создание сайта в Светловодске

Елена Мизулина об усложнении процедуры развода, исключении абортов из системы ОМС и запрете суррогатного материнства

Выступление на форуме «Многовековые традиции семьи – фундамент будущего России», прошедшем 26-27 ноября 2015 года в Казани.

«Развод – самый простой и доступный способ разрешения семейного конфликта. Процедура развода не должна быть такой простой», – сказала Елена Борисовна Мизулина, которая является членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации РФ, заместителем председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представителем Совета Федерации в Верховном суде и Министерстве юстиции РФ, заслуженным юристом Российской Федерации, доктором юридических наук, лауреатом международной премии Андрея Первозванного «Вера и верность». В первый день работы форума на пленарном заседании Елена Борисовна из множества мер, которые могут и должны положительно повлиять на состояние традиционной семьи в России, назвала лишь три – это исключение абортов из системы ОМС, запрет суррогатного материнства и усложнение процедуры развода.

Когда я получила по почте извещение о том, что мировой судья нашего города данною ей властью расторгла наш с мужем брак без моего присутствия на заседании суда, подала встречное исковое заявление, приложив к нему заверенную врачом справку о болезни, которая помешала мне прийти в суд в назначенный день. Как же так? Четверть века в браке, несовершеннолетняя дочь, мой больничный лист – разве все это не повод выслушать не только мужа, но и меня? Как легко, оказывается, разрушить то, что дало трещину, – достаточно лишь заявления одного из супругов о желании разойтись и подписи судьи, вершащего чужие судьбы мановением руки! А ведь можно было попытаться спасти нашу семью, обратиться к психологу, священнику или просто поговорить друг с другом! Все мои аргументы против развода разбивались о заявления мужа: «Все разводятся!»

Об этом я думала 26 ноября в Казани, где Центр национальной славы и Фонд Андрея Первозванного при поддержке Фонда целевого капитала «Истоки» и Правительства Республики Татарстан провели IV форум всероссийской программы «Святость материнства». На форуме говорилось о болевых точках и застарелых ранах нашего общества – о супружеских изменах и разводах, абортах и бесплодии, о суррогатном материнстве и однополых «браках», о матерях-одиночках и детях-сиротах, об алкоголизме, токсикомании, наркомании. Но это, с одной стороны. А с другой, говорилось о святости материнства и ответственном отцовстве, о прочных браках и счастливых многодетных семьях, об идеале, к которому следует стремиться, короче говоря, об институте семьи, который был рассмотрен вдоль и поперек. Из многочисленных круглых столов мне удалось побывать лишь на двух, прошедших в отеле «Корстон Роял». Первый из них назывался «Профилактика абортов – резерв сбережения нации. Опыт проекта «Ты не одна», второй «Общественно-государственное партнёрство в реализации Концепции государственной семейной политики: региональный опыт». Последний вела Елена Мизулина (http://www.sm.cnsr.ru/ru/news/nfrf/obshestvenno-gosudarstvennoe_partnerstvo_v_realizatcii_kontceptcii_gosudarstvennoj_semejnoj_politiki__regional_nij_opit/).

Накануне на пленарном заседании она сказала о том, что не будет открытием Америки то, что все традиционные религии едины в вопросах ценности семьи. Сейчас, когда развод стал самым простым и доступным способом решения конфликтов, по мнению Елены Борисовны, более высоких результатов в поддержке института семьи по сравнению с другими регионами России достигла Республика Татарстан, выступившая с законодательной инициативой усложнить юридическую процедуру расторжения брака хотя бы в тех семьях, где есть несовершеннолетние дети. По ее словам, законодательная инициатива Татарстана о разводах находится в нулевом чтении Госдумы. В Татарстане рождаемость более высока по сравнению с другими субъектами РФ, здесь бережно относятся к отцовству и материнству. Республика Татарстан первой забила тревогу, когда с недавнего времени на 10 браков стало приходиться 4 развода.

Другая угроза, которой должно противостоять российское общество, это аборты. Напомнив о том, что с инициативой исключить аборты из системы обязательного медицинского страхования (ОМС), кроме случаев, предусмотренных медицинскими показаниями, выступил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, Елена Мизулина сказала: «По сути дела работающие люди оплачивают убийства детей своими налоговыми отчислениями. Вместе с тем многие страны привлекают к уголовной ответственности мужчину за то, что он не удержал свою женщину от аборта».

Елена Мизулина назвала и третью большую угрозу современной российской семьи суррогатное материнство, против которого резко выступают многие развитые страны. Например, во Франции и в некоторых американских штатах это приравнивается к торговле людьми. «Рождение ребенка не должно быть сведено к одному из видов гражданско-правовой услуги», подытожила Елена Борисовна.

Поблагодарив организаторов форума и всех жителей Республики Татарстан за то ощущение счастья и радости, которые она испытала в Казани, где люди смогли сохранить многие традиционные ценности, Елена Борисовна с ностальгией вспомнила о том, что ее юридическая карьера доктора наук, ученого, а в последующем еще и политика начиналась именно в Казанском государственном университете. Здесь 30 лет назад она защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук по уголовному процессу. «Я очень хорошо помню то время и отношение моих коллег. Сегодня это уже профессора, преподаватели, которые тогда поддерживали меня, помогали мне, – тепло вспоминала Елена Мизулина. – Сравнивая Казань тридцатилетней давности и Казань сегодняшнюю, я не могу не восхититься этим красивым, великолепным современным городом со своим лицом, со своей культурой. Это, конечно, вызывает очень большую радость и счастье. Безусловно, все совместные усилия и представителей власти, и людей, живущих здесь, любящих свою землю, сделали так, что Казань может теперь сравниться со столичными городами России, с Москвой, Санкт-Петербургом».

Представляем вашему вниманию полный текст доклада Елены Мизулиной.

К сожалению, мы не можем сегодня уйти от темы угрозы терроризма. Фактически, как говорят многие специалисты, сегодня мы имеем дело с новой мировой войной, с внезапными, предательскими атаками терроризма, уносящими жизни многих людей. Я бы хотела обратить внимание на то, что есть умышленные попытки придать этой террористической войне религиозный оттенок. И именно мы, россияне, знаем, что традиционная многовековая особенность России состоит в диалоге конфессий, в ее многоконфессиональной основе. Доверие конфессий друг к другу дается не очень просто, но у нас это есть, и каждый из нас знает, что такое истинная вера. Она не может порождать зло, агрессию, ненависть. Вера всегда порождает любовь, уважение, милость. И каждый истинно верующий человек в России, который принадлежит традиционным религиям, с уважением относится к другой вере, к другому верующему. Истинно верующие люди понимают друг друга. Никакого отношения к экстремизму и терроризму истинная вера не имеет. Но эта ситуация еще показала, что в России, к сожалению, мы имеем дело с очень серьезным религиозным невежеством. И не зря представители  всех традиционных религий говорят на протяжении двадцати лет, что нужно расширять религиозное образование. Расширять, не выборочно, не частично, а делать его системно, на протяжении всего школьного и вузовского образования, чтобы наша молодежь могла понимать, что есть настоящая вера, а что нет, чем одна традиционная религия в России отличается от другой, что есть добро, и что есть зло. Сегодня как раз та ситуация, когда мы должны настаивать на расширении религиозного образования и преодолении религиозного невежества, которое, к сожалению, зачастую исходит и от представителей власти. Сегодня имеет место сопротивление расширению религиозного образования. Мы не должны допускать попытки придать религиозный характер современной террористической войне.

Россия традиционно строится, развивается и живет, основываясь на диалоге различных конфессий и традиционных религий, с представителями которых мы тесно работаем в плане возрождения ценностей традиционной семьи. Конечно, Республика Татарстан в этом отношении впереди многих субъектов Российской Федерации. Здесь на высоком уровне сохранены традиции, в том числе традиции многодетности, что достойно подражанию. Это касается и рождаемости, и отношения к материнству и отцовству, и ответственности родителей и отцов за воспитание детей. Очень важно и уважение матери к отцу своего ребенка, ведь именно женщина создает в семье атмосферу доброты, учит детей уважению к отцу.

Процедура развода не должна быть самым простым и доступным способом решения семейного конфликта

Однако сегодня существует достаточно много угроз для традиционных семейных ценностей. Я остановлюсь лишь на трех из них, чтобы обратить ваше внимание на то, что мы с вами можем совместно преодолеть. Одна из этих очень актуальных угроз – это развод. Первой забила тревогу Республика Татарстан, где на 10 браков приходится 4 развода. Увидев в 2013 году не очень приятную тенденцию, в Татарстане поняли, что с разводами надо что-то делать. Я не могу с этим не согласиться. Вы только задумайтесь: сегодня юридическая процедура развода такова, что это фактически самый простой и самый доступный способ разрешения семейного конфликта. Не случайно в течение первых пяти лет распадается почти 2/3 браков. Когда не могут супруги примириться, чуть не сошлись в чем-то – сразу побежали и развелись. Разве это возможно? Развод должен иметь характер крайней меры, исключительной меры. Подавляющее большинство пар создают семьи на основе любви, взаимного влечения, влюбленности. Никто не заставляет жениться, вступать в брак, выходить замуж. Это действительно решение двоих. Но при первой же проблеме, при первом же конфликте все почему-то стали, как правило, ставить вопрос о разводе. Ведь не случайно в нашей российской традиции, во всех традиционных религиях развод либо не допускался, либо запрещался, либо не приветствовался, по меньшей мере. А что это означает? Вот представьте на минуту, что начинает делать семья, супружеская пара в случае запрета на развод? Когда на развод наложено табу, когда развод невозможен, семья начинает искать варианты, как договориться, как найти согласие. Женщина может постараться стать привлекательней, красивее, добрее, родить детей, сделать красивым дом. Мужчина будет стараться больше заработать, больше будет заботиться о женщине. Собственные силы включаются. Когда же процедура развода так проста, все бегут на развод. Если нет детей, развод вообще может быть оформлен моментально – буквально в течение месяца. А если есть дети, будет чуть-чуть подольше.

В Республике Татарстан выступили с инициативой усложнить процедуру развода, по меньшей мере, для семейных пар, у которых есть несовершеннолетние дети. Потому что развод родителей для ребенка – это большая беда, это катастрофа. Поговорите с возрастным детским психологом. Он вам скажет, что это всегда трагедия для ребенка. Чтобы сохранить отношения, когда развод неизбежен, родители должны быть очень внимательными. Это гигантский труд, живя отдельно в разных семьях, проявлять друг к другу такое терпение, такое уважение, чтобы ребенок понимал: «Да, мама с папой живут отдельно, но они любят и уважают друг друга, и теперь у меня не одна мама и один папа, а две мамы и два папы. Новая мама – это новая жена моего папы, и у меня, может быть, будут сводные братья и сестры».

Важно, чтобы сохранялась дружеская атмосфера. Это сложно, но это возможно, если вы любите своих детей и хотите сделать так, чтобы традиции вашей семьи имели длинную историю. А лучше найдите вариант для того, чтобы договориться. Вспомните о том, как вы полюбили друг друга, как поженились. И законодательство здесь поможет, безусловно. Процедура развода не должна быть такой простой. Один из вариантов – это примирительные процедуры, которые предлагает Республика Татарстана. В свое время, когда в России религиозный фактор имел большее значение, чем сейчас, роль психолога выполнял духовник. И я знаю, что духовник действительно помогает выйти из многих сложных ситуаций. А как быть тем, у кого нет духовника, кто не ходит  в церковь, не ходит в костел, мечеть или синагогу? Для них, возможно, нужна психологическая поддержка. Если мы сделаем ее обязательной, как предлагает Республика Татарстан, мы должны предусмотреть, кто будет ее финансировать, иначе частные психологические фирмы тут же начнут навязывать свои услуги. Тогда наши молодые будут думать: или мы не буем вступать в брак, и тогда не надо будет задумываться о том, как развестись и найти денег на развод, или мы вступаем в брак, и у нас могут возникнуть такие проблемы. Вот эти вещи все нужно взвесить, хотя на самом деле процедура примирения – это очень важный фактор, его нужно обязательно отработать, и законодательство должно это поддержать.

Самое страшное в абортах то, что это убийство

Вторая проблема – это аборт. Давайте называть вещи своими именами. Действительно, число абортов сократилось, но сегодня никто не знает, сколько абортов производится в частных клиниках. По сравнению с абортами, которые производятся в медицинских организациях государственной системы здравоохранения, число абортов, сделанных индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на осуществление медицинской деятельности, по средним оценкам в разы больше. Но, независимо от этого у аборта есть нравственная и социальная сторона. Я отношусь к тем авторам, которые внесли законопроект в Государственную Думу, и мы, безусловно, слышали слово Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, к которому присоединяются представители других традиционных религий. Патриарх Кирилл выступал в Парламенте и обратился, в частности, с предложением о том, чтобы из программы обязательного медицинского страхования (ОМС) была исключена такая медицинская услуга, как производство абортов, за исключением случаев, когда аборт проводится по медицинским показаниям. На самом деле вряд ли честно и добросовестно работающие люди знают, что они оплачивают проведение абортов своим трудом и страховыми взносами в фонд обязательного страхования. А они хотят эти аборты? Я думаю, что если бы сегодня в законодательстве появилась норма о том, что мы вправе писать заявление о запрете направлять наши заработанные средства из фонда обязательного медицинского страхования на проведение абортов, то мы могли бы создать коллапс. Число таких людей было бы столь велико, что, может быть, до половины бюджета фонда обязательного медицинского страхования, предусмотренного на эти цели, фактически не могло таким образом расходоваться.

Самое страшное в абортах то, что это убийство. Многие не хотят так говорить. Да, мы жалеем женщин, я тоже очень жалею женщин, но я хочу обратить внимание на то, что в очень многих странах, в том числе в развитых странах, в странах Европейского Союза к уголовной ответственности законодательно привлекают мужчину за то, что он не оказал беременной от него женщине материальную поддержку, и она была вынуждена сделать аборт. Привлекают к уголовной ответственности и за то, что она убила ребенка, потому что не могла его содержать. Много моментов, которые связаны с тем, чтобы оградить, остановить аборты.

Меня поразили недавно опубликованные данные. Гинеколог Бернард Натансон сделал более 60-ти тысяч абортов. Но сделав 60 тысяч абортов, он заявил, что аборт – это убийство, стал пропагандистом против абортов. Почему? Благодаря ультразвуковой киносъемке, сделанной во время аборта, он увидел, что когда к 12-недельному эмбриону приближается абортивный инструмент, сердцебиение младенца учащается, он начинает тревожно двигаться, отрывает широко ротик, словно беззвучно кричит. Он это рассказывает и везде показывает фильм «Безмолвный крик», доказывающий, что младенец заранее знает об аборте и испытает запредельный страх.

(http://yandex.ru/video/search?text=%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%BA&path=wizard&parent-reqid=1450789985914377-446961553830925478316493-ws11-385&filmId=MKZnGJ1GUXI&redircnt=1450790353.1)

Естественно, я не говорю уже о том, что аборт очень опасен для женщины. Мы предложили информированное добровольное согласие, которое подписывает женщина перед абортом. Изложили в такой форме: «Я – женщина, предупреждена о том, что я могу отказаться от аборта и сохранить беременность. Но если я не откажусь от аборта, я знаю, что могу стать бесплодной, что у меня могут возникнуть осложнения при проведении операции, возможно ранение матки, ранение внутренних органов, что в последующем отдаленными последствиями моего аборта станут выкидыши, невозможность выносить ребенка, осложнения родовой деятельности  и т.д.». Знают ли об этом девочки, женщины, которые идут на аборт?

Суррогатное материнство – это страшная вещь, приравненная к торговле людьми и биологической проституции

Третья угроза – это суррогатное материнство. Это страшная вещь. В России суррогатное материнство приобрело коммерческую основу. А знаете ли вы, что в Германии, Франции, Австрии, Австралии, Норвегии, Швеции, во многих штатах Соединенных Штатов Америки коммерческое суррогатное материнство приравнено к торговле людьми, к биологической проституции. Строжайшие наказания предусматривают до 30 лет лишения свободы и штраф в миллионы евро. Знаете ли вы, что как только суррогатное материнство появилось в Европе, сразу же возникло распространение этого вида преступной деятельности: преступные группы в Венгрии, Молдавии, Великобритании стали заниматься вербовкой таких суррогатных матерей. Вынашивание и рождение ребенка не должно быть сведено к одному из видов гражданской правовой услуги. Это безнравственно и страшно.

Ребенок должен знать, что он незаменим и его родители незаменимы. Ребенок, который чувствует единственную и неповторимую связь с родителями, уважает и любит их, готов к жертвенным действиям и поступкам ради родителей, ради Родины, ради Отечества. Такие дети никогда не бросят своих родителей. Я думаю нам надо помнить об этом особенно тогда, когда мы обсуждаем многовековые традиции России. Спасибо.

Подготовила Ирина Ахундова
Фото из архива Фонда Андрея Первозванного

23.12.2015

 



Комментарии:
Ваше имя:

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика