изготовление сайтов Славянск

Ежегодно Россия теряет население миллионного города

«Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал, Шпака не брал» - эта знаменитая фраза из комедии «Иван Васильевич меняет профессию» вспоминается в связи докладом доктора медицинских наук, профессора, заместителя директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Российской Федерации Олега Семеновича Филиппова. Участники форума «Многовековые традиции семьи – фундамент будущего России», прошедшего 26-27 ноября 2015 года в Казани, узнали от него, что за год по официальным данным в России производится около одного миллиона абортов. Это почти столько, сколько людей живет в Казани. То есть ежегодно Россия добровольно отдает врагу рода человеческого население миллионного города. По словам Олега Филиппова, он давно понял, что делать аборты недопустимо, что «проблема профилактики абортов чрезвычайно актуальна, т.к. на сегодняшний день это единственный реальный резерв, который нужно использовать для сохранения нации». Нужно осознать, что улучшить демографическую ситуацию в России можно только сообща. Чтобы год за годом мы не отдавали невидимому врагу дарованные Богом детские жизни, необходимо личное неприятие аборта КАЖДОЙ женщиной. Аборты должны стать для всех табу. Особенно сейчас, когда статья 70 дает врачу право не делать аборты. В 1999 году такого права не было, но акушер-гинеколог Олег Филиппов, работавший в гинекологической клинике Томского медицинского университета, принципиально не делал аборты.

«Обществу необходима такая мягкая сила, благодаря которой свершаются большие дела. Именно сила, но ни в коем случае не насилие», считает Олег Семенович. Как и на форуме в Белгороде, прошедшем в начале июня 2015 года (http://sm.cnsr.ru/ru/analitics/oleg_filippov__na_dannom_etape_glavnim_instrumentom_po_sokrasheniyu_kolichestva_abortov_yavlyaetsya_doabortnoe_konsul_tirovanie/), доклад Олега Филиппова в Казани вызвал всеобщий интерес. Он подтвердил, что проект «Ты не одна», начатый в Красноярске развивается в нужном направлении, порой даже немного опережая инициативы Министерства здравоохранения Российской Федерации. Представив слайды с цифрами и графиками, иллюстрирующими положение дел с абортами и родами в России, Олег Семенович сказал о необходимости использовать добровольное информированное согласие пациентки, где её предупреждают обо всех последствиях аборта. В очередной раз он сделал акцент на праве врача отказаться от выполнения процедуры аборта на законных основаниях. Упомянул о поручении Министра здравоохранения № 155 от 28 октября 2015 года, где предлагается выделить производство абортов в направление деятельности, требующее отдельной лицензии. Также была предложена процедура ультразвуковой визуализации плода и его сердцебиения тем женщинам, которые решают вопрос о сохранении или прерывании беременности. Кроме того, в докладе Олега Филиппова говорилось о поручении ввести в систему ОМС оплату работы психологов женских консультаций. Таким образом, есть надежда на то, что будет отлажен единый механизм финансирования деятельности психологов в учреждениях родовспоможения. Предлагаем вашему вниманию полный текст доклада Олега Филиппова, прочитанный на круглом столе «Профилактика абортов – резерв сбережения нации. Опыт проекта “Ты не одна”».

Уважаемые коллеги, вопросы, которые сегодня будут подниматься, очень важны. Говоря о направлениях работы Министерства здравоохранения, я представлю статистическую картину по количеству абортов, произведенных в подведомственных Минздраву медицинских организациях. Это наша с вами тринадцатая форма. По данным Росстата всегда число абортов больше. Если мы говорим, что в 2014 году в учреждениях Министерства здравоохранения было 814 тысяч абортов, то с учетом медицинских организаций, которые не подведомственны Минздраву и подают статистику непосредственно Росстату, эта цифра составляет почти миллион абортов.

Мы говорим, что у нас число абортов снижается. Безусловно, оно снижается. Но, что такое миллион? Уважаемые коллеги, только представьте себе на секунду миллион жителей – это почти население Казани. Поэтому это, безусловно, политическая проблема. Мы не можем на это не обращать внимание.

В 69%  случаев аборты  выполняются по желанию женщины. Именно на эту нашу целевую аудиторию мы можем как-то повлиять: 24% женщин не хочет иметь еще одного ребенка либо хочет отложить его рождение, либо партнер против ребенка, либо другие причины, которые совершенно устранимы. Надо только помочь женщине в ее репродуктивном выборе. Именно помочь, а не давить на нее жестко с усилиями, когда ей и без того непросто в этой ситуации.

Здесь сидят акушеры-гинекологи, знающие, что долгое время контрацепция была в нашей идеологии планирования семьи первым пунктом в профилактике абортов. В настоящее время под контрацепцией мы понимаем комплекс мероприятий, направленных на предупреждение нежелательной беременности. А вот под профилактикой абортов мы сейчас понимаем работу, направленную на сохранение беременности у женщин, пришедших за направлением на аборт в женскую консультацию. Вы знаете все эти нормативные акты. Я не буду на них останавливаться. Но мы помним, что у нас есть только одно социальное показание для аборта – это изнасилование. У нас минимум прерываний беременности по этому показанию. И при переработке приказа, утверждающего перечень медицинских показателей, мы исключили 70 позиций, при которых раньше вынашивать беременность было нельзя, а сейчас мы можем спасать и мать, и ребенка.

Над приказом, утверждающим форму информированного согласия женщины на искусственное прерывание беременности, мы работали в 2007 году. Сейчас много говорится о том, чтобы дополнить информированное согласие. Хочу напомнить, что в той форме, которая уже есть, перечислены все осложнения, к которым приводит аборт. Я езжу по субъектам Российской Федерации, захожу в гинекологические отделения, которые практикуют прерывание беременности, и не вижу в историях прерывания беременности этих информированных согласий. Используется такое же информированное согласие как и на любую другую операцию, например, – диагностическое выскабливание, или любое другое хирургическое вмешательство. В соответствии с поручением Совета Федерации, учитывая, в частности предложения Елены Борисовны Мизулиной, мы сейчас перерабатываем форму информированного согласия. Но для эффективной работы вопрос даже не в том, в каком виде будет эта новая форма информированного согласия. Вопрос в том, что имеющаяся на сегодняшний день утвержденная Минздравом форма не была использована в той мере, в которой она должна была принести пользу. И кроме внесения изменений в саму форму, надо добиваться того, чтобы с этим информированным согласием женщина могла ознакомиться в женской консультации именно в тот период, когда ей дается время на раздумья. То есть в амбулаторной карте женщины, которая пришла за направлением на аборт, теперь должно быть подклеено подписанное ею информированное согласие. Гораздо менее эффективно, если женщина впервые прочитает его, уже придя на хирургическую манипуляцию. Поэтому убедительная просьба совместно поработать в этом направлении.

У нас утверждены нормативные документы по организации деятельности кабинетов и центров медико-социальной поддержки женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Работа по их организации начата с 2007 года. В 2013 году в 385 центрах было проконсультировано 202 тысячи женщин, из них 29 тысяч (т.е. почти 30 тысяч) отказались от аборта. Но наши аплодисменты по поводу сохраненных жизней на сегодняшний день преждевременны. Все, чего нам удается добиться сейчас, – это сохраненная беременность. И мы должны приложить все усилия для того, чтобы эта беременность закончилась рождением живого ребенка. Поэтому следующим этапом нашей с вами работы должен стать анализ того, чем закончились эти 30 тысяч сохраненных от аборта беременностей: сколько из них самопроизвольно прервалось и на каких сроках, сколько детей погибло внутриутробно, сколько родилось, у какого количества из них обнаружены врожденные пороки развития, сколько матерей отказалось от новорожденных детей.

Когда мы говорим о кабинетах медико-социального психологического консультирования при женских консультациях, очень прошу не забывать о такой категории как женщины-инвалиды. Они у нас вообще выпадают из контекста. А инвалидность у женщины может быть обусловлена различными заболеваниями, при которых сохранена репродуктивная функция, например, – тяжелые пороки сердца. Эти женщины находятся в состоянии, в котором не смогут выносить эту беременность, они максимально подвержены риску материнской смертности. И эта категория женщин должна быть обязательно под опекой не только акушеров-гинекологов, но и психологов и специалистов по социальной работе.

Еще раз хочу обратить ваше внимание на то, что у нас есть отличие: в женских консультациях кабинеты медико-социальной поддержки женщин, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях, и центры, которые являются своего рода методическими подразделениями, курирующими работу кабинетов женских консультаций и оказывающими им максимальную помощь. Всегда возникает вопрос о существующих трудностях с кадрами, особенно со специалистами по социальной работе. Мы рекомендуем внешнее совместительство, когда в женских консультациях работают специалисты службы социальной защиты.

У нас возникла следующая статистическая проблема, которая требует разрешения. Мы все с вами заинтересованы в реальных честных цифрах. Поэтому сейчас мы перерабатываем статистические формы и разрабатываем механизмы по предоставлению реальной статистики медицинскими организациями всех форм собственности, в том числе частной.

Говоря о статистике, хочу обратить ваше внимание на рост числа самопроизвольных абортов: с 2011 до 2014 года оно выросло на двести тысяч. Поэтому прошу вас всегда обращать внимание на профилактику самопроизвольных абортов. В Росстат мы подали новую тринадцатую форму, более детализированную, которая позволит нам учитывать все аборты.

В настоящее время у акушера-гинеколога появилось право не делать аборт, если для этого нет медицинских показаний со стороны женщины. В прежнем законодательстве об охране здоровья граждан такой нормы не было.

Ваш покорный слуга в девяностых годах работал врачом акушером-гинекологом в гинекологической клинике Томского медицинского университета. Моя принципиальная позиция не делать аборты привлекла тогда внимание не только коллег, но и средств массовой информации. Причем реакция была как позитивная (многие меня поддерживали), так и негативная: «Ну, надо же, какой нашелся. На каком основании он отказывается это делать? Это его функциональные обязанности». Теперь право выбора врача закреплено законодательно.

Еще один чрезвычайно важный аспект – аборты у девочек. В 2014 году сделано 335 абортов девочкам до 14 лет! Понимаете? Это 335 совершенно маленьких детей, которые по материнским смертям входят в группу особого риска. От 15 до 17 лет – это уже 9 тысяч абортов. И просто поражает количество девушек, сделавших аборт в возрасте от 15 до 19 лет – это уже 40 тысяч! То есть основная наша с вами целевая аудитория – это девушки в возрасте 17-19 лет, которые, понятно, беременность не планируют, но половой жизнью уже живут. Здесь должны применяться все методы профилактики нежелательной беременности. Важное значение имеет просветительская работа в учреждениях образования и, в первую очередь, – с родителями, которых самих порой впору обучать безопасному репродуктивному поведению.

Материнская смертность. К великому сожалению у нас умирают девочки по причинам, обусловленным беременностью. В 2015 году умерло пять девочек, в 2014 году три девочки умерло. Но эта цифра должна быть равна нулю.

У нас есть определенные результаты по уменьшению числа новорожденных, от которых отказались матери в учреждениях родовспоможения. В 2014 году эта цифра наконец-то опустилась ниже пяти тысяч. Об этом аспекте мы должны всегда думать. Добиваясь, чтобы женщины отказывались от прерывания беременности, мы должны прилагать все усилия, чтобы после родов эти дети не были брошены матерями.

В соответствии с поручением Министра здравоохранения № 155 от 28 октября 2015 года Федеральным Фондом ОМС разработан проект приказа, утверждающий форму, в которой будет зафиксировано волеизъявление застрахованного о запрете направлений средств от его налогов на оплату услуг по прерыванию беременности.

В настоящее время мы работаем над введением отдельной лицензии для выполнения работ и услуг по прерыванию беременности. То есть для выполнения абортов будет недостаточно лицензии только по акушерству и гинекологии. Тогда мы сможем четко видеть число медицинских организаций гинекологического профиля, которые занимаются этой деятельностью. Это позволит улучшить учет и иметь корректные статистические данные.

Мы сейчас вносим изменения в приказ 572 о том, что будет предлагаться ультразвуковое исследования для визуализации плода и его сердцебиения перед абортом.

Еще очень важный момент состоит в том, что в женских консультациях за счет средств ОМС должна оплачиваться работа специалистов по социальной работе и специалистов-психологов по доабортному консультированию, по профилактике абортов. Это будет прописано в методическом письме Минздрава России о формировании территориальных программ государственных гарантий в ваших регионах. Это важно, поскольку сейчас много трудностей с оплатой услуг по доабортному консультированию. После того, как эти разъяснения за подписью министра выйдут, я думаю, что у нас с вами появится максимальное облегчение по этому вопросу.

Ну, и, наконец, учитывая ваш опыт по обучению доабортному консультированию, хочу попросить представить ваши предложения по разработке дополнительной профессиональной программы повышения квалификации медицинских психологов. Было бы очень неплохо, если бы вы нам направили уже имеющиеся у вас наработки. Мы их включим в учебную программу. Также, присылайте предложения по включению раздела доабортного консультирования при обучении студентов. Большое спасибо за внимание».

Затем Олег Филиппов ответил на вопрос участника форума.

- Говоря о тенденции снижения количества абортов, Вы назвали цифру – почти миллион абортов. Сейчас не везде можно достаточно достоверно оценить эффективность программы «Ты не одна». Можно ли связать снижение числа абортов в нашем родном Ростове-на-Дону с реализацией программы «Ты не одна», которая работает не везде?

- Снижение абортов – это результат проводимого комплекса мероприятий, которые выполняются не первый год. У нас принципиально выросла контрацептивная грамотность населения. Уменьшилось количество нежелательных беременностей и число абортов. Но с точки зрения сохранения народонаселения нас интересует не тот вариант, к которому мы стремились бы, когда число абортов равно нулю благодаря использованию методов контрацепции, путем тотального охвата контрацепцией. Находясь в ситуации депопуляции, мы не можем популяризировать ограничение рождаемости. Мы должны работать с теми женщинами, которые могут рожать и которых нужно мотивировать родить. И здесь роль таких проектов как «Ты не одна» невозможно переоценить. Вклад их действительно существенный. Но есть еще другой момент. Недавно я разговаривал с женщиной, которая пришла на аборт. У нее уже есть двое детей, и наступившая беременность нежелательна. Она говорит: «Послушайте, меня не нужно агитировать. Я думаю о третьем ребенке. Но сейчас моя старшая пристроена в детский садик, а ясли у нас закрыты, и с младшим ребенком я сижу дома. Я врач-стоматолог, но работаю только по субботам и воскресеньям в частной стоматологической клинике, когда муж может быть с детьми. Я при всем желании просто не могу родить сейчас». Вот если мы совместными усилиями сможем помочь и этой конкретной женщине, и другим, действительно оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и эти женщины родят детей, – это и будет большая реальная победа!

Мы должны предоставить женщинам все условия для того, чтобы максимально улучшить экономические возможности для воспитания ребенка. Спасибо!

Подготовила Ирина Ахундова
Фото из архива Фонда Андрея Первозванного

31.12.2015

 



Комментарии:
Ваше имя:

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика