» в том числе. По итогам проводим небольшой мастер-класс по социальному проектированию. И сами молодые люди делают эти проекты.

 Мне кажется, это достаточно эффективный метод, без лишних нравоучений, без каких-то догматических моментов. Они сами переходят к изготовлению этой социальной рекламы, к разработке акций, и затем мы будем стараться реализовать десять эффективных проектов. Так как присутствуют представители администрации и власти, они все поддержат это всё, они все обещают нам поддержку: если это будет акция – она будет проведена на территории района, если это баннер – он будет повешен на территории района, если это листовки или благотворительные концерты, всё, что они придумали в защиту жизни, – это будет проведено на территории района.

Таким образом, мы стараемся организовать работу с молодёжью именно по профилактике, чтобы как можно меньше женщин попадали к нам в женских консультациях.

Безусловно, ежедневная работа в абортарии. Вот кризисный центр у нас пока такой диффузный, но его, может быть, в некотором смысле можно назвать кризисным центром, потому что помещение уже нам выделено, но жить там пока нельзя, мы будем его строить. Вот Бог даст сил, и средства мы, может быть, найдем, чтобы отстроить его достойно. И хотим посвятить этот центр не только проживанию женщин, сделать не только приют, но комплексный центр защиты материнства, который бы включал несколько отделов, несколько направлений работы.

Это, безусловно, отдел по профилактике, и все наши программы по работе с молодёжью, по пропаганде семейных ценностей, в защиту жизни – все войдут и станут концентрироваться в этом центре.

Отдел по оказанию адресной помощи – здесь уже никуда без этого. То есть это юристы, психологи, все, которые работают. К нам, знаете, юрист пришёл, очередная коммерческая, юридическая организация обратилась, нашла в интернете и предложила бесплатную помощь оказывать. Он говорит: «Ну, я и иск составлю, там ещё что-то». Я говорю: «Знаете, этого мало. С этими женщинами надо по-другому. Надо позвонить – ты сходила? Ты написала? Ты взяла?» Безусловно, необходим вот такой постоянный социальный патронат.

И ресурсный отдел по защите материнства, который предполагается пока в нашем регионе, но необходимость будет – может быть, мы… Разработка, инвентаризация лучших наших программ в защиту материнства. Всё, что касается защиты материнства, общественных инициатив в нашем регионе, мы будем стараться их мониторить, и отбирать лучшие, и усиливать, и корректировать лучшие проекты. Мы надеемся, то, что сейчас мы ведём в районах области, заживёт, и те первые организации, которые созданы, молодёжные наши небольшие «общинки» в защиту жизни, за многодетность, которые создались пусть ещё такими молодыми совсем ребятами, – мы будем их поддерживать, чтобы они у нас не угасли, а наоборот усилились, как у нас произошло с психологами.

Так как у нас сил не так много, у нас пять психологов всего в организации, профессиональных, я имею в виду, то, безусловно, консультирование в районах области вести не представляется возможным – это что, выезды, или как? Мы придумали иную форму, эту трудность мы преодолели, подписав соглашение с министерством здравоохранения, которое достаточно открыто идёт с нами на взаимодействие. Мы разработали годовую программу совместных семинаров с медико-социальными кабинетами, сотрудниками, социальными работниками, юристами и психологами медико-социальных кабинетов. Таким образом, первую задачу мы решили – это доступность информации обо всех кризисных случаях в районах. Медико-социальные кабинеты не могут оказать благотворительную помощь, они могут проконсультировать, направить, адресовать, но не могут оказать благотворительную помощь.

Вот таким образом была решена первая задача, информационная, и вторая – многие психологи у нас стали проводить акции в защиту жизни. Может быть, кто-то остался равнодушным – вот несколько человек год ходили, но, к сожалению, не сумели мы вызвать у них ответную реакцию, но многие из психологов отозвались и стали вести свою работу немного иначе и проводить акции как общественные организации, как волонтёры, присылать нам фотографии, и это, конечно, здорово.

 

Иерей Павел Сердюк,
руководитель центра поддержки семьи и материнства «Матуля», г. Минск, Белоруссия

Белорусский опыт взаимодействия Церкви и Министерства здравоохранения в профилактике абортов

Представляю приход храма святителя Николая Японского в городе Минске, Белорусской Православной Церкви, Московского Патриархата.

При приходе действует центр поддержки семьи и материнства «Матуля», который имеет некую форму такого двуликого Януса: с одной стороны, это центр приходской, но, с другой стороны, совершенно недавно мы пришли к необходимости зарегистрироваться как общественная организация. То есть и сторона приходская, и сторона гражданская. Опыт взаимодействия с медицинскими учреждениями и государственными учреждениями, Министерством труда и соцзащиты вынудил нас принять некую форму светскости, поскольку далеко не всегда наши чиновники идут на взаимодействие непосредственно с религиозной организацией.

Наша деятельность основывается на двух значительных документах, которые принятых в нашем государстве. Это Национальный закон «О демографической безопасности Республики Беларусь» и Национальная программа демографической безопасности Беларуси, рассчитанная на 2011–2015 годы.

Вот, скажем, один из тезисов Национальной программы демографической безопасности: «Остановить процессы депопуляции и обеспечить устойчивое развитие страны возможно только при слаженной работе всех органов власти, общественных и религиозных организаций, самих граждан».

Очень важно, что в программе прописана следующая максима: – государство содействует развитию традиционной многодетной семьи, где существуют у детей отец и мать в первом браке. То есть модель семьи определена.

Краткая информация о демографическом состоянии Беларуси. Численность населения на 1 августа 2012 года составила 9 миллионов 457 с небольшим тысяч человек. По сравнению с началом текущего года население уменьшилось на 8,1 тысячи человек.

В период за 20 лет, начиная с 1990 года по 2010 год, 2,7 миллиона нерождённых детей у нас было умерщвлено.

В настоящее время 65% семей ограничиваются только одним ребёнком; двоих детей имеют 29%, троих и более – около 5% семей, хотя надо сказать, что активная социальная политика по поддержанию многодетности в нашей республике вызывает в обществе, во всяком случае в блогосфере, в последнее время очень негативные оценки такой модели семьи, как многодетная. Это свежий факт, феномен, с которым нам предстоит ещё в информационном поле разбираться.

К 2015 году суммарная численность женщин в возрасте от 15 до 49 лет уменьшится, то есть к 2015 году будет менее 246 тысяч женщин фертильного возраста, способных зачать.

Проект консультирования женщин в ситуации кризисной беременности является одним из направлений деятельности центра «Матуля».

В городе Минске был осуществлен экспериментальный проект «Право на жизнь» по предабортному консультированию, с июня по ноябрь 2011 года, непосредственно в столице, в Минске. Нам необходимо было письмо начальника Комитета здравоохранения города Минска, но в регионах предабортное консультирование осуществлялось, прежде всего, на личных контактах.

В рамках проекта существуют вот такие виды деятельности (показывает), я не буду их перечислять.

Предварительный результат проекта. Всего проконсультировано в рамках проекта более 400 женщин. Сохранили беременность минимум 14 женщин, около 20 женщин не дали обратной связи. В условиях экстренного консультирования более 214 женщин проконсультировано, 5 женщин сохранили беременность, 4 женщины не дали обратную связь. За шесть месяцев проекта осуществлено 735 прерываний, и вот этот пункт дан именно в отношении родительного дома № 2, где экстренное консультирование. То есть мы, наши волонтёры-консультанты, находились непосредственно в такой дискомфортной ситуации, рядом с кабинетом хирургии одного дня.

До сегодняшнего дня проходит регулярная подготовка консультантов-волонтёров. В программу подготовки включены такие аспекты, как демографический, медицинский и психологический. Программа рассчитана на 80 часов. По итогу обучения – допуск к консультированию, экзамен, вопросы, моделирование проблемных ситуаций.

Разработан этический кодекс консультанта-волонтёра. Дело в том, что надо учитывать такой многоконфессиональный аспект нашей жизни: в нашей республике активность в пролайфе проявляли ранее неопротестантские группы и представители Римско-Католической Церкви. Поскольку у нас на уровне законодательства регулируются взаимоотношения с традиционными конфессиями, Министерство здравоохранения потребовало, чтобы и проект «Право на жизнь» представлял собою межконфессиональное взаимодействие. Поэтому, для того чтобы, скажем так, сбалансировать различные инициативы, был выработан общий этический кодекс консультанта-волонтёра. Обучено более ста волонтёров во всех регионах Беларуси.

Знакомство с медперсоналом, контакты и общение как одна из форм взаимодействия с представителями медицинского сообщества. То есть это вручение икон, разработка флаеров, буклетов, плакатов, стендов, необходимых для информационной миссии.

Вот так расположены наши информационные модули. Это как раз роддом № 2, вот кабинеты хирургии одного дня. Напротив, буквально в метре, сидят женщины, которые уже оплатили услугу вакуум-аспирации и готовы идти на аборт. Вот здесь находятся специальные «карманы», в которых располагаются наши буклеты.

Бланк для консультанта. Если консультант, попадая из учебной обстановки в реальную, как говорит отец Максим, в «боевую», теряет некие ориентиры, то бланк консультанта помогает ему выстроить свою беседу.

Прежде всего, в основание всякого дела мы полагаем, конечно же, молитву. Это молитва, вот верхняя фотография – это часовня, находящаяся в роддоме, и вот таким образом рядом с кабинетом хирургии одного дня находятся волонтёры-консультанты, которые непосредственно общаются с женщинами, и кто-то совершает в это время молитву.

Окончание пилотного проекта ознаменовалось таким прощанием – прощанием с представителями медучреждений. Но сейчас, на сегодняшний момент, в медицинском сообществе этот пилотный проект получил одобрение, и мы продолжаем наращивать потенциал, повышать компетенцию наших сотрудников, и надеюсь, что мы выйдем на такой общереспубликанский уровень по созданию предабортного консультирования во всех медицинских учреждениях республики.

16-го декабря 2011 года была проведена очень важная для нас научно-практическая конференция, которая называлась «Демографическая безопасность и современные технологии сбережения репродуктивного здоровья». Дело в том, что эта конференция проводилась исключительно для представителей медицинского сообщества, и приглашались референтные именно для медиков выступающие.

Вот один из них – это Рене Экошар, учёный, профессор медицины, руководитель Биостатистической лаборатории здоровья Лионского университета. Там был и наш близкий, дорогой наш друг Игорь Иванович Белобородов, а также директор клиники нанотехнологий «Боцман» из Белостоке Тадеуш Василевский, врач, который 17 лет практиковал экстракорпоральное оплодотворение и совершенно отказался от этой пагубной практики.

Сегодня вы имели возможность в очень ярком выступлении Эвы Ковалевской увидеть такой проект, акцию «От океана до океана», и в нашей республике эта акция тоже проходила, по 16 городам. Она сопровождалась в каждом городе проведением научно-практических конференций и семинаров.

Благодарю вас за внимание и хочу попросить время для очень короткого репортажа, поскольку ещё не было живого видеоряда, дабы вам немножко развлечься и увидеть маленькую часть того, как акция «От океана до океана» проходила на территории Беларуси. Спасибо.

 

Константин Александрович Шестаков,
руководитель Центра защиты материнства «Покров», г. Тюмень

Досточтимые отцы, братья и сестры! У нас ещё один «Покров. Два «Покрова» сегодня у нас.

Хотелось немножко шире представить деятельность центра защиты материнства. И на самом деле, у нас в Сибири понимается под центром защиты материнства достаточно широкая деятельность, не только работа с уже рождёнными детьми, мамочками, но и предабортное консультирование и профилактика абортов. То есть широкий спектр деятельности, направленной на защиту семьи, материнства и детства. Понятие материнства настолько широкое, всеобъемлющее, с большой буквы можно писать. Поэтому, как нам, по крайней мере, казалось и кажется, это всё входит в понятие защиты материнства.

Более того, хотелось бы расширить, так сказать, до полноценной православной социальной инфраструктуры, но боюсь, об этом будет не совсем уместно здесь говорить, поэтому только вектор обозначу, а больше, наверно, поделюсь опытом всё-таки. То есть чуть-чуть переформатирую свой доклад.

Хотелось бы, опять же, зайти обстоятельно, хотя время ограничено, я понимаю, и вернуться к пленарному заседанию. Для чего? Для того, чтобы мы осознали, как мы должны работать с кризисной беременностью, как мы должны помогать, как мы должны защищать материнство. Мы должны понимать причины. Причины той катастрофы, той беды, почему к нам приходят эти женщины, что с нашим народом стряслось. То есть мы помогаем материально, юридически, но суть-то какая? Суть в том, что главная проблема – в душе человека, в нравственности, в его мировоззрении, в ценностях. Поэтому необходимо обращать пристальное внимание на профилактику, на мировоззренческую, ценностную профилактику той беды, с которой сталкиваются уже непосредственно центры защиты материнства.

Поэтому главный акцент в своей деятельности наша организация делает на профилактике. Мы должны помнить слова Бисмарка (я думаю, всем вам известная личность): – «Русских невозможно победить, мы в этом убедились за сотни лет, но русским можно привить ложные ценности, и тогда они победят себя сами». То есть идёт информационная война, которая потом рождает аборты, пьянство, наркоманию и прочие социальные катастрофы. И она идёт именно по этому сценарию.

Думаю, вам всем знаком также план Гитлера, план демографической войны, точнее – комментарии и замечания к плану «Ост». Здесь он больше делает акцент уже не на мировоззрении, а на пропаганде: «Средствами пропаганды, через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей». То есть таковы были планы фюрера – после завоевания нашей страны это внедрять. Его последователи осознали его ошибку – внедрять можно без завоевания.

И методы противодействия должны быть такие же, информационные. Потому что против нас ведётся информационная война.

Также уместно вспомнить «Бесов» Достоевского, какие планы были у них: «Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую себялюбивую мразь – вот чего нам надо!»; «учитель, смеющийся с детьми над их Богом и над их колыбелью, уже наш».

Посмотрите, как всё воедино реализуется у нас: и планы анархистов, которых Достоевский называл «бесами», XIX века, и планы фюрера, и планы Бисмарка. К сожалению.

И что мы можем противопоставить? В нашем городе, в Тюмени, в нашей области шесть лет существовало отделение общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», и наряду с существованием этого отделения в этом году был создан уже областной центр защиты материнства «Покров», который работает как бы параллельно с этим отделением. Если удобно, мы используем вывеску «Покрова», региональной организации; если удобнее, мы используем вывеску общероссийской организации, тюменского отделения. Также у нас существует епархиальный фонд в честь великомученика и целителя Пантелеимона. Вот в плане того, что было обозначено, как можно больше нужно создавать вывесок, для того чтобы заходить в разные организации с разными предложениями.

Почему мы создали «Покров»? Нам сказали, что из бюджета деньги не дадут на отделение всероссийской организации, даже если будет юрлицо. Ну, москвичам деньги тюменцы не хотят давать. «А вот если, – сказали, – создадите отдельную организацию, тюменскую, региональную, мы вам денег дадим». И вот возникла идея создать именно региональную организацию.

Иногда наоборот – удобнее сказать, что мы не какие-то самозванцы, а мы вот во всероссийской структуре, нас знают, вот сайт, вот отец Максим Обухов, так что не бойтесь, всё нормально, мы не какие-то сектанты и т. д. То есть иногда так удобнее.

Иногда удобнее от лица епархии действовать, иногда – от лица светской организации. В данном случае центр защиты материнства «Покров» – это формально чисто светская организация. Но работают там, во всех трёх структурах, и в епархиальном, и в «Покрове», и в отделении «За жизнь», одни и те же люди.

Ну, а теперь – по тому вектору, который я обозначил. Первый вид деятельности «Покрова» и отделения «За жизнь», Фонда Пантелеимона Целителя –лекционно-просветительская работа. Вот именно как раз противостояние в этой информационной войне, чтобы меньше женщин приходило уже непосредственно за помощью, чтобы меньше женщинам приходилось обращаться к этим проблемам.

И за шесть лет работы только через меня прошло около 40 тысяч студентов, старшеклассников. То есть это постоянные встречи, аудитории, лектории. Сейчас мы добились того, как раз через «Покров», что нас пускают вообще во все школы. То есть в любую школу заходи и читай старшеклассникам лекции. Надо только договориться с управляющим советом школы, получить «благословение» как бы от управляющего совета, но департамент сам даёт рекомендацию на это. И сейчас планомерно мы школу за школой обходим. Не хватает, конечно, кадров, не всегда получается сразу договориться с управляющим советом, но постепенно эти отношения выстраиваются.

Также ездим по регионам, ХМАО, ЯНАО; сейчас Челябинская область и другие регионы также приглашают наших специалистов.

И в данном случае мы используем бренд, уже, так сказать, известный среди пролайферов – это «Молчаливая революция», лекция о революции ценностей. Может быть, не самое удачное название, потому что слово «революция» пугает, особенно сейчас, когда у нас белые ленточки там и прочее, но приходится пояснять, что мы будем говорить не о политике, а именно о вопросах ценностных.

Как я уже говорил, охват достаточно большой, и результаты этой работы были мною освещены в своей диссертации, где на основе анкетирования были выведены некоторые даже численные закономерности. В частности, по одним и тем же анкетным листам задавались вопросы об идеальном, желаемом и ожидаемом числе детей. То есть анонимные анкеты даются до лекции и после лекции. По отношению к абортам, по отношению к контрацепции такие же анкеты давались. И здесь мы видим то, что ситуация очень серьёзно разнится до и после лекции. Конечно, это первая реакция, потом будет откат, потом будет возврат на какие-то базовые позиции, но некоторый сдвиг происходит. И вот посмотрите – по абортам. Я не буду все цифры показывать, чтобы много времени не занимать. «Считаете ли вы допустимым для себя, своей жены искусственное прерывание беременности (аборт)?» – задаётся вопрос старшеклассникам и студентам. Вариант ответа: «Да, это допустимо во избежание нежелательной или несвоевременной беременности». До лекции 18% выбирают этот пункт, то есть «хочу – делаю». Ну, проще говоря, «хочу аборт – и сделаю аборт». 18%. После лекции – 3%. То есть в 6 раз меньше.

Конечно, жизнь внесёт свои коррективы. В то же время есть протестная реакция, когда человек всё равно наоборот говорит: «Я всё равно сделаю аборт», а потом жизнь его уму-разуму научит, он вспомнит то, что ему говорилось, может быть, несколько лет назад, и, может быть, даже к покаянию придёт. То есть, может, даже сделав аборт, он не пойдёт дальше по наклонной, а придёт в храм на исповедь и, может быть, переосмыслит всю свою жизнь.

То же самое – по контрацепции. «Считаю возможным использование современных методов контрацепции», – до лекции говорят 57%, после лекции говорят 23%.

И здесь, опять же, вопрос, который был затронут отцом Максимом, по поводу соотношения жёсткого формата и позитива. Полностью соглашусь с тем, что когда работаешь с кризисной беременностью, то необходим именно позитив, потому что беременную женщину, пугать нельзя ничем. Но когда работаешь с молодёжью, в качестве профилактики, то нужно такое разумное сочетание информации жёсткой, чтобы как-то расколоть то «остекленение», оледенение сердец, которое имеет место, и информации позитивной, то есть сочетание и того, и другого необходимо. Иначе не растрогать нашу молодёжь.

Помимо лекционной работы, которую я считаю приоритетной в направлении деятельности центра защиты (профилактика всегда важнее, чем лечение), – работа с кризисной беременностью. У нас очень много по этому поводу своих наработок, но, к сожалению, формат наш не позволяет подробно об этом говорить. Опыт работы как раз с женскими консультациями, и негативный, и позитивный. Иногда имеет место саботаж со стороны медицинского персонала, хотя наверху всё согласуется. Отдельные врачи помогают, но, к сожалению, далеко не всегда это имеет место.

Коммерческая реклама запускается у нас с телефоном доверия. Также мы договорились о том, что у нас в Тюмени размещается телефон доверия в женских консультациях города, то есть там где находится целевая аудитория. Вот этот момент – он маленький, но, мне кажется, очень важный, ключевой – разместить рекламу телефона доверия, по которому женщины звонят, в женских консультациях. В идеале, конечно, сесть во всех женских консультациях и проводить предабортное консультирование, но если город большой, не всегда мы на это просто находим достаточное количество специалистов. Если город небольшой, то вот одна консультация, и можно всех пропустить. А так бывает – в двух-трёх ты сядешь, и они переходят из одной в другую, не желая просто встречаться, лишний раз говорить – такое тоже бывает, имеет место.

Ну и, естественно, надо разговаривать с врачами, чтобы находить среди них сторонников. Это намного эффективнее – когда сами врачи будут делать нашу работу за нас.

Участие в различных общественных мероприятиях, социальная реклама – этим широким спектром деятельности у нас занимается центр защиты материнства. А о дальнейшем развитии сейчас говорить, видимо, уже неуместно, поскольку время и формат не позволяют. Но хотелось бы, чтобы мы понимали, что нельзя замыкаться на одном узком участке, иначе мы будем постоянно отбиваться, обороняться. Нужно переходить в наступление, форматировать пространство вокруг себя, информационное, общественное, находить сторонников. То есть не быть в глухой обороне, отговаривая уже тех несчастных, которые дошли до стадии аборта, а нужно, наоборот, наступать и наступать, в плане информационном, прежде всего. Спаси Господи!

 

Сергей Валентинович Чесноков,
руководитель направления защиты материнства и семейных ценностей Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, президент Международного фестиваля социальных технологий в защиту жизни и семейных ценностей «За жизнь»

О нашей целевой аудитории

Поскольку у нас сегодня живой разговор, мне бы хотелось своё выступление посвятить проблеме под названием «Кто является нашей целевой аудиторией, целевой аудиторией помощи?» То есть об адресной помощи кому мы должны говорить, когда занимаемся защитой материнства и защитой семейных ценностей?

И действительно, то, что я сегодня услышал, и это то, что я слышал много раз и до этого, – у нас существует пробел, не то чтобы пробел – вроде бы информация по этому вопросу на поверхности, но она недостаточно чёткая. Кому же мы оказываем адресную помощь? И отсюда возникает масса путаницы, то есть когда говорят о центрах защиты материнства, то подразумевается, что это только приют для женщин, приют временного пребывания и ничего другого. И полностью отрицается просветительская, профилактическая работа. С чем же связана эта ошибка?

Я в отделе по благотворительности работаю два года, но только через два года до меня наконец дошло, я настолько, действительно, эта проблема сложная. Я чувствую, что и у других эта проблема возникает, то есть всё-таки, кто является объектом помощи?

Когда мы заходим на сайт «Милосердие», это сайт благотворительного отдела, то там указывают прямо категории граждан – это инвалиды, дети-инвалиды, это старики, это наркозависимые, алкоголезависимые, и нет такой категории, как «дети до рождения». И вот именно отсюда, наверное, и проистекает масса ошибок. Почему это происходит? По понятным вполне причинам – потому что современным законом жизнь до рождения не защищена. Соответственно, государственные структуры не могут поставить в объект своей помощи детей до рождения. И поскольку Церковь ориентируется во многом на взаимодействие с государственными структурами, то при своей работе она тоже должна учитывать этот момент. Это первая причина.

Вторая причина в том, что помощь детям до рождения невозможно никак оказать, минуя как минимум родителей, как минимум мать. И получается, что оказать помощь мы можем, только оказав помощь женщине. Но и здесь получается такой момент, что когда ведётся работа с женщиной, то мы настолько увлекаемся этой работой, что забываем про собственно первый вопрос, именно про адрес этой нашей помощи.

В связи с этим мы как раз подумали и сформулировали такую градацию, что основной группой помощи являются дети до рождения. Именно в вопросах защиты жизни и семейных ценностей.

Вторичной группой являются беременные женщины, отцы и врачи, которые участвуют в совершении аборта, то есть это те, кто его совершает, и те, кто от него страдает, и кто в первую очередь поражены таким явлением, как постабортный синдром, то есть те, кому тоже нужно оказывать помощь, но мы их выделяем во вторичную группу.

И также нельзя не выделять третичную группу. Третичная группа – это всё наше общество, в котором на протяжении многих лет аборты были легализованы, то есть жизнь до сих пор не защищена законом, и, соответственно, получается, что всё общество в той или иной мере тоже поражено этой страшной болезнью и это тоже адресная группа, к кому мы обращаем свою работу. И вот как раз необходимость просветительской, профилактической работы – она как раз и обоснована этим третьим моментом, потому что молодёжь – вроде бы она ещё не совершала аборта, но, с другой стороны, это потенциальная группа риска. Сейчас практически вся молодёжь находится в этой потенциальной группе риска.

То есть мы до конца не осознаём всю серьёзность именно этой ситуации, и когда её начинаешь раскладывать по полочкам, то становится понятно, почему же тема защиты жизни так тяжело идёт. Почему столько непонимания, столько пробуксовок, столько несогласованностей – потому что очень сложно понять и донести эту мысль, потому что доносить её приходится практически до всех.

Такой вот своей болью я поделился, потому что только через два года работы в отделе у меня это как-то встало всё на свои места.

И два слова хотелось бы сказать о новых инициативах отдела по благотворительности, непосредственно о тех инициативах, которые уже идут, – вот здесь есть доклад владыки Пантелеимона, там рассказывается о той работе, которую Церковь ведёт в области защиты семьи, материнства и детства. Ну, и вот две новые инициативы.

Одна новая инициатива, с которой выступает координационный центр при отделе по благотворительности – это организация работы по функциональным группам. То есть сейчас мы видим, что работа в области защиты семейных ценностей развивается, и самый главный сейчас приоритет и, что называется, самая главная необходимость – это выведение её на некий профессиональный уровень. То есть профессиональный уровень подразумевает функциональность, и, чтобы быть специалистом, нужно разграничить какие-то узкие секторы, направления работы. И, соответственно, чтобы наше сотрудничество было тоже предметным, помимо сотрудничества между региональными центрами нам нужно организовать именно сотрудничество, что ли, по такому поперечному сечению, чтобы лекторы из разных регионов, из разных центров общались с лекторами, психологи общались с психологами, юристы общались с юристами. Ну, конечно, в перспективе должны образоваться, может быть, лига психологов, лига юристов, лига лекторов, но сейчас пока только начало этой работы, и необходимо привести это взаимодействие именно в действие.

Это первая инициатива, к которой я всех вас приглашаю, потому что, действительно, у каждого центра есть специалисты, но специалисты – не бывает так, чтобы были специалисты вообще по всем направлениям. И здесь очень важно именно недостающее восполнить, чтобы можно было привлечь специалиста из другого региона. И плюс ещё мы организацией групповой работы закрываем такую проблему, что специалисты – они же все очень занятые, и они драгоценное своё время нам выделяют, и когда у нас будут группы в общецерковном масштабе, то есть здесь и Украина, и Белоруссия, и Молдавия будут участвовать, ну и вообще кто находится, и это позволит – если у нас будет на связи именно группа из 10–20 специалистов, – одного-двух людей в любой момент найти, чтобы из этой группы смогли нас проконсультировать. То есть понятно, что из 20 человек, может быть, кто-то будет занят, но кто-то будет свободен. И это как раз практическая необходимость – организация вот такой добровольческой работы именно профессионалов. Но плюс это обмен опытом, повышение уровня работы и самого добровольческого движения в защиту жизни и семьи.

Вторая инициатива, которой тоже хотелось бы поделиться, – это инициатива, возникшая по итогам принесения в прошлом году Пояса Пресвятой Богородицы в Россию, и сейчас вот год прошёл. Действительно, событие – очень многие современные философы и эксперты отмечали, что это действительно небывалое событие было для России. Этот Пояс связал Россию воедино, совершенно разные слои общества, и возникла инициатива закрепления результатов этого прошлогоднего события таким образом, чтобы организовать по подобию уже имеющих молебнов для беременных – молебны для бездетных. И в связи с этим обратиться, от нашего сообщества к благотворительным фондам, прежде всего к Фонду Андрея Первозванного, Центру национальной славы, поддержать эту инициативу. Может быть, организовать передачи в епархии Русской Православной Церкви, в приходы, икон. Это можно сделать, это может быть очень недорогой проект, потому что в каждом храме есть специальные киоты, в которые можно вставлять такие тоненькие иконы, и будет всё очень хорошо выглядеть, действительно как полноценная икона. И вот прошу поддержать эту инициативу, чтобы и такая категория, как бездетные, тоже не оставлялась без нашего внимания, когда мы говорим о защите семьи, материнства и детства. Спасибо за внимание.

 

Елена Викторовна Язева,
Центр защиты материнства «Колыбель», г. Иваново

Центр защиты материнства может брать на себя функции по выполнению госзаказа

Добрый день, дорогие соратники, друзья! Докладом это уже не назовешь, я только остановлюсь на каких-то таких ключевых моментах.

Первое – я приехала с фильмом, чтобы показать, как работает центр защиты материнства, и мы вложили в этот фильм наиболее дорогие для нас мысли и чувства. Пусть он останется в памяти. Может быть, где-то он и разместится.

Во-вторых, моя задача упрощается ещё тем, что из состава присутствующих (я посчитала) около десяти человек уже побывали в Иванове и, так скажем, знакомы с работой нашего центра. Но специфика нашего центра заключается в том, что он работает уже 10 лет, больше 10 лет, и за 10 лет мы создали практически все структуры, которые, наверное, должны быть в центре защиты материнства, – от профилактики абортов до служб психологического сопровождения, юридического сопровождения, школы материнства, вещевого фонда, приюта и яслей. И сейчас, конечно, бессмысленно говорить поэтапно, как это все делалось и создавалось. Дело в том, что мы в этом году провели уже четыре обучающих семинара в Иванове; у нас побывали гости из 24 регионов России, 60 человек приехали в Иваново посмотреть, как это работает.

У нас не только методические какие-то разработки (в этом плане сейчас более мощная база данных существует в Синодальном отделе) – скорее, показать технологию процесса. Скорее, показать на пальцах, как может работать центр защиты материнства. Поэтому, если у кого-то возникнет желание приехать в Иваново, – пожалуйста, милости просим, мы ещё живы, работаем. Ещё я привезла вот такие буклеты, изданные к 10-летию «Колыбели». Кому интересно, пожалуйста, возьмите, ознакомьтесь и приезжайте к нам в гости.

Так как, в общем-то, все уже приблизительно, а может быть, и не приблизительно, а уже более точно представляют, как работает центр защиты материнства, из каких структурных элементов он состоит, какие направления работы он охватывает, то мне бы хотелось просто поделиться, некоторыми проблемами и возможными путями решения этих проблем.

Дело в том, что рано или поздно все центры защиты материнства упираются в ряд очень серьёзных и важных ключевых проблем, которые обойти очень трудно. Они двух планов, они здесь сформулированы. Это финансирование и административные какие-то решения и проблемы.

Я не могу сказать, что мы ничего не делаем в этом плане; безусловно, здесь есть некоторые попытки решить эти проблемы. Начнём с констатации факта – для того чтобы центр защиты материнства функционировал, на нашем уровне региональном нам нужно «очень мало» денег. Это 200 тысяч рублей в месяц. Я это говорю в кавычках, потому что для нас эта сумма непосильная. Вот эти 200 тысяч рублей в месяц где-то надо найти. На содержание центра, на содержание приюта, на продуктовые наборы и т. д., и т. д. На оплату, простите, специалистов.

Мы эти проблемы решаем разными способами. Это, конечно, участие в грантовых конкурсах. Это не панацея, и с каждым годом конкуренция становится всё жестче, и мы ощущаем на себе то, что, в общем-то, далеко не всегда нам удаётся решать эту проблему.

Второй уровень – это помощь городских и областных властей. Вот здесь, безусловно, ресурсы у всех ещё далеко не все использованы. То есть у нас есть система соглашений с департаментами здравоохранения, соцзащиты, отделом опеки и попечительства, уполномоченным по правам ребёнка. Наша задача упрощается ещё и тем, что наш центр защиты материнства, возникший как областная общественная организация, сейчас соединил в себе два формата, то есть это и общественная организация, и епархиальный центр защиты материнства. Поэтому мы можем опереться на некий административный ресурс Ивановской митрополии. К сожалению, финансово мы здесь опереться не можем.

Дальше, какие ещё ресурсы здесь возможны, в том числе и у вас на местах? Сейчас в каждом регионе проводятся конкурсы по поддержке НКО, то, что называется «местные гранты». В них спокойно можно участвовать и выигрывать. Вот у нас не такой продвинутый регион, но тем не менее в этом году нам удалось все-таки участвовать в этом конкурсе и получить на приют 250 тысяч рублей.

Также сейчас, 10 апреля 2010 года, принят закон «О государственной поддержке НКО». Он позволяет любым общественным организациям войти некоторой даже строчкой в бюджет региона. К сожалению, подзаконные акты далеко не все приняты, но тем не менее у нас уже есть опыт в регионе подписания договоров с городской и областной администрацией о социальном заказе. То есть центр защиты материнства берёт на себя функции по выполнению госзаказа, которые, естественно, оплачиваются. Эти договоры вполне возможны, и эти услуги государству центры защиты материнства вполне могут выполнять.

Также здесь очень серьёзный вопрос стоит о взаимодействии с центрами кризисной беременности или центрами медико-социальной помощи беременным женщинам. Такой центр у нас создан в регионе, но, к сожалению, он очень неэффективен и практически не работает. Для нас сейчас очень важная задача – интегрировать наши усилия, этого государственного центра и нашего центра. Я считаю, что это возможно, и если у нас что-то получится, то мы о результатах обязательно доложим.

Также в каждом регионе есть ресурс по взаимодействию с вузами. Например, у нашего центра подписан договор о сотрудничестве с социолого-психологическим факультетом. Студенты к нам выходят на практику. Можно сказать, это волонтёры, которые у нас и анкетируют женщин, и ведут социологические опросы, и помогают в приюте, и, в общем-то, студенты-«соцпсихи», как мы их называем – наши большие помощники. И я думаю, что этот ресурс у нас не окончательно и не в полной мере использован, потому что потенциал студенчества, конечно, мы должны использовать в гораздо большей степени.

И хотела бы закончить на том, чтобы не задерживать ваше внимание, что все эти вопросы сейчас я просто очень бегло, так сказать, пунктиром обозначила. Они настолько серьёзны, что мы неизбежно каждый столкнёмся с проблемами их разрешения, поэтому давайте продолжим эту дискуссию на форуме, на сайте «Святость материнства», любой удобной и возможной для нас площадке для обсуждения. Для того, чтобы принять уже определённые решения и выйти с этими инициативами на уровень, где можно принимать конструктивные решения. Спасибо за внимание!

 

Владимир Сергеевич Панарин,
руководитель Центра защиты семьи, материнства и детства «Берег», г. Челябинск

Стоит создать добровольческое движение – и начинает притекать помощь

Наша организация появилась в августе этого года, то есть 3,5 месяца назад, и на сегодняшний момент, я считаю, что она переживает очень бурное развитие. В Челябинске не было такой некоммерческой организации. Инициатива эта молодёжная и православная, то есть я мои друзья, 27, 30, 25 лет, те, которые шесть лет назад – мы создавали православное молодежное движение в Челябинске, сейчас создаем движение в защиту семьи, материнства и детства.

Я пришёл сюда услышать, какие есть проблемы и как их решить, и готов сейчас коротко обозначить, с какими проблемами я столкнулся. Может быть, вы как люди опытные в этом деле мне сразу подскажете, то есть пришлёте ответ на мои запросы.

Например, я прихожу в министерство социальных отношений, я прихожу в управление здравоохранения, и мне говорят: «Отличная организация! Мы сотрудничаем! Давайте подписывать соглашение. Присылайте нам своё соглашение, и мы его подпишем». Составить соглашение, учесть все пункты – для меня это сейчас ну, неподъёмный камень. А вот если вы мне пришлёте уже готовое соглашение, я изменю немножко – значит, вопрос решён.

Дальше. Я думал, где взять бухгалтера, где взять одно, второе, третье. На нескольких выставках, на православной выставке, на Дне города прошёлся по службам милосердия в храмах, по молодёжным обществам, раздал анкеты добровольцев. «Чем вы можете помочь?» Помощь по дому, формирование продуктовых наборов, психолога, юриста, я также указал – помочь в деле развития центра «Берег», сделать одно, второе, третье. За месяц я собрал 37 анкет. На первое собрание пришло 12 человек, и вот четыре встречи уже прошло. За эти встречи, за эти два месяца нашлось три православных психолога, два юриста, нашёлся бухгалтер, прислали одни, вторые, третьи вещи, и я увидел – люди пришли и говорят: «Знаете, мы так давно ждали, когда появится такой центр! Мы так давно ждали, когда нас попросят о помощи! Скажите, что сделать, – мы всё сделаем». Вот я только что создал, получается, добровольческое движение в рамках центра защиты семьи, материнства и детства. Но я, конечно, каждый день всем говорил: «Мы ищем психолога, юриста ищем».

Дальше. Искали кризисную квартиру. Вообще, мы выиграли грант Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, там основной пункт – это аренда кризисной квартиры и оплата трёх-четырех сотрудников, там 4–6 тысяч, но это смешные деньги, то есть это, конечно, не зарплата, это просто какое-то небольшое возмещение труда.

Так вот, аренда квартиры – отлично, у нас есть квартира, вот мы её нашли, арендовали, с трудом, были проблемы серьёзные, то есть не соглашались люди, думали, что мы собираемся непонятно чем заниматься в этой квартире.

Так вот, мы развешали вокруг одного-единственного храма по домам объявление: «Кризисному центру защиты семьи и материнства (допустим, при храме) необходима кризисная квартира для проживания женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию». Спустя три недели мне звонит женщина и говорит: «Знаете, у меня есть двухкомнатная квартира, и я хочу вам её подарить. Как подарить? То есть дать на пользование, на безвозмездное, просто платите за коммунальные услуги». Двухкомнатная квартира – мы подписываем договор.

То есть оказалось, что стоит только бросить клич, начать ходить, начать просить, говорить о своих нуждах, создать добровольческое движение, развешать везде объявления – и начинает притекать помощь.

Я увлекаюсь тайм-менеджментом. Я читаю Глеба Архангельского – потрясающий человек. Если кто-то ещё не читал «Тайм-драйв: как успевать жить и работать», всем советую. У него книга построена так: немножко теории, например, как завести ежедневник, а дальше – интересный случай из жизни, как у него друг завёл ежедневник. Потом следующий пункт – сделать то-то, то-то, то-то. Вот чего мне не хватает? Мне не хватает пособия, где было бы написано, как развешать рекламу, первый, второй, третий, четвёртый, пятый пункт, и история из двух организаций, которые это сделали в одном и втором городе. Я готов принять участие в создании такого пособия.

Вы участвуете в общероссийском скайп-совещании центров защиты материнства?

Нет, не участвую ещё.

Вы подключайтесь к этому скайп-совещанию, оно ежедневно идёт. Все вопросы вот такие, текущие, вывешиваем туда, и со всей России, и из зарубежья, из Белоруссии, на ваш вопрос в течение дня поступают ответы, сбрасываются соглашения. Вот подключайтесь общероссийскому скайп-совещанию центров защиты материнства.

 

Наталья Владимировна Ермошина,
заместитель руководителя Центра защиты материнства «Ковчег», г. Туймазы, Республика Башкортостан

Мы должны объединиться в ассоциацию

Очень коротко. Мы тоже начинали как общественная организация, предабортную деятельность вели с 2007 года в рамках Башкирского отделения общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей». Через некоторое время мы тоже поняли, что не можем ни отговорить женщину, ни предложить ей помощь. Поэтому у нас возникла идея создания вот этого центра. Мы участвовали в гранте, который нам позволил создать организационную структуру, второй грант мы тоже выиграли.

Уже имея такой опыт работы, я всё-таки считаю, что добровольчество и волонтёрство – это замечательная вещь. До тех пор, пока у вас нет своей семьи. То есть это уже должна быть оплачиваемая работа.

И всё-таки мы не должны быть в роли просителей. Государство должно чётко уяснить – может быть, в большей степени не они нам нужны, а мы им нужны. Потому что такие общественные организации снимают социальное напряжение в регионах. Мы можем мобильно реагировать на запросы женщины. Если женщине нужна срочная помощь, она должна кучу справок собрать, а мы можем эту помощь предложить быстрее. Но, к сожалению, без государственной помощи мы эти проблемы решить не можем.

У нас был случай, когда женщина, родившаяся в собственном регионе, не приезжая откуда-то из Узбекистана, а наша туймазинка, без прописки осталась и стала бомжихой. Как такое возможно?! В родной стране женщина, родившаяся на этой земле, становится бомжихой! Это не должно быть так! И у нас нет возможности государственной прописки этой женщины! Нет прописки, вообще ничего нету.

Поэтому такое взаимодействие необходимо, и ещё мы должны объединиться в ассоциацию, я считаю, в рамках программы «Святость материнства». Почему? Потому что это повышает наш статус. Сейчас мы кто? Сейчас мы православная организация, которая этим занимается. Государство нам говорит: «Хорошо, молодцы, спасибо вам большое, и занимайтесь там себе этим всем, вы очень хорошо нам помогаете». А нам нужна именно вот такая помощь, чтобы у нас был голос, чтобы у нас был статус, чтобы мы могли на любом, на самом высоком уровне выдвигать свои проблемы, чтобы к нам прислушивались и помогали их решить.

 

Кто?,
Благотворительный фонд «Семья и детство», г. Москва

О всероссийской кризисной линии

Хотелось бы сделать такое небольшое практическое объявление. На базе нашего фонда создана всероссийская кризисная линия, а также интернет-форма консультирования для кризисных наших женщин, беременных. Ну, и молодёжи, которая обращается по этой тематике.

И объявление – мы сейчас проводим программу, обучающую и поддерживающую, для организаций, которые только открываются или которые уже существуют. У нас несколько мероприятий. Начался курс вебинаров; некоторые участники нашего форума уже на этих вебинарах присутствовали, большое спасибо. И я хотела бы, чтобы те, кто хочет такую информацию получать, тоже могли вписать свои координаты и взять наш информационный листочек.

И ещё по теме круглого стола есть такое небольшое сообщение. Проводится деятельность, да? Проводится эта деятельность уже много лет. Проведена большая работа, очень много женщин, и как вести разговор с чиновниками? Вот эта тема как-то у нас поднимается. И, по большому счёту, у нас до сих пор очень аморфные представления о том, что этим женщинам надо, сколько, какие это женщины, какие у них проблемы, – у кого проблемы с семьёй, у кого-то проблемы с пропиской, иногда и с гражданством. То есть очень разные уровни проблем, всё это очень разрозненно. Вот в рамках нашей программы мы также хотели сделать и предложить вам для использования статистическую, можно так сказать, программу, которая позволит эти данные всех центров по России просто обобщить и уже централизованно выходить на государственные структуры и предлагать какие-то законодательные, может быть, изменения. Но не просто потому, что нас должны любить или мы там необходимы, – это действительно так, я очень поддерживаю эти слова, – а именно чтобы можно было показать, в чём тут работа, в чём есть потребности у этих женщин, у наших центров. Поэтому, пожалуйста, если кому-то интересно – подойдите, впишите свои координаты и возьмите информационный листок. Спасибо.

 

Алла Сергеевна Савчишина,
Центр защиты материнства «Возрождение», г. Ростов-на-Дону

Об опыте работы нашего Центра

Мы работаем с 2005 года. И я могу сказать, то, к чему мы стремимся, – связь с государственными властями и с Церковью – у нас не всегда получается. Хотя мы тоже оказываем благотворительную помощь, и телефон доверия у нас есть, мы оказали помощь 8000 нуждающихся и всегда ратовали за демографию, нужно признать, что демография в Ростове и Ростовской области не всегда нормальная.

Мы работаем тоже по проекту, это не одна программа «Святость материнства», и у нас есть соглашение о сотрудничестве между министерством здравоохранения и Ростовской епархией. Мы проводим консультации в 15 районных женских консультациях города, там установлены стойки… Сейчас за каждой женской консультацией закреплён духовный наставник, по благословению митрополита. Вся эта работа проводится, однако же сказать, что все очень ратуют за проведение этой работы организации, нельзя. Почему? Да потому, что все говорят – работа трудная, и всё идёт очень скудно. Поэтому я рада за тех, у кого мало проблем. У нас проблем очень много, хотя мы работаем…

Я думаю, что таким организациям, которые давно работают, но у них возникают проблемы, надо действительно найти площадку, где мы сможем получать помощь.

Я благодарна, конечно, за то, что мы работаем по проекту «Ты не одна». У нас получается. Мы стараемся активно участвовать во всём, однако же наш город знает об этом нашем центре, но поддерживать его не желает. Здесь я многое почерпнула из тех предложений, которые прозвучали. Постараемся внедрять.

 

Протоиерей Андрей Савенков,
глава Центра защиты семьи, детства, материнства «Благовещение», г. Алтырь

Об итогах деятельности дискуссионной секции

Я хотел зачитать несколько предложений от нашей секции. Мы их попытались разбить на какие-то направления. И вот в области законодательной, методического сопровождения мы предлагаем принять участие в создании законопроекта «О семейной политике Российской Федерации» при участии Ассоциации центров защиты материнства. Подготовить раздел законопроекта, касающийся организации деятельности центров защиты материнства.

Также в совместном взаимодействии государственных органов, общественных и религиозных организаций утвердить нормативную схему взаимодействия центров защиты материнства, епархиальных и общественных, с организациями Минздрава, Министерства социальной защиты и Министерства образования.

Разработать, принять подзаконные акты, дающие возможность эффективно осуществлять закон о социальном партнёрстве государства, общественных организаций и Церкви.

Также внести в новый вариант Порядка оказания акушерско-гинекологической медицинской помощи (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий) пункты, предусматривающие механизм взаимодействия органов здравоохранения, общественных организаций, религиозных организаций и органов соцзащиты.

При составлении демографических паспортов регионов необходимо отразить деятельность центров защиты материнства, их существование, количество, формат (государственный, церковный, общественный), функционал и взаимосвязь.

Также подготовить и предложить в Минздрав в рамках программы «Святость материнства», методические рекомендации по взаимодействию с общественными и религиозными организациями в сфере поддержки материнства и семейных ценностей – для распространения их в регионах.

Рекомендовать епархиальным центрам защиты материнства, их координаторам по защите материнства и семейных ценностей – мы знаем, сейчас таких епархиальных центров уже много создано, координаторы тоже есть, только они порой не знают, что им делать вообще, чем заниматься – так вот, рекомендовать координаторам, занимающимся поддержкой семьи, принять участие в создании и деятельности центров медико-социальной помощи кризисной беременности на основании приказа № 389 Министерства здравоохранения.

Предусмотреть финансирование деятельности центров защиты материнства из федерального бюджета.

Предусмотреть возможность финансирования центров защиты материнства из муниципальных средств; для этого внести поправки в закон № 131 «Об основах самоуправления в Российской Федерации», предусмотрев участие муниципалитетов в решении демографических проблем. Приоритет финансирования проектов по поддержке семьи и материнства должен отдаваться проектам, предусматривающим взаимодействие между государственными, церковными и общественными организациями, структурами.

Отработать, наладить схему финансирования социально ориентированных общественных организаций из средств регионального бюджета по линии социального партнёрства государственных органов социальной защиты и общественных организаций.

Направление по работе с Фондом Андрея Первозванного в рамках программы «Святость материнства». Предлагаем в рамках программы «Святость материнства» создать направление «Центры защиты материнства» и решить вопрос финансирования организационной работы. Не самих, допустим, регионов, а хотя бы организационной и аналитической работы по этому направлению.

Создать экспертный совет, экспертное сообщество при Фонде Андрея Первозванного, с приданием соответствующего статуса, целью которого станет разработка критериев центров защиты материнства, реестра и участие в разработке законов.

Создать Ассоциацию центров защиты материнства, в которую могут войти государственные, общественные, церковные центры; предложить создать подобные ассоциации на окружном или региональном уровнях.

Подготовить стандарт деятельности центра защиты материнства и критерии его идентификации, то есть что мы можем называть центром, а что – нет.

Составить реестр таких центров из тех, которые соответствуют стандарту, и вывесить его на сайте Центра национальной славы, чтобы люди, обращаясь в какие-то органы, могли ссылаться, то есть чтобы они имели какой-то статус хотя бы, кто они.

Рекомендовать в регионах при поддержке областных администраций создание ассоциаций общественных организаций семейной направленности для более эффективного осуществления ими контрольных, мониторинговых, законотворческих, социально-благотворительных, просветительских и прочих функций.

Следующее направление – по координационному совету поддержки семьи и материнства. Рекомендовать при заместителе председателя регионального правительства по социальной сфере создать координационный совет поддержки семьи и материнства, в состав которого включить представителей религиозных и общественных организаций, органов здравоохранения, социальной защиты и образования, занимающихся вопросами семьи и материнства. Включить епархиальных координаторов по защите семьи и материнства, а также руководителей центров защиты материнства в координационный совет.

Предложить в качестве нормативного обеспечения деятельности координационных советов поддержки семьи и материнства проекты Положения о координационном совете и стандартного трёх- или многостороннего договора о сотрудничестве по оказанию системной помощи беременным женщинам в кризисной ситуации, матерям в сложной ситуации и многодетным.

Предусмотреть в рамках деятельности координационных советов по семье создание единых банков данных по поддержке семьи и материнства и единых диспетчерских пунктов по оказанию поддержки семьи и материнству.

При региональных координационных советах создать единые сайты поддержки семьи и материнства и в рамках деятельности координационного совета наладить сотрудничество в подготовке кадров, в повышении квалификации, переподготовке кадров специалистов в сфере семьи: врачей, психологов, социальных работников, юристов.

Следующее направление – по образованию. Рекомендовать в рамках деятельности акушерско-гинекологических служб, в том числе для кабинетов репродуктивного здоровья подростков, использовать материалы учебного курса «Нравственные основы семейной жизни». Вот отец Дмитрий на основном совещании должен докладывать об этом курсе. Вам вчера всем должны были раздать учебнички.

Рекомендовать в целях просемейного воспитания введение на факультативной основе учебных курсов «Нравственные основы семейной жизни» и «Христианская антропология» для студентов младших курсов медицинских, психологических, педагогических специальностей.

 


В О З З В А Н И Е

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика