разработка сайтов в Стаханове

Круглый стол «Защита семьи, материнства и детства в современной России: формы, методы, проблемы и перспективы»

Велигодская В. О. Не могу сказать ни слова, пока наш владыка митрополит Владимир не благословит наше сегодняшнее заседание.

Митрополит Владимир. Прошу вас всех встать. Давайте вместе споем! Царю небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю! Прииде и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша. Садитесь, пожалуйста.

Велигодская В. О. Еще раз доброе утро! Мы благодарим вас всех за то, что вы выбрали наш круглый стол, он особенный, потому что посвящен нашей основной программе, нашей основной проблеме. И наша задача — развивать именно эту часть нашей программы. Может быть, она не совсем связана с сегодняшней темой о СМИ, но мы решили использовать эту возможность, чтобы собрать вас всех и обменяться мнениями, проблемами, комментариями, своей болью, которая есть у каждого из вас. Мы решили использовать эту площадку именно для обмена опытом, для объединения наших усилий и решения трудных задач, которые постоянно возникают.

Круглый стол состоит из двух частей. Первая часть посвящена программе «Ты не одна», модератор этой части Елена Васильевна Рагулина. Я очень прошу вас не рассказывать о том, что состоялось. По результатам двух форумов очень часто люди после их окончания говорили: «У нас была проблема, но мы ее так и не решили. Мы не знаем, как быть». Поэтому хочу вас всех попросить: не стесняйтесь. Если после выступления или в процессе вам хочется что-то сказать, я, например, только за, пусть беседа будет живая, активная. Вторая часть круглого стола посвящена центрам защиты материнства, это еще более сложная тема. Если по первой части у нас есть успешные проекты, то работа центров защиты материнства требует решения сложных проблем, и мы бы хотели вынести много соответствующих вопросов на обсуждение и для представления на координационный совет при президенте, который будет в скором времени, буквально через неделю. У нас есть возможность еще раз донести наши проблемы, в том числе связанные и с законодательством, до этого координационного совета. Поэтому, пожалуйста, выступайте по делу, очень кратко и конструктивно. Дальше слово Елене Васильевне.

Рагулина Е. В. Всем доброе утро. Слово для открытия заседания предоставляем митрополиту Омскому Владимиру.

Митрополит Владимир. Добрый день или доброе утро, уважаемые дамы и господа, дорогие отцы, братья и сестры. Второй день мы заседаем, очень интересная тема, очень актуальная сегодня. Ведь что такое семья? Семья — это самое ценное в обществе. Семьи создаются, семьи выращиваются. И семья должна быть защищена. А кто ее должен защитить? Мы всегда слышим, что если государство нас будет защищать, то мы тогда на все готовы — и детей рожать, и воспитывать, и все остальное. Но что такое государство? Государство - это мы с вами. И если мы хотим создать крепкие семьи, в которых будем сами чувствовать радость, то мы должны начинать с самих себя, каждый должен начинать с себя. И тогда в нашей великой стране все будет нормально. Я намного старше, чем вы. Знаете, какие трудности были после Второй мировой войны?! А как тогда укреплялись семьи! Народ жил трудно, но рожали детей. Когда я рос, рядом с нами жила семья, в которой было 23 ребенка. Так было радостно в этой семье! Я убегал из дома, потому что у меня была только одна сестра. Отец погиб во время войны, и нас было всего двое. А рядом — 23. Был большой круглый стол, и мы все за него садились — и ругались, и стучали ложками по столу. И это было так приятно, так радостно. Мы росли и не думали о том, как трудно воспитывать 23 ребенка! Вот какие бывали женщины! И таких было очень много. А что сейчас слышишь в семье? Если мне будет помогать государство, я буду рожать детей. А что такое государство? У нас должны ставиться эти вопросы, потому что в очень многих семьях один супруг и хотел бы рожать, но второй против. Допустим, муж не хочет. И жена вынуждена идти на аборт. Надо запретить аборты в стране, как в некоторых бывших советских республиках. Возьмите Республику Узбекистан, ведь там запрещены аборты. В Узбекистане и Казахстане после распада СССР было по 18 миллионов жителей. А знаете, сколько сейчас человек живет в Узбекистане? 30 миллионов с лишним! Потому что в каждой семье не 1–2 ребенка, а 5–6–10. А куда идет Россия? В Омске в этом году в пасхальные дни награждали многодетные семьи. А знаете, кто были эти женщины, которых награждали? Казахи, чеченки и другие национальности. Я спросил: «А где русские?» — «Русские, — мне ответили, — попозже будут». Что делается у нас в стране, к чему идет страна, очень трудно сказать. Мы говорим, что СМИ во всем виноваты. Да, конечно, СМИ виноваты, но они делают много и хорошего. Вчера говорили, что общество привыкло брать в СМИ только хорошее. Но, извините, наши дети, наши подростки привыкли? Это тоже общество. Чтобы укреплялась семья - самое ценное, что есть в обществе, — мы должны начинать с самих себя, и тогда мы создадим хорошую, крепкую семью. А если разваливаются семьи, то разваливается и государство. Так было испокон веков. Я хочу пожелать всем, чтобы каждый подумал, с чего начинать. И начать с самого себя.

Спасибо за внимание.

Рагулина Е. В. Спасибо, владыка. Я передаю слово для приветствия директору и руководителю программы «Святость материнства» Андрею Юрьевичу Коченову. Он также является руководителем красноярского филиала Центра национальной славы. Пожалуйста, Андрей Юрьевич.

Коченов А. Ю. Дорогие друзья, дорогой владыка. Влада Олеговна уже сказала о том, как важен наш круглый стол. Хотя форум имеет немного другое название и ориентирован на СМИ, мы не могли себе позволить не проводить этот круглый стол, потому настолько он для нас важен. У нас в Красноярске недавно состоялось очень важное событие. Но заметили его, может быть, пока только мы, так что хотим поделиться. Это действительно важно для всего проекта и для всей страны. Впервые за 7 лет реализации проекта «Ты не одна», связанного с доабортным консультированием, мы по просьбе самих врачей акушеров-гинекологов вышли на прямой диалог. Собрались врачи, и мы впервые абсолютно открыто и абсолютно честно заговорили о том, что такое аборт и когда начинается жизнь. 90%, даже практически все врачи единогласно поддержали нас в том, что жизнь начинается с момента зачатия, а аборт, какими бы словами мы не заменяли, это, конечно же, убийство. Семь лет потребовалось нам для того, чтобы добились, я считаю, удивительного результата. Конечно, это получилось благодаря ежедневному постоянному контакту с врачами и психологами,  благодаря сидящей здесь Галине Александровне Шагиевой, главному акушеру-гинекологу города Красноярска,. Я не знаю, что будет дальше, но сама беседа, которую вел отец Павел, была очень откровенной. Мне кажется, что произошло нечто очень важное. Если бы это произошло по всей стране, у нас не стоял бы так остро вопрос абортов — а ведь в регионах, которые не реализуют подобную практику, это огромная проблема. Даже в тех регионах, где подписаны соглашения, этот проект идет очень тяжело. Я уже не говорю о тех регионах, где мы не подписали соглашения. В целом ситуация в России остается достаточно сложной, но мы продолжаем отрабатывать эту методику на пилотных площадках, в регионах, где соглашение подписано, потому что мы уверены: для нашего государства это самый быстрый и эффективный способ повышения рождаемости. И это не говоря о том, что мы меняем сознание людей и спасаем человеческие жизни.

Я вспоминаю слова любимого мною Ивана Ильина: никогда не жалуйся на время, в которое ты рожден, ибо ты рожден для того, чтобы эту жизнь сделать лучше. Мы с вами здесь собрались для того, чтобы этот драгоценнейший опыт, который мы вырабатывали на протяжении 7 лет, приумножить, сохранить и передать всей стране для того. Мы за 7 дет спасли 8000 жизней, и это большая цифра, но нужно, чтобы речь шла о сотнях тысяч, а это вполне в наших силах. Здесь собралась целая спасательная команда, и Влада Олеговна правильно сказала: давайте разговаривать конструктивно и не столько отчитываться о проделанном, сколько задавать друг другу вопросы о том, что нас волнует и как мы можем эти проблемы решать. Спасибо большое.

Велигодская В. О. А можно короткий вопрос? Вы сказали, что собрались врачи. Это была конференция или что? В каком виде это было? Вы постоянно собираетесь или это была разовая встреча?

Коченов А. Ю. Это не конференция была, Влада Олеговна. Это была, скорее, добрая, я бы даже сказал, домашняя встреча. Абсолютно неформальная.

Велигодская В. О. С врачами-гинекологами Красноярска, да?

Коченов А. Ю. Врачи-акушеры-гинекологи.

Велигодская В. О. Именно Красноярска. Из области никто не подъехал?

Коченов А. Ю. У нас проект успешно реализуется в Красноярске, в Красноярском крае он по разным причинам тормозится. Но Красноярск — это площадка, на которой выработаны идеальные механизмы доабортного консультирования.

Велигодская В. О. Вы предлагаете этот опыт распространить - встречи врачей, психологов и, наверное, духовенства?

Коченов А. Ю. Абсолютно точно. Мы в постоянном контакте, во-первых, с регионами, которые с нами работают, Елена Васильевна сейчас расскажет об этом. Но я хочу сказать, что, когда мы говорим, что врачи — это наши противники, мы, поверьте, очень часто ошибаемся. На врачей сегодня, особенно на сельских врачей, настолько велико давление общества и всей системы, что порой у сельского врача и выбора-то нет, особенно если врач один там! Ему нужно либо делать, что она делать не хочет, либо менять профессию, а в селах такой врач, может быть, кормит семью. Выбор, конечно, есть всегда, но в городе его проще осуществить. У меня такое ощущение, что по стране пойдет волна, когда сами акушеры-гинекологи будут отказываться от таких операций. Такие случаи уже есть.

Велигодская В. О. У нас в зале есть врачи? Вы хотите что-нибудь сказать на эту тему? Только очень коротко, пожалуйста.

Бочарова Т. Б. Здравствуйте, меня зовут Бочарова Татьяна Борисовна, я главный врач женской городской консультации. Да, проблема очень большая, и действительно все начинается с врачей, потому что именно к ним женщина приходит со своей проблемой. Мы сегодня говорим о том, что нужно прекратить аборты, нужно решать проблемы, говорить с каждой женщиной индивидуально, потому что это серьезный вопрос, но реальность такова, что врачу на прием отведено 12 минут, потому что все мы работаем в системе ОМС. Я хочу сказать об этом, чтобы было понятно, что происходит на самом деле. За 12 минут, вы сами понимаете, можно только посмотреть женщину, но не проводить с ней беседы и решать какие-то вопросы. Это раз. Второе - не все врачи настроены на решение проблем, о которых мы сегодня говорим. Поэтому я согласна с тем, что со всеми врачами необходимо проводить соответствующие беседы, разъяснения и т.д.

Третье, что касается оплаты абортов. Совсем запретить аборты мы, естественно, не сможем, потому что если мы это сделаем, то получим материнскую смертность. Если женщина приняла решение, она все равно найдет, где это сделать. И ей помогут. Но кто это сделает? Поэтому я думаю, что нужно аборты вывести из программы ОМС, потому что это нельзя относить к медицинской помощи. На мой взгляд, это можно считать чем угодно, но не медицинской помощью. И после этого сделать аборты платными, причем установить довольно большую цену. Вывести аборты из программы госгарантий.

Что касается работы с женщинами. Есть закон «О здоровье», где написано, что в течение 7 дней, пока женщина принимает решение, делать ли аборт, должна быть неделя тишины. Ей нужно дать возможность самой принять решение. Вы сами понимаете, что за неделю этот вопрос, работая только с одной женщиной, не решишь, потому что должна быть работа со всей семьей, ведь проблема очень серьезная. У нас в Калининграде проводится социальная комиссия, на которую со всей области приезжают женщины для прерывания беременности. Причем на больших сроках — по медицинским и социальным показаниям. Когда они приезжают туда со своими родителями, то больше нужно работать не с теми, кто принимает решение, делать аборт или нет, а с их окружением. И также хочу сказать, что у нас огромная аудитория для работы — это бесплодные браки. Они не должны быть брошены на произвол судьбы и самостоятельно искать, где и как решить эту проблему. При бесплодных браках только в 4% случаев бесплодие связано с физиологическими нарушениями, а 36% — это именно психосоциальные проблемы. И вот с этой психосоматикой необходимо работать.

И еще, мы на протяжении последних 20 лет стараемся снизить количество абортов, назначая соответствующие контрацептивные средства. Но эти контрацептивные средства не только врачи назначают, их можно запросто купить в аптеке… А они должны быть по рецепту.

Велигодская В. О. Понятно, они должны быть по рецепту. Спасибо. Мы выслушали мнение, возвращаемся к нашей теме. Елена Васильевна, давайте.

Рагулина Е. В. Коллеги, для того чтобы листать ваши презентации, будет пульт, вам будет передаваться микрофон, поэтому, пожалуйста, не волнуйтесь, вопрос решен.

Я перехожу к итогам мониторинга проекта «Ты не одна» в регионах — партнерах программы. География программы «Святость материнства» охватывает уже не только нашу страну. Однако наш проект в этом смысле выглядит немного скромнее. Это связано, прежде всего, с его особенностями — очень тонкой, внимательной, ответственной психологической работой ради сохранения зародившейся жизни. Каждый совершенный аборт - это упущенная демографическая возможность. А если учесть, что аборт становится и причиной бесплодия, то одна прерванная беременность может положить конец целому роду. С 2009 года программой «Святость материнства» подписано соглашение о сотрудничестве с 18 регионами нашей страны. Сегодня мы обсуждаем, с какими трудностями сталкиваемся. Прежде всего, хочу сказать о пилотных площадках нашего проекта — это те регионы, в которых принято решение реализовывать проект, ориентируясь на механизм, разработанный в 2007 году в городе Красноярске.

На следующем слайде вы видите критерии пилотных площадок проекта. Таким образом, понятно, какой базой располагают пилотные площадки, как выстроено взаимодействие. Понятно, что есть и психологи, и обучение, и ежемесячная или ежеквартальная статистическая отчетность.

На следующем слайде я представляю промежуточные результаты работы пилотных площадок. Вы видите количество сохраненных жизней при полномасштабной реализации проекта. Вот такие скромные итоги. В апреле текущего года фондом в регионы-партнеры был направлен запрос о том, каким образом реализуется направление «Доабортное консультирование». Сегодня уже упоминались законы, руководящие документы Министерства здравоохранения, регламентирующие деятельность психологов женской консультации. Они нам существенно помогают, и появились эти документы в том числе благодаря конструктивному сотрудничеству с системой здравоохранения по итогам двух прошедших форумов всероссийской программы «Святость материнства», когда наши предложения были приняты во внимание. Сегодня в системе здравоохранения в каждом городе открываются кабинеты медико-социальной поддержки, а утвержденная правительством государственная программа развития здравоохранения предусматривает создание центов медико-социальной поддержки беременных, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Это подтверждает и проведенный мониторинг. Представители регионов, которые у нас сегодня присутствуют, скажут о своих сложностях и достижениях в этом направлении.

Основная трудность, с которой мы сталкиваемся, это отсутствие в государственной системе психологического консультирования женщин, решающих такой сложный вопрос, пока у государства нет ресурсов для оказания комплекса социальной помощи. Об этом мы слышим практически во всех регионах. И сегодня мне хотелось бы услышать, как можем взаимодействовать в этом направлении центры охраны материнства и детства, государственные структуры, может быть, какие-то общественные организации. Во всех регионах открыты кабинеты медико-социальной психологической помощи, центры кризисной беременности с психологами в штате. Другой вопрос - это нехватка кадров. Очень важный показатель мониторинга, который мы смогли заметить, это эффективность работы психолога, которая составляет от 1,6 до 12%. Хочу отметить, что этот показатель необходимо рассматривать только в комплексе с данными по охвату целевой аудитории, то есть с учетом количества проконсультированных из числа обратившихся за направлением на прерывание беременности. Поскольку чем больше охват аудитории, тем чаще на консультацию приходят женщины, не мотивированные на сотрудничество, на консультирование, и с ними работать гораздо сложнее, поэтому эффективность и уменьшается. Из практики работы пилотных площадок видно, что на начальных этапах этот показатель находится на уровне 4–6 %, а потом, с постепенной выработкой механизма помощи, увеличением опыта, повышается до 12 %.

В процентном соотношении вы видите на слайде. Хочу отметить, что информация по Тульской области не дает возможности проанализировать процент, однако есть абсолютные числа. Ориентируясь на эту таблицу, можно сказать, что по итогам 2012 года самая низкая эффективность сегодня в Калининградской области, а самая высокая — в Новосибирской области. Итогом работы наших коллег в регионах, согласно итоговым цифрам, стало больше 8 тысяч спасенных жизней, о чем Наталья Викторовна говорила вчера.

Эти показатели говорят, что при реализации проекта на всей территории государства можно спасти более 50 тысяч малышей в год. А не 5–10 тысяч, как это планируется государственной программой развития здравоохранения. Безусловно, важен при мониторинге вопрос о трудностях. Мы контактируем с партнерами, и регионы каждый раз делятся с нами не только статистическими данными о количестве сохраненных жизней, но и теми трудностями, с которыми сопряжена деятельность в рамках проекта. Это позволяет оттачивать механизм реализации проекта и затем транслировать полезные наработки в другие регионы. Опираясь на практику работы в городе Красноярске, можно предупреждать организационно-методические трудности при реализации проекта в других регионах.

Хочу сказать, что у нас 18 числа вечером состоялась рабочая встреча, о которой чуть позже скажет несколько слов Галина Александровна Шагиева. На ней как раз можно было рассказать о своих трудностях и получить ответы на конкретные вопросы. Я хочу обратить ваше внимание на трудности, которые обозначили партнеры по результатам мониторинга. Первые две, вы видите, касаются взаимодействия со СМИ. Здесь есть огромное поле для взаимодействия. В обществе существует толерантное отношение к абортам, с чем мы сталкиваемся постоянно, и отсутствует социальная реклама на эту тему. Также, вы видите, в правовых актах Министерства здравоохранения отсутствует формулировка «трудная жизненная ситуация». Действительно, об этом очень много говорится, но никто не может четко сформулировать критерии понятия.

Второстепенность оказания психосоциальных услуг. На первом этапе мы тоже сталкивались с этим: в женских консультациях доабортное консультирование и вообще работа с психологом считались чем-то второстепенным. Но этот вопрос решить можно. У нас есть конкретные механизмы работы в этом направлении.

Кадровый дефицит, о котором я уже говорила, недостаточное финансирование труда психолога, отсутствие единого механизма финансирования, недостаток систематического обучения психологов — на все эти запросы у нас есть ответы. Недостаточная методическая подготовка, недостаточная квалификация в сфере психологии у врачей, ведущих доабортное консультирование. Помимо того, что время на прием ограничено — об этом уже говорили, 12 минут на прием — так еще и врач при действительно хорошей медицинской подготовке, не может исследовать психологическое поле так же хорошо, как это сделает психолог. И такая трудность, как отсутствие у женщин мотивации сохранить беременность. А это вытекает, как нам кажется, из толерантного отношения в обществе к абортам.

Учитывая общую тематику форума и анализируя проделанную работу, хочется отметить, что, возможно, мы сами мало внимания уделяем тому, чтобы наша работа активно освещалась в СМИ. О нас знают только заинтересованные журналисты. Хотелось бы выработать, услышать от вас какие-то предложения, касающиеся этого сотрудничества и взаимодействия.

И, завершая, хочу сказать, что, реализуя проект «Ты не одна», нельзя один раз ввести ставки в женских консультациях и этим ограничиться. Необходима ежедневная планомерная работа по нескольким направлениям: организационному, методическому, профилактическому, духовно-нравственному, о чем Андрей Юрьевич уже говорил. Об этом более подробно расскажет моя коллега Лариса Николаевна Макшурова, которой я передаю слово. Она главный внештатный психолог учреждений родовспоможения главного управления здравоохранения города Красноярска, руководитель методического центра по доабортному консультированию.

Макшурова Л. Н. Большое спасибо. Уважаемые коллеги, добрый день. Я расскажу о развитии проекта в городе Красноярске, о том, что мы сделали за последний год. Я хочу обратить ваше внимание на брошюры, которые у каждого лежат на столе. Здесь подробно рассказано о проекте «Ты не одна», возьмите, пожалуйста, прочитайте. Это история проекта в судьбах его участников. Представители регионов смогут в том числе найти информацию и о себе. Теперь о том, что было сделано за 2013 год.

Итак, Красноярск - это первая пилотная площадка проекта «Ты не одна», с 2007 года реализующая проект доабортного консультирования в системе здравоохранения. При поддержке и в активном сотрудничестве с управлением здравоохранения города нам удалось разработать и отрегулировать механизм, позволяющий ввести эту некогда новую услугу в структуру работы женской консультации и, более того, сделать доабортное консультирование неотъемлемой ее частью. Семилетний опыт реализации этого проекта показывает, что одним из наиболее значимых факторов успеха является личная позиция каждого участника, его личное отношение к прерыванию беременности, к ценности еще не рожденной жизни, к проекту в целом, а также сотрудничество всех участников проекта друг с другом. Это очень важный момент, который нужно всегда учитывать. Более того, хотелось бы подчеркнуть, что условием успеха проекта является понимание каждым участником что он выполняет часть общей миссии по сохранению жизни, это крайне важно и для руководителей, и для психологов, и для врачей, и для остальных участников проекта. Мы все эти годы прилагали очень много усилий, вложили много ресурсов в наших психологов, в их профессиональный, личный и даже духовный рост. Мы организовывали для них семинары, тренинги по психологическому доабортному консультированию, курсы повышения квалификации по медицинской психологии. Они участвовали в декадниках по психологии, во всероссийских конференциях и форумах. На базе методического центра по доабортному консультированию с привлечением специалистов проводили тренинги личного роста, они ежемесячно проходят супервизию, которая выражается в профилактике профессионального выгорания. Для духовного роста организовывали паломнические поездки, встречи со священниками.

Вся эта работа ведется до сих пор и мы будем продолжать ее, но в 2013 году мы решили переместить локус контроля на других, не менее важных участников проекта. Андрей Юрьевич и коллеги из Калининграда уже говорили о роли врача. И мы неоднократно подчеркивали, насколько важна роль врача. Наша коллега сказала, что 12 минут - это очень мало для того, чтобы поговорить с женщиной. Я хочу сказать как психолог, что для того, чтобы проявить свою личную позицию, с женщиной разговаривать вообще не нужно. Невербальное поведение скажет само за себя. Очень важно, чтобы у врачей была именно соответствующая внутренняя позиция, чтобы они были настроены на сохранение жизни. Этот настрой женщинами считывается. Для пациентки очень важен авторитет врача. Она ведь приходит в женскую консультацию именно к врачу, а не к психологу. И его мнение, его отношение к проблеме становится очень важным при принятии решения. Врач очень сильно влияет на то, какое решение приметь женщина: прервать или сохранить беременность. Мы считаем, что действительно высоких результатов можно достичь только при условии формировании в каждой женской консультации команды по сохранению жизни, включающую весь коллектив женской консультации. У беременной женщины, пришедшей в такое лечебное учреждение, в результате контакта с любым членом коллектива должна сформироваться установка на дальнейшее вынашивание и рождение ребенка, чтобы она понимала, что в этом учреждении помогают рожать детей, а не делают аборты. Конечно, делают, но, тем не менее…

Работа с коллективами женских консультаций ведется в разных направлениях и системно. Мы и раньше работали с врачами, но это было локальное воздействие, а в этом году, особенно во второй половине года, мы старались работать системно и на разных уровнях. Сотрудники методического центра по доабортному консультированию ежеквартально проводят семинары-тренинги для руководителей родильных домов и заведующих женских консультаций. Сначала это, конечно, было воспринято с напряжением, потому что руководители — очень занятые люди, но потом мы получили очень хорошие отзывы. Когда мы руководителям давали знания, как предупредить профессиональное выгорание, помогали сформировать личную позицию, была очень хорошая отдача. И это позитивно сказывается на проекте. Психологи женских консультаций регулярно проводят со своими коллективами занятия, направленные на профилактику профессионального выгорания, актуализацию ценности жизни еще не рожденного ребенка, осознание роли врача при принятии женщиной решения, освоение навыков взаимодействия с женщиной, желающей прервать беременность. У врачей очень много запросов к психологам, и если мы хотим привлечь в свой проект врачей, то мы должны что-то им дать, удовлетворить их потребности. Очень часто врачи обращаются с личными просьбами, и психологи проводят индивидуальные консультации. Нужно понимать, что, говоря «врачи», но мы имеем в виду и средний медицинский персонал. В октябре этого года был проведен конкурс на лучшего врача проекта «Ты не одна», когда в каждой женской консультации выбирался лучший врач, работающий в направлении сохранения жизни. Причем это должен был быть не просто лучший врач, которого все знают как лучшего профессионала, а именно врач, который активней всех участвует в проекте. Выбрать такого врача не составляло трудностей. У нас 12 консультаций в городе, и 12 лучших врачей было выбрано. Мы собрали этих врачей в торжественной обстановке, в присутствии их руководителей и коллег поздравили их с победой, вручили им почетные грамоты, благодарности, сказали очень много теплых слов и наградили их путевками в паломническую поездку.

От психологов мы постоянно слышим о том, что врачи оказываются несколько покинутыми. К ним все ездят с проверками  — и ФОМС ездит с проверками, и, не дай бог, прокуратура, и мы, в свою очередь, по проекту доабортного консультирования «Ты не одна». При этом все только делают замечания, но с благодарностью не приходит никто, хотя они делают огромное дело. Поэтому благодарность для них была очень важна. Паломническая поездка проходила по святым местам Красноярского края, это была однодневная поездка, в которую приглашались не только лучшие врачи по проекту «Ты не одна», но и психологи, отличившиеся руководители женских консультаций и родильных домов, которые тоже проявили себя при реализации проекта. Духовная поддержка необходима каждому человеку, и мы это понимаем. А уж тем более нужна она тем, кто ежедневно борется за человеческие жизни.

Андрей Юрьевич уже рассказал о встречах. Эта встреча священника с коллективами женских консультаций была первой, мы планируем проводить их еженедельно, собираемся объехать все женские консультации и, возможно, не по одному разу. Эти встречи проводятся в очень дружеской атмосфере. Священник не пугает врачей, не обвиняет их, а благодарит за то, что доктора вместе с представителями церкви делают одно дело — сохраняют жизни. Результаты этой объемной, многогранной, системной работы, конечно, будут отсрочены, но уже сейчас мы видим, как меняется отношение врачей к проекту доабортного консультирования. Многие из тех, кто не проявлял большой активности, начали ее проявлять. Общий настрой в коллективах стал более позитивным, ведь любому человеку приятно, когда его заслуги оценивают. Врачи активнее начали сотрудничать с психологами, делиться опытом.

Уважаемые коллеги, я рассказала о большой работе с врачами, но в последнее время появилось еще одно важное направление, связанное с медикаментозными абортами. Психологи заметили, что женщины, которые идут на медикаментозный аборт, в меньшей степени мотивированы на работу с психологом, с ними очень сложно разговаривать. Конечно, и с другими женщинами разговаривать нелегко, но эта категория очень легко относится к абортам, легче, чем женщины, которые идут на хирургические и мини-аборты. Почему так происходит? Женщин в какой-то степени останавливает страх перед процедурой, а в случае медикаментозного аборта страха нет: выпил таблеточку — проблема решилась. Из-за этого эффективность нашей работы стала немного падать, снижаться в последнее время  на 1-2 %. Конечно, применение медикаментозных абортов является прогрессивным направлением, которое соответствует основной задаче системы здравоохранения — сохранению здоровья населения и, в данном случае, репродуктивного здоровья женщины. Но решение этой задачи идет вразрез с более важными задачами, демографическими.

Рагулина Е. В.Лариса Николаевна, давайте заканчивать. Вы основное сказали.

Макшурова Л. Н. Мы не призываем к тому, чтобы запретить аборты, тем более медикаментозные. Но мы призываем СМИ включиться в этот проект. Для того чтобы усилить профилактику абортов, необходимо изменить общественное мнение относительно самой приемлемости прерывания беременности, нужно донести до людей, что человеческая жизнь начинается в момент зачатия и что родители ребенка решают вопрос, жить ему или нет. Мы собираем человеческие жизни по крохам, но СМИ могли бы сделать в этом направлении очень многое. Поэтому мы приглашаем их стать полноправными участниками проекта.

Рагулина Е. В.Следующее слово я передаю представителю Смоленской области, с которой сотрудничество складывается по особой ветке: в 2010 году по инициативе депутата Смоленского городского совета Нины Михайловны Никоновой было открыто отделение программы «Святость материнства», и это стало началом большой, многоплановой работы, которая продолжается до сих пор. Я прошу Нину Михайловну Никонову нам сейчас об этом рассказать.

Никонова Н. М. Спасибо, Елена Васильевна, за эти добрые слова. Меня зовут Нина Михайловна Никонова, я руководитель Смоленского отделения программы «Святость материнства» и в настоящее время депутат Смоленской областной думы. Действительно, еще избираясь в городской совет и будучи депутатом горсовета, во время приемов я сталкивалась с рядом проблем, о которых говорили женщины. Познакомившись с Натальей Викторовной Якуниной, я получила поддержку и методологическую базу, и мы поняли, как можно работать с этими проблемами. Мы смогли найти деньги под данную программу, и проект заработал. Сейчас у нас в городе открыто 3 кабинета психологической, юридической и социальной помощи женщинам и один кабинет, где мы работам с подростками. Я хочу сказать, что в наши кабинеты люди приезжают из всей области, их принимают также психологи. В следующем году мы планируем открытие кабинетов и в области. Хочу отметить, что психологи начали работать еще и с детьми-инвалидами, потому что очень много было обращений по адаптации детей к нашему миру.

С начала работы в кабинеты психологов обратилось более 2300 женщин, 40 % из них — по доабортному консультированию. После работы с психологами 153 женщины отказались от прерывания беременности, и у них родилось 122 малыша. Первый родился в ноябре 2010 года, а в июле нынешнего года появился на свет сотый ребенок. С женщинами активно работает юрист, проводятся юридические семинары, открыта горячая линия. В рамках проекта мы проводим конкурсы детских рисунков и поделок, регулярно собирается семейная гостиная, где мамы беседуют с приглашенными специалистами. Волонтерское движение сейчас насчитывает более 120 членов, это молодые люди и девушки, которые в будущем станут ответственными мамами и папами. В нашей области подписан меморандум о сотрудничестве со СМИ, и у нашего отделения есть свой информационный ресурс, своя газета. В прошлые годы нам удавалось получать под данную программу субсидии города. Администрация нашего города и совет депутатов поддержали программу «Святость материнства», но в этом году мы не уверены в получении субсидии, потому что положение с бюджетом достаточно сложное, и администрация нашей области даже вышла с предложением отменить ряд мер по поддержке материнства и детства, в том числе материнский капитал (правда, пока этот вопрос снят с повестки дня, хотя дискуссии ведутся и, возможно, материнский капитал будет урезан). Из бюджета также выделяются средства на выплаты малоимущим семьям, чьи дети не могут устроиться в детский сад, в том числе семьям с детьми-инвалидами; выплаты на питание беременным женщинам и на кормление малышей, которые находятся на искусственном вскармливании, а также единовременное областное пособие при рождении ребенка. Сейчас к этой проблеме привлечено достаточно сильное общественное внимание. Я и мои коллеги-депутаты активно выступили против сокращения этих расходов, и наша позиция донесена до генерального совета партии «Единая Россия». Хочу сказать, что сейчас президиум партии запретил региональным фракциям самостоятельно принимать решение об отмене социальных пособий. Вячеслав Володин проинформировал руководство региона о недопустимости подобных мер. Поэтому есть надежда, что пособия будут сохранены. Однако я хочу сказать: то, что мы все делаем, я считаю настоящей заботой о людях, большим важным делом, которое не зависит ни от каких бюрократических сложностей.

Рагулина Е. В. Спасибо, Нина Михайловна. Ваш опыт это подтверждает. Уважаемые коллеги, для того чтобы сотрудничать, чтобы реализовывать какое-то направление деятельности или полностью программу «Святость материнства», необязательно заключать какие-то договоры, соглашения, соблюдать какие-то формальности. Некоторые регионы подключаются, работают, а отношения мы оформляем по истечении какого-то периода. Я хочу предоставить слово Медниковой Светлане Васильевне, тоже нашим партнерам, министру по делам семьи, демографической и социальной политике Калужской области.

Медникова С. В. Добрый день, уважаемые коллеги. Большое спасибо за возможность поделиться опытом, наработанным в Калужской области. Мы активно поддерживаем материнство и детство. В Калужской области принято более 10 законодательных актов в дополнение к федеральным для поддержки матерей и беременных. Ежегодно из областного бюджета выделяется более 1 миллиарда рублей на выплату пособий и компенсаций. Еще с 2004 года мы начали выплачивать компенсацию на питание каждой беременной женщине независимо от ее дохода, и сразу же увидели практический результат, который можно было выразить в цифрах. Во-первых, сразу произошел всплеск обращений в женские консультации для постановки на учет (всем известно, что чем раньше женщина встала на учет, тем больше возможностей с ней работать и предотвратить какое-то нежелательное развитие плода). Поддерживаем и кормящих матерей, и матерей с детьми до 3 лет. Но сейчас я хотела бы остановиться на следующем. Конечно, мы понимали, что помощь женщине не исчерпывается только мерами финансовой поддержки. Иногда ей нужно подсказать, помочь, особенно если она забеременела в не совсем удачный период жизни. Это не страшно, есть службы, которые помогут ей. С 2009 года у нас появилась программа «Радость материнства». Мы поставили цель создать в каждом муниципальном районе, каждом городском округе службу «Радость материнства». И сегодня у нас не только эта служба создана в каждом районе, но создана целая система работы с беременными женщинами, конечно, прежде всего находящимися в трудной жизненной ситуации. И когда такая женщина попадает в поле зрения, ей оказывается весь комплекс услуг —  юридическая, правовая, финансовая и, безусловно, социальная помощь. У нас создан кризисный центр для женщин, попавших в кризисную ситуацию, и жизнь, к сожалению, показывает огромную его востребованность. Проблемы у нас такие же, как и в других регионах: несовершеннолетние мамы и беременные; для них у нас есть специальное отделение, где с ними работают. Я, конечно, не буду повторять тезис о необходимости этой работы — он уже звучал и сегодня, и вчера на пленарном заседании, и в этом смысле здесь собрались единомышленники,.

Очень важно, чтобы женщина, которую мы убедили родить ребенка, не оставила его сразу после рождения в родильном доме. И мы проводим анализ, насколько нам это удается предотвратить. Приведу только одну цифру. Если в 2009 году у нас было 63 отказа от новорожденных детей непосредственно в роддоме, то в 2012-м — 41 случай. То есть 22 ребенка все-таки остались со своими мамами.

Велигодская В.О. Извините, а нет анализа, здоровые это дети или больные? От них отказываются из-за болезни или просто потому, что не хотели рожать? Это еще не анализировали?

Медникова С. В. В эту минуту я не могу дать такой анализ, но по случаям, которые мы обсуждали, все-таки причиной отказа от ребенка является не состояние здоровья. Вчера прозвучала правильная мысль, что каждый зачатый ребенок должен быть рожден и каждый рожденный ребенок должен воспитываться в семье. Хотела бы отметить, что в Калужской области губернатором поставлена задача: каждый ребенок должен жить в семье, и мы к этому идем. Конечно, достичь того, чтобы 100% детей жили в семьях, на сегодняшний момент трудно, но уже 87% детей-сирот и оставшихся без попечения родителей воспитываются именно в семьях. И в заключение мне хотелось бы сказать, что прежде чем работать с беременной женщиной и потом помогать семье при воспитании ребенка, нужно добиться того, чтобы женщина приняла решение родить. На мой взгляд, программа, которая реализуется фондом «Ты не одна», заслуживает очень большого внимания, и мы бы хотели подключиться к реализации этой программы. Я думаю, что у нас для этого есть все условия. Мне очень интересно будет познакомиться с опытом коллег, которые уже работают над профилактикой абортов. У нас в области эта работа тоже идет, но, возможно, я услышу  какие-то новые мысли, новые идеи.

Рагулина Е. В. Хорошо, когда мы друг друга обогащаем. Это главная цель сотрудничества. Спасибо, Светлана Васильевна. Я хочу только сделать маленькую ремарку по поводу слова «добиться». Когда работают психологи, то они это слово не используют, потому что женщина самостоятельно принимает решение, и это основной результат работы психолога. Именно женщина должна принять решение сохранить ребенка. И тогда не возникает вопроса, желанный он или нежеланный. Он — желанный.

Медникова С. В. Я, наверное, оговорилась, потому что я не психолог, но согласитесь, что не всегда женщина в юном возрасте осознает исключительную важность рождения ребенка. И в этом ей, конечно, нужно помочь, в том числе примерами из жизни. И я хотела бы сказать, что в этом большую могут сыграть СМИ. Я бы хотела, чтобы в них была реклама счастливой семьи, многодетной семи, семьи с детьми. Путь даже эта реклама будет навязчивой. Я думаю, что если СМИ будут заинтересованы в этом (а в этом мы все должны быть заинтересованы), то это тоже возымеет определенное действие.

Рагулина Е. В. Видите, мы встречаем все больше и больше неравнодушных управленцев. И сейчас хочу сказать о таких неравнодушных управленцах —  представителях Курганской области. Именно представители управления социальной политики правительства Курганской области привезли в область проект «Ты не одна» и вообще заразили всех идеей этого проекта, убедили людей. Каждый раз, бывая в Кургане, мы убеждаемся в открытости, искренности, заинтересованности в результатах работы проекта, причем на всех уровнях. И следующие два участника, которые представляют Курганскую область, расскажут об этой работе. Но поскольку мы договорились выступать коротко, то прошу сказать именно о каких-то ключевых, важных позициях. Я предоставляю слово Кудрявцевой Ирине Валерьевне, начальнику отдела социальной профилактики управления по социальной политике правительства Курганской области. Пожалуйста, Ирина Валерьевна.

Кудрявцева И. В. Спасибо, Елена Васильевна. Добрый день, уважаемые коллеги, постараюсь очень кратко, тезисно. Вчера наша коллега корреспондент Ольга Сапожникова наш выступала на пленарном заседании и показывала два видеосюжета. Она говорила о том, какой сюжет федеральные каналы захотели взять, вы помните. К сожалению, это так. Но на региональном уровне мы делаем все возможное, чтобы — спасибо, Светлана Васильевна — поддержать именно то, о чем сказали. Пропаганда здоровой полноценной семьи, формирование традиционных семейных ценностей для региона очень важно, и мы пытаемся этим заниматься. У нас в регионе примерно 155 тысяч семей, которые воспитывают несовершеннолетних детей, и делаем формирование семейных ценностей является приоритетом в социальной семейной политике региона, реализуется он посредством межведомственного подхода, программно-целевым методом. В регионе реализуется более 20 целевых программ, принято более 20 нормативных и законодательных актов. У нас с 2007 года действует региональный закон «О семейной политике» и вообще система мер, направленных на укрепление института семьи, повышение рождаемости, нейтрализацию внесемейных ценностей и обеспечение демографической безопасности за последние годы значительно расширилась. Действенным инструментом борьбы с демографическим кризисом руководство нашей страны называет радикальное увеличение количества семей с тремя и более детьми. Мы считаем, что это, конечно же, будет возможно, если ключевой задачей станет поддержка семьи с несколькими детьми, в которой родители в полной мере исполняют свои родительские обязанности. Говорить о таких семьях нужно как можно больше. В этой связи мы за 2012–2013 годы ввели дополнительные меры поддержки, ориентированные как раз на благополучные семьи. Получатели такой поддержки становятся героями телерадиосюжетов, информация о них появляется на страницах газет. Хочу буквально несколько слов сказать о проектах, которые, на наш взгляд, играют большую роль в формировании семейных ценностей. Есть проект «Технологии самообеспечения», в рамках которого многодетной семье в соответствии с представленным семейным бизнес-планом выделяется адресная социальная помощь на развитие подсобного хозяйства. В этом проекте семья выходит на самообеспечение, и в реализации технологии принимают участие как взрослые, так и дети. То есть воспитывается ответственность и трудолюбие. Поддержка составляет до 33 тысяч рублей.

Следующий важный момент, о котором мы очень много говорим в региональных СМИ, это поддержка семей, родивших одновременно трое и более детей. У нас только в этом году родилось три тройняшки, а вообще в регионе их восемь. Таким семьям выдается на улучшение жилищных условий более 1 миллиона рублей. Олег Алексеевич, наш губернатор, в этом году поздравил всех тройняшек лично в перинатальном центре, и СМИ об этом говорят очень широко и громко. Вообще я немного забежала вперед, говоря о самообеспечении. Очень приятно, что в этот проект включается и РПЦ. В Оргашинском районе у пяти многодетных семей появились теплицы, причем появились они благодаря церкви — это был совместный проект семьи и церкви, то есть получился симбиоз государства, общественности и церкви. Это здорово. Говоря о тройняшках, хочу отметить, что у нас есть такая мера поддержки как знак отличия «Материнская слава», который вручается женщинам, родившим пять и более детей, с одновременной денежной выплатой. На наш взгляд, это важная составляющая процесса формирования информационного пространства, пропагандирующего традиционные семейные ценности. Все наверняка знают, что в прошлом году президент подписал указ о национальной стратегии действий в интересах детей. У нас тоже создана региональная стратегия и комплексный план первоочередных мер. В настоящее время речь идет не просто о мерах поддержки, а о комплексе мероприятий, которые касаются всех форм жизнедеятельности как ребенка, так и его семьи. Информирование населения о семейных ценностях у нас в приоритете и выделено в этом комплексном плане отдельным пунктом. Я уже говорила о том, что симбиоз государства и общественных организаций позволяет нам добиваться позитивных изменений.

У нас действует региональный фонд поддержки материнства и детства «МАМА». С 2002 года он является вдохновителем и реализатором множества мероприятий, направленных на семью. Традиционно ко Дню матери проводится праздник «Тепло материнских рук» — буквально в пятницу будем его отмечать. На это мероприятие съезжается 1000 женщин со всего региона и подводятся итоги какого-то творческого семейного конкурса. «Папа, мама, я — крепкая семья». Этот спортивный фестиваль не просто спортивный праздник, а в первую очередь семейный праздник. Следующий важный момент: фонд «МАМА» инициировал создание скульптуры «Родители», средства собирались всем миром, сейчас скульптура установлена в областном центре и стала местом встреч. И в том году мы открыли в развитие темы в детском парке скульптуру «Детство». Можно говорить, что очень много всего делается, но самой важной для нас является, конечно, молодежь, поэтому много мероприятий направлены на формирование семейных ценностей у молодого поколения. Молодежный форум «Зауралье — это мое», очень интересная информационная акция «Абортам — нет!». Кого заинтересует, я могу в перерыве рассказать подробнее. Конечно же, проект «Ты не одна» - мы просто благодарны фонду за него. И в развитие проекта «Ты не одна» —  Светлана Васильевна говорила о том, как важно, чтобы потом женщины не отказывались от рожденных детей — так вот, мы сейчас на базе медико-социальных кабинетов создали службы по отказам от новорожденных. Проводятся круглые столы со студентами, региональные конкурсы СМИ, направленные на поддержку семейных ценностей. Если коротко, то все. Моя коллега Наталья Фаритовна продолжит и расскажет  о проекте «Ты не одна».

Рагулина Е. В. Большое спасибо. Ирина Валерьевна, я хочу добавить, что в нашем проекте среди тех, кто им охвачен, нет ни одного ребенка-отказника. Сейчас, Наталья Фаритовна, я вас попрошу очень коротко провести  сравнительный анализ экономических затрат и рассказать о том, что связано с медикаментозными абортами.

Хайрова Н.Ф. Добрый день. Спасибо за предоставленную возможность высказаться. Я работаю заведующей женской консультацией. Через нашу консультацию в год проходит 4200 родов, но также мы работаем с женщинами, которых направляют на аборт. Это один из разделов нашей работы. Что я хотела сказать? У нас есть положительные результаты, потихоньку увеличивается процент рождаемости,  и я надеюсь, что в этом есть и какая-то доля нашей работы. Поверьте, ни один человек на своей работе не хочет сделать что-то плохое, поверьте. Мы, акушеры-гинекологи, отчитываемся каждый год по ряду показателей. В их числе есть два таких показателя по абортам: количество абортов на 100 родов и количество абортов на 1000 женщин фертильного возраста. Смотрите: 2005 год — на 100 родов приходился 131 аборт, 2012 год — на 100 родов 69 абортов. Я думаю, такой прогресс произошел благодаря и нашей работе. Второй показатель — количество абортов на 1000 женщин фертильного возраста. Сейчас в год из 1000 женщин фертильного возраста 40 делают аборты. Да, есть положительная тенденция, но работы еще огромное количество! Мы видим верхушку айсберга. Я очень холодно отнеслась к тому, когда социальные службы навязали нам это доабортное консультирование. Но сейчас я стала его сторонником, потому что вижу результаты.

Раз государство нас обязало заниматься этим, оно, естественно, с нас спрашивает: «А какие у вас результаты работы?» И показатели меняются. Во-первых, растет процент женщин, которые получили это самое доабортное консультирование: посмотрите, в 2010 году их было 32%, а за 10 месяцев этого года доабортное консультирование получили 82,5 % женщин. И эта работа эффективна. Процент женщин, которые после консультирования отказались от прерывания беременности и решили рожать ребенка, тоже растет. Мы учимся потихоньку, мы стараемся вложить душу в эту работу. Также  мы гордимся тем , что у нас увеличивается количество третьих и последующих родов. Смотрите, в 2007 году это 13 %, а 2012 год — 17 %. Я надеюсь, по итогам 2013 года этот показатель еще вырастет.

Знаете, у нас много трудностей с медико-социальными кабинетами. Необходимы источники финансирования для оплаты труда психологов, хотелось бы вообще увеличить им заработную плату, но все равно эти затраты — сущий мизер по сравнению с затратами на лечение бесплодия в результате прерывания беременности. Вот один пример: в 2012 году в результате работы наших психологов родилось 320 детей — у мам, которые планировали прервать беременность, а потом решили рожать. Мы посчитали расходы на это. Зарплаты психологов в медико-социальных кабинетах по всей области составили 1,5 миллиона, но мы получили 320 ребятишек. В этом же, 2012 году область направила на лечение бесплодия методом ЭКО 166 семейных пар. Из 166 пар беременность зафиксирована у 40. Знаете, сколько мы затратили? Область на эти 166 пар затратила 16,5 миллиона рублей. Сравните: 1,5 миллиона — 320 ребятишек и 16,5 миллиона — и 40 детей. Чтобы методом ЭКО родилось 320 детей, нужно было бы потратить около 130 миллионов. То есть затраты в 100 раз больше. Как видите соотношение такое же, как если тратить деньги на ликвидацию последствий пожара или на его предотвращение.

Когда мы начали работать по доабортному консультированию, передо мной как врачом встала серьезная проблема. В последнее время у нас появились медикаментозные аборты. С одной стороны, как врач я понимаю, что последствия медикаментозного аборта меньше, чем последствия любого инструментального вмешательства, но, с другой стороны, я как врач понимаю и морально-этическую проблему. Такой аборт морально уродует женщину. В каком плане? Это очень простое решение глобальной проблемы: ты выпил с интервалом в 2 дня какое-то количество таблеток, и проблема сама собой решилась, будто ее и не было. Конечно, в медицинском плане это связано с меньшим вредом для здоровья, чем прерывание в большом сроке, но моральный вред, возможно, еще больше. Потому что при обычном аборте женщина может подумать в течение недели, она думает на приеме у гинеколога, и она сама, хотя и времени мало, может выразить свою позицию, поддержать ее. А при медикаментозном аборте никакой поддержки не требуется! Я хочу, чтобы врачи на каждом этапе понимали, что нельзя так просто принимать решения. Надо думать, надо делать выбор, помогать женщине не оступиться. Вот и все.

И еще одна проблема — это аборт у женщины, впервые забеременевшей. Для подростков и для таких женщин это катастрофа. Женщина может решить, что так можно всю жизнь поступать, что аборт — это норма. Так что консультирование женщин, которые не рожали, это еще одна проблема, пока нерешенная. Я вижу, что она потом будет очень сожалеть об этом шаге, но она не слышит, она не готова, она не понимает. Женщина, которая родила ребенка, и женщина, у которой нет детей, — это две разные женщины с совершенно разными ценностями!

Я теперь убежденный сторонник проекта, я понимаю, что он необходим, важен, востребован среди наших женщин. Спасибо за внимание.

Рагулина Е. В. Спасибо, Наталья Фаритовна. Очень важно это услышать именно от врачей.

Кудрявцева И. В И еще один момент. Коллеги в тех регионах, где этот проект еще не реализуется, должны убедить своих руководителей. Когда в департаменте здравоохранения сделали анализ, о чем уже говорила Наталья Фаритовна, они сами были очень удивлены, и, конечно, наш губернатор сейчас руками и ногами «за». Поэтому мы очень активно распространяем информацию, психологов показываем по телевизору и т.д.

Велигодская В.О... Эти цифры сравнения с ЭКО, конечно, нужно озвучивать по всей стране.

Епископ Городецкий и Ветлужский Августин. Можно вопрос? Скажите, пожалуйста, Наталья Фаритовна, вы делали анализ здоровья детей после родов? Это очень важный момент. И второй момент —  это физическое, психическое поведение самих матерей после родов. Вы ведь потрясающую цифру привели: на 1000 родов всего 40 абортов. А что происходит с детьми дальше? Не становятся ли они пациентами больницы? Кормят ли их матери? Вы делали такой анализ?

Кудрявцева И. В. Во-первых, не на 1000 родов, а на 1000 женщин. Безусловно, эти женщины и ребенок потом находятся на патронаже. У нас в консультациях - Наталья Фаритовна не сказала — реализуется проект «Ты не одна», вывешены  фотографии рожденных детишек вместе с мамами. Часто мамы сами хотят, чтобы их фотографии тоже там были, они сама фотографируются, приносят свои фото, так что это говорит о том, что они совершенно психически здоровы. Мы так считаем.

Епископ Городецкий и Ветлужский Августин Это принципиальный момент. К великому сожалению, мы не все воцерковлены и часто смотрим на причины психического, физического характера. Вы как врачи, прошедшие государственное образование, ориентируетесь исключительно на эти показатели. Но мы, представители Церкви Божьей на земле, знаем, что если человек украл и не покаялся, то это на ком-то отразится. Если человек изменил своей жене, это на ком-то отразится. Четыре поколения копило в себе грехи, 80 лет, они должны кому-то передаться! Аборты, может быть, предотвращают рождение детей, которые потом стали бы преступниками. На маленькой моей территории площадью 40 тысяч км2 одиннадцать мужских колоний. В них находятся замечательные люди. Красивые подбородки, умные глаза. Я с ними встречаюсь — 4–7–8 судимостей. Я был в женских колониях для женщин, сидящих за убийство. Я исповедовал людей, приговоренных к расстрелу. Сами родители могут быть нормальными, но их грех передается детям. И проявляется в детях с началом полового созревания, с 11 лет. Иногда родители приходят и говорят: «Лучше бы я не рожал своего ребенка». Так мне сказал один глава администрации. Потому что сначала ребенок ходил в Церковь, даже в алтарь, а когда ребенку  исполнилось 11–12 лет, он просто превратился в дьявола! Стал похож, как моя жена говорит, на ее первого мужа, потому что ее первый муж, как она говорит, был чистый сатана. А здесь родили ребенка, который был копией ее первого мужа. Это очень важные моменты. Пожалуйста, в дальнейшей работе — и вам говорю, и Светлане Васильевне — обратите внимание на поведение детей. Нужны особые меры, особые программы, нужно наблюдать за тем, что будет с этими детьми. Но когда они попадают в нашу систему образования, в которой исчезает воспитание и остается только одно обучение, то мы можем получить неожиданный результат. Это очень важно.

Кудрявцева И. В. У нас проект реализуется 3,5 года, поэтому я вам и говорю о фотографиях. У нас есть контакт с этими семьями. Конечно, возможно и то, о чем вы говорите. Возможно, да.

Рагулина Е. В. Здесь, наверное, открывается более высокий пласт, духовный. Но мы ведь не зря собираемся вместе, чтобы находить какие-то механизмы взаимодействия. Так что и духовное нельзя исключить.

Епископ Городецкий и Ветлужский Августин Елена, мы сегодня немного не тот термин употребляем. Давайте сделаем маленький срез и спросим: «Что вы понимаете под духовностью?» Но это вообще не духовность! Мы не понимаем, что такое духовность! То, о чем я спрашивал, находится на другом уровне. Я говорю сейчас о нравственности. Нрав — наш характер, наши потребности… Хотя бы на этом уровне, на самом примитивном, самом простом.

Кудрявцева И. В. Елена Васильевна, у нас тоже был опыт. Еще до начала проекта священнослужители Далматовского монастыря проводили доабортное консультирование. Они не то чтобы уговаривали, но какими-то своими словами убеждали женщину… А потом уже проект заработал.

Шестакова С. Ю. Мне кажется, сам факт, что женщина не сделала аборт, а решила родить ребенка, меняет ее духовно и дает этому ребенку возможность расти. Роды — это акт покаяния, акт изменения. Поэтому я не думаю, что в данном случае будут рождаться какие-то заведомо ущербные дети.

Рагулина Е. В. Спасибо, Светлана Юрьевна. Мы передаем слово представителям Дальнего Востока. Несмотря на то, что Восток Дальний, работа там ведется очень активно. И я хочу попросить наших коллег из Приморского края, это тоже очень хороший наш партнер, представить, каким ресурсом обладает этот регион для реализации на своей территории проекта доабортного консультирования. Мы услышим в выступлениях именно об административном ресурсе. Пожалуйста, Никитина Елена Борисовна, акушер-гинеколог, главный специалист департамента здравоохранения Приморского края.

Никитина Е. Б. Добрый день. Хочу, прежде всего, поблагодарить организаторов этого проекта, которые реализуют такую замечательную идею. Она очень актуальна, поскольку показатель абортов в России один из самых высоких. После выступления коллег я могу сказать, что нам похвастаться нечем. Да, у нас уже более 3 лет функционирует центр, который оказывает психологическую и юридическую помощь женщинам, которые оказались в трудной жизненной ситуации или приняли решение сделать аборт. Им помогают психологи. Конечно, показатели абортов в Приморском крае снизились, но по-прежнему остаются очень высокими. За 4 года цифры снизились на 25%. Однако на небольшое население Приморского края (порядка 2 миллионов) количество абортов составляет 12 тысяч. Здесь прозвучала очень хорошая идея о том, чтобы награждать врачей, акушеров-гинекологов, отмечать тех, у кого низкие показатели абортов. Это очень хорошая идея. Оказываясь в такой аудитории, стыдно произносить наши цифры и начинаешь больше думать над тем, что же можно сделать, чтобы эти показатели изменились, какие идеи можно реализовать в Приморском крае. Конечно, со стороны администрации Приморского края многое делается для того, чтобы улучшить демографическую ситуацию. У нас при беременности женщине выделяются витамины, препараты железа, в апреле 2013 года принято постановление об обеспечении беременных женщин и детей в возрасте до 3 лет питанием. Закупаются всевозможные смести, соки, пюре. Администрацией города и края семьям, которые имеют более двое детей, выделяется земля для строительства. Выплачивается ежемесячное пособие женщинам, имеющие трое и более детей, - 9 с небольшим тысяч. Показатель третьих и последующих родов у нас, действительно, увеличивается, но он все еще низковат, составляет порядка 14%. Что касается врачей, то ни один врач в мире не поощряет аборты, по крайней мере, я среди своих коллег не встречала докторов, которые бы это поощряли. Согласно закону № 323-ФЗ предусмотрен период тишины, его соблюдают, с женщинами работают психологи.

Ежегодно в Приморском крае проводится акция «Подари мне жизнь» под патронажем Фонда социально-культурных инициатив Светланы Медведевой, 17 ноября  проводилась такая акция, я как уезжала. В ней участвовали заведующие детскими поликлиниками, главные внештатные специалисты, приглашались родители с детьми, их консультировали по самым разным вопросам. Также совместно с Владивостокской епархией активно проводится акция на базе Владивостокского клинического родильного дома № 3. Эта работа проводится уже более 3 лет, и она дает положительные результаты. К сожалению, в Приморском крае нет кризисного центра для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Как правило, прервать беременность решают женщины, которые оказались в такой  ситуации, у которых нет жилья, нет работы. И не имея такого центра, мы не можем оказать им реальную поддержку. Я считаю, что когда женщина приходит к психологу, то нужно не только помогать ей принять положительное решение, но и активно привлекать мужчину. Это важно. Я могу сказать по себе, что маме принять решение родить меня помог мой отец. Потому что она уже имела двух детей, она только что закончила первый курс, хотела учиться, и согласилась родить меня только благодаря тому, что папа сказал: я буду сидеть, все делать. А ты езжай учись. Поэтому я считаю, что мужчина может сыграть очень большую роль при принятии таких решений.

Рагулина Е. В. Никто не сомневается. Спасибо, Елена Борисовна. Коллеги, мы вынуждены просить вас сократить доклады буквально до 2 минут, говорить только самое важное, самое главное. Следующий наш докладчик — Зоя Владимировна. Может быть, без презентации какие-то основные, ключевые мысли скажете? Предоставляю слово руководителю Центра психотерапии и медико-социальной службы клинико-диагностического центра города Владивостока Зое Владимировне Баеркеевой.

Баеркеева З. В. Спасибо большое. Что касается нашего опыта, тезисно. Мы пошли по пути создания единого центра медико-социальной помощи, то есть при роддомах и женских поликлиниках существуют кабинеты, но они все замыкаются на городской центр психотерапии. До 2012 года это была городская структура с переходом всех наших муниципальных учреждений здравоохранения на краевой уровень. Мы стали краевой структурой и в 2012 году открывали такие кабинеты и в основных краевых родильных домах. На мой взгляд, это позволило систематизировать подход. Есть единый штат, психотерапевты, психологи. Все психологи имеют медицинскую специализацию, это клинические психологи. Есть также специалисты по социальной работе и юрист. Это позволяет, во-первых, коллегам быть ближе друг к другу, регулярно проводить встречи, обмениваться опытом, профилактировать синдром выгорания. Также это помогает вести учет и контроль. Этот центр является связующим звеном между учреждениями здравоохранения, инспекцией по делам несовершеннолетних, учреждениями образования. Наши психологи не только работают в родильных домах и консультируют женщин в состоянии кризиса, но и идут в школы. У нас в образовательных учреждениях сильно развито такое направление, как уроки нравственности. Психологи вместе со священнослужителями и врачами, с использованием методических материалов, занимаются информационно-пропагандистской работой, направленной на формирование у молодого поколения семейных ценностей, повышение заботы о своем здоровье.

Также мы занимаемся профилактикой социального неблагополучия. Мы сотрудничаем с инспекцией по делам несовершеннолетних, и дети, которые попали в поле зрения инспекции, сразу же передаются психологам, а затем уже психолог курирует всю семью. Помимо профилактики абортов, у нас работает программа «Пойдем домой» - это профилактика отказа от новорожденных. В принципе, имеем очень неплохую статистику: получается предотвратить почти половину отказов. У нас вообще небольшой процент отказов идет — за год от 20 до 30 случаев. И 10–11 детей точно остается в семье. Также мы ратуем за раннее усыновление.

Рагулина Е. В. Спасибо. Сейчас мы передадим слово коллеге из Омска. Ивлева Лариса Михайловна, главный врач женской консультации № 1, руководитель регионального центра кризисной беременности. Пожалуйста, Лариса Михайловна.

Ивлева Л. М. Я тоже очень кратко. В нашей женской консультации в 2011 году был организован центр кризисной помощи беременным на базе кабинетов медико-социальной помощи. Мы были городским центром, а с 2013 года стали уже региональным центром. Все психологи находятся в штате и получают соответствующую оплату. Все центры кризисной беременности — и в области, и в городе —  тоже входят в состав женских консультаций. Мы оказываем правовую, психологическую и медико-социальную помощь, услуги по сохранению репродуктивного здоровья, но у нас нет возможности оказывать материально-вещевую помощь. Поэтому у нас есть соглашение с социальными службами, и мы с ними работаем очень тесно. Если мы выявляем женщину, которой требуется именно материальная или финансовая помощь, то мы ее передаем соответствующей социальной службе района, а потом уже районная служба перед нами отчитывается. Соглашение очень важно для защиты персональных данных. Также у нас есть социальная гостиница. За прошлый год мы туда устроили 5 женщин, которые сохранили ребятишек. В этом году 4. При необходимости мы можем женщину оформить в гостиницу в течение часа. Все анализы мы делаем у себя в консультации, а потом машина социального такси отвозит ее в гостиницу. Есть такое соглашение.

У нас также есть соглашения с общественными организациями, подписывается особое соглашение с центром помощи особым детям «Омское солнышко». В результате мы знаем, кто может помочь женщине, которая стоит перед выбором: оставить ребенка или забрать его. По заказу Министерства здравоохранения Омской области в прошлом году был снят социальный ролик «Во имя жизни», который бесплатно показывается в женской консультации. В этом году тоже снят социальный ролик, он уже не 7 минут, как в прошлом году, а 15 минут. Мы очень тесно работаем с пресс-службами, и если в какой-нибудь женской консультации происходят мероприятия, направленные на сохранение семьи, какой-то праздник для детей, женщин, беременных, то делается заявка в Министерство здравоохранения, а потом, если нам нужно, приходят журналисты, снимают мероприятие, показывают репортаж на региональных каналах…

За прошлый год мы спасли 273 ребенка, в этом году за 9 месяцев по всей Омской области и городу — 584. Да, это немного, учитывая, что по поводу нежелательной беременности обратилось более 2000 женщин, но мы очень рады тому, что смогли помочь этим женщинам и появиться на свет этим ребятишкам. У нас трудности такие же, что и в других регионах: нехватка ставок, нехватка кадров. Нужно 43 психолога, а их всего 12.

Трудно конкурировать с платными клиниками. У нас есть неделя тишины, за которую мы можем что-то успеть. А в клиниках можно завуалировать беременность под другим диагнозом и в день обращения сделать аборт.

И в завершение, хоть я не поклонник Рональда Рейгана, но приведу его слова: «Я заметил, что все сторонники абортов - это люди, которые уже успели родиться».

Рагулина Е.В.. Да, эта фраза очень впечатляет. Спасибо большое, Лариса Михайловна. Это очень важно, что вы сказали по поводу частных клиник. Их, конечно, мы не можем контролировать. И вновь возвращаемся к Дальнему Востоку. Очень коротко я прошу сказать о перспективах. У нас подписано соглашение с Сахалинской областью. К чему мы сейчас приходим, к каким переговорам, о чем договариваемся? Специалист отдела организации медицинской помощи детям и службам родовспоможения Министерства здравоохранения Сахалинской области, координатор проектов «Ты не одна» в Сахалинской области Штырова Нона Евгеньевна.

Штырова Н. Е. Добрый день, коллеги. Спасибо за доверие и за приглашение на форум. Хочу сначала обозначить проблему. Наша проблема - это высокий показатель абортов по всему Дальневосточному федеральному округу. Мы научились управлять смертностью населения, младенческая смертность у нас ниже федерального показателя, но мы забыли использовать такой ресурс повышения рождаемости, как снижение частоты абортов. В апреле 2012 года в рамках седьмой медико-просветительской акции «Рубежи России» у нас был организован семинар, где мы познакомились с Еленой Васильевной Рагулиной, и нашим специалистам был передан богатый опыт доабортного консультирования. Там присутствовали акушеры-гинекологи, психологи, социальные работники. На сегодняшний день в области работает 16 кабинетов медико-социальной помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. К сожалению, проблема кадрового обеспечения стоит очень остро, и она сохраняется. Существует дефицит психологов — укомплектовано только 57% кабинетов. Есть дефицит социальных работников. В некоторых женских консультациях сохраняется кадровый дефицит даже акушеров-гинекологов. Количество женщин, сохранивших беременность после доабортного консультирования по итогам 10 месяцев текущего года немного выросло — с 9,7 % в 2012 года до 10,8 % в 2013 году. Думаю,  этот результат мы будем повышать.

Всех обратившихся женщин объединяет низкий уровень осознания морально-этической стороны аборта, недооценка его последствий для здоровья. Министерство здравоохранения активно взаимодействует с общественными организациями. В частности, у нас имеется соглашение о сотрудничестве между Южно-Сахалинской и Курильской епархией РПЦ. Проводятся круглые столы, конференции, семинары, мы обмениваемся опытом, решаем социальные вопросы. После проведенного круглого стола было принято решение открыть приют милосердия, и с сентября 2012 года такой приют открыт в городе Южно-Сахалинске. Сначала он финансировался при поддержке синодального отдела церковной благотворительности социального служения РПЦ, а теперь —  общественным фондом «Радость жизни». Здесь осуществляется медико-социальная помощь женщинам, имеющим малолетних детей, а также беременным, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. За год в приют обратилась 101 женщина, 14 из них нуждались в проживании в приюте. Благодаря поддержке сотрудников приюта на свет появилось 7 малышей и был предотвращен 1 отказ от ребенка. Когда мы на последнем, в сентябре, круглом столе обсуждали проблему абортов, то пришли к такому мнению, что области нужен еще один проект, который мы представили в виде грантового проекта «Подари мне жизнь». Инициатором выступил общественный благотворительный фонд «Радость жизни» при поддержке нашей епархии и министерства здравоохранения. Он будет реализован с 31 декабря 2013 года по 31 августа 2014 года. Этот проект стал победителем на конкурсе синодального отдела в октябре. В его рамках будет организован еще один семинар по психологическому консультированию для женщин в ситуации репродуктивного выбора. Мы будем обращаться повторно к Елене Васильевне, будем приглашать ее и организовывать масштабный семинар, куда пригласим не только медицинских работников, но и представителей общественных организаций, СМИ. Также мы планируем поддержать районы с очень высоким показателем частоты абортов. Так как до отдаленных регионов, до курильчан можно долететь только воздушным транспортом, у них сохраняется высокий показатель абортов. Мы бы хотели организовать систему организационно-методической помощи, потому что на Курилах специалисты сталкиваются с большими трудностями. Они далеко от нас, и координировать их работу, помогать им бывает очень трудно. Также мы хотим для привлечения общественных СМИ в городе Южно-Сахалинске организовать конкурс «За жизнь». Результатами похвастаюсь в будущем году.

Рагулина Е. В. Спасибо большое, будем ждать результатов. Коллеги, я еще раз прошу извинений. Благодарю за понимание и прошу вас учитывать нехватку времени. Предоставлю слово главному специалисту лечебного отдела управления здравоохранения администрации города Томска, это наши партнеры с совсем небольшим опытом. Пожалуйста, Чернобай Татьяна Анатольевна, главный специалист.

Чернобай Т. А. Добрый день, уважаемые коллеги, мы только начинаем, в течение 4 месяцев занимаемся этой работой и опыта у нас практически нет. Первое, с чего мы начали, изучив опыт Красноярска, — мы решили сформировать общественное мнение по поводу данной проблемы в медицинском сообществе. Несмотря на то что существует нормативная база, и у докторов есть понимание проблемы, акушеры-гинекологи неохотно шли на участие в данном проекте. Поэтому были проведены производственные совещания с главными врачами, заведующими женскими консультациями, медицинскими коллективами, на встречах с которыми мы представляли опыт реализации проекта «Ты не одна» в других регионах Российской Федерации. Далее, учитывая, что 1/3 населения нашего города - это студенты (город у нас студенческий), решено было начать работу с данной целевой аудиторией в учебных заведениях города Томска. Специалисты приходили в учебные учреждения с лекциями, для кураторов групп, для студентов были проведены круглые столы о необходимости формирования ценностей, о вреде абортов, об ответственности женщины и мужчины перед будущим поколением. По опыту красноярцев мы провели очень красивую акцию, посвященную Дню семьи, «Спасибо мамам за жизнь». Кроме того, во всех женских консультациях нами были оформлены стенды с информацией по предабортному консультированию, разработаны буклеты по данной теме. Был проведен конкурс фоторабот «Семьи Томска», по итогам которого планируется печатный выпуск. Очень запоминающимся мероприятием в нашем городе стало участие мотоклуба «Стальной ветер» в акции «Отцы России за многодетную семью», за что огромное спасибо лично Андрею Юрьевичу и нашим коллегам из Красноярска.

Одна из проблем, с которой мы столкнулись, как, наверное, и все, это дефицит кадров. Чтобы организовать работу по доабортному консультированию, мы пошли двумя путями. Только в одной женской консультации нам удалось создать пилотную площадку, укомплектовать ее психологами, акушерами-гинекологами, уже имевшими опыт предабортного консультирования. И те женские консультации, которые не имели своих психологов, направляли женщин на доабортное консультирование в кабинет кризисной беременности. Организацию моя коллега Лариса Михайловна уже представила, единственное, мне хотелось бы добавить, что мы активно работаем с некоммерческими организациями, епархией. У нас отработан и внедрен на территории города Томска алгоритм оказания медицинской помощи беременным женщинам, употребляющим наркотики. Эту проблему всегда замалчивают, но мы пытаемся ее поднять. Городской кабинет кризисной беременности территориально отдален от женских консультаций, поэтому психологи из этого центра выезжают в женские консультации родильного дома, там ведут прием, проводят профилактику абортов и профилактику курения.

У нас небольшой опыт работы. На сегодня у нас женские консультации уже укомплектованы психологами, в следующем году мы планируем проведение обучающих семинаров, и по итогам работы данного форума я услышала очень много новых идей. Я думаю, что все у нас при вашей поддержке получится. Благодарю за внимание.

Ведущая. Спасибо. Я хочу попросить одну минуту вашего внимания и предоставить слово Галине Александровне. Она расскажет о своих наблюдениях в ходе работы той встречи с партнерами, которая состоялась 18 числа. Галина Александровна — главный акушер-гинеколог города Красноярска.

Шагеева Г.А.. Добрый день, уважаемые коллеги. Сначала хочу поблагодарить организаторов и лично Андрея Юрьевича за приглашение на столь высокое собрание и возможность участвовать в его работе. Нужно сказать, что форум проводится третий раз, и это уникальная возможность, которой мы с вами можем воспользоваться: использовать площадки форума для обсуждения проблем, искать пути их решения и узнавать мнение коллег. Хочу сказать, что сегодня на круглом столе мы услышали много различных мнений, в том числе мнение акушеров-гинекологов по проблеме функций врача, медикаментозных абортов, введения платных абортов. Это, безусловно, дискуссионные вопросы, они требуют дополнительного времени. Я останавливаться на них не буду, но хочу сказать, что по этому поводу существуют и другие мнения. Все врачи-акушеры-гинекологи против абортов, но проблема абортов - это не медицинская проблема. Она требует детальной проработки и принятия очень серьезных решений как на уровне государства, так и каждым членом общества, каждый должен сам для себя и для своей семьи сделать аборт неприемлемым. Но это отступление.

Хочу сказать, что в начале форума мы провели рабочее совещание с коллегами из других регионов, которые реализуют проект «Ты не одна», и теми, кто только собирается реализовать этот проект. В рамках рабочего совещания мы детально проработали этапы прохождения начиная с 2007 года, как это формировалось в городе Красноярске. Достижения, огорчения, пути. Самое ценное, что произошло на рабочем совещании, это то, что мы с коллегами обсудили индивидуальные модели, сложившиеся в регионах, и ответили на все проблемные вопросы, которые мешали нашим коллегам развиваться.

Хочу сказать, что, безусловно, в рамках рабочего совещания мы приняли определенные решения, мы проконсультировали коллег, как можно двигаться дальше, как можно решить  возникающие у них вопросы, как можно эффективно, результативно провести эту работу. Хочу остановиться на особенностях текущего момента для проекта «Ты не одна» и сказать, что особенностями является расширение границ этого проекта. В работу включается все больше регионов, и эта работа очень нужна для всех, для всего общества, для всей России. Хочу сказать, что, безусловно, в городе Красноярске уже формируется новое направление, о котором докладывала Лариса Николаевна и о котором много говорил Андрей Юрьевич. Это работа не только с самой пациенткой, но и с сотрудниками медицинских учреждений, с врачами, со средним медицинским персоналом, их мотивация к данной работе, формирование у них позитивного опыта.

Второй очень важный момент — это расширение просветительской работы с населением через СМИ. Это очень важно, потому что если каждый член общества в России не займет ответственную позицию, мы с вами эту проблему не решим. Еще один важный момент в развитии этого проекта — сегодня мы с вами имеем очень серьезные, принятые на уровне государства документы, приказы Министерства здравоохранения Российской Федерации, которые регламентируют нашу работу. Каковы эти правовые нормы? Это приказ № 323 - неделя тишины, это приказ № 572 «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)», которым в каждой женской консультации должны быть введены штатные должности психолога и социального работника. Это приказ № 389, о котором мы с вами говорили. Хочу сказать, что сегодня работа уже происходит в правовом поле. Если в каких-то регионах эти приказы не выполняются, надо спрашивать с руководителей. Но если мы хотим очень быстро, результативно, эффективно провести свою работу, то, безусловно, уникальные наработки проекта помогут нам.

И у меня предложение внести в резолюцию развитие работы по проекту «Ты не одна» с медицинскими работниками. Нужно сказать, что это направление мы обсуждали в кулуарах с Натальей Викторовной Якуниной и нашли очень горячую, очень активную ее поддержку. И второе важное предложение в резолюцию: мне кажется, что нужно начинать широкомасштабную просветительскую работу с населением через СМИ в рамках возрождения и укрепления семейных ценностей, в частности, сохранения целомудрия и неприемлемости аборта для каждого члена нашего общества. Хочу поблагодарить коллег, выступавших и всех участников круглого стола — были очень интересные выступления и  пути решения. Мы открыты для диалога, мы приглашаем вас всех в Красноярск посмотреть, как у нас работает модель «Ты не одна» (а она, действительно, реализуется у нас очень эффективно). Специалисты центра Национальной славы, которым руководит Андрей Юрьевич Коченов, всегда готовы приехать к вам в регионы, чтобы поделиться своим опытом.

Рагулина Е.В.. Спасибо большое, Галина Александровна. Есть вопрос? Пожалуйста.

Иерей Дмитрий Моисеев В резолюцию хотелось бы внести предложение об отмене обязательного медицинского страхования абортов. Это предложение от церкви уже звучало, но вода камень точит. Второе —  поставить серьезный вопрос об абортивной деятельности частных клиник, потому что нормативы, о которых вы сейчас сказали, на местах в системе частных клиник не выполняются. Может быть, государству стоит пойти на то, чтобы вывести из лицензирования частных клиник абортивную деятельность.

Велигодская В.О.. Да, это мы учли. Пожалуйста, дайте ваши предложения к резолюции, если вам не сложно, в письменном виде.

По этой теме уже было предварительное совещание 18 числа, сейчас мы еще раз ее обсудили. Я вас очень прошу сделать короткий перерыв, на 10 минут, и обратиться ко второй теме нашего заседания —  центрам  защиты материнства. Это тоже очень важно. Есть много людей, которые хотят быть услышанными, поэтому  экономить наше время.

 

Велигодская В.О. Дорогие друзья! Мы переходим ко второй части нашего заседания. Она называется «Опыт региональных центров защиты материнства». Я очень вас прошу еще раз: у нас есть конкретные вопросы и конкретные проблемы, которые мы хотим решить. Пожалуйста, обратите внимание в своих докладах не на то, как у вас хорошо, а на то, что у вас плохо, что не получается.

У меня есть целый список проблем, связанных с центрами материнства, которые практически не решаются своими силами, а требуют законодательной инициативы. Я думаю, что эти вопросы есть у вас. Поэтому давайте начинать с проблем и с дискуссии.

Я бы хотела, если кому есть что сказать, пожалуйста, поднимайте руку и сразу говорите. Давайте сейчас тему проекта «Ты не одна» оставим в стороне. Переходим к центрам защиты материнства. Что под этим подразумевается? Помощь матерям-одиночкам, помощь женщинам, попавшим в трудную ситуацию, помощь несовершеннолетним девочкам, которые забеременели и не знают, что им делать, и так далее. Все, что связано с этим. Мы сейчас не обсуждаем противоабортное консультирование.

Протоиерей Михаил Зазвонов, модератор этого стола. Пожалуйста, все внимание к нему.

 Протоиерей Михаил Зазвонов. Дорогие друзья! Разрешите ознакомить нас с регламентом нашего второго заседания. Наверное, вы заметили, что у нас начало сдвинулось на 35 минут, поэтому мы немного перестроим работу круглого стола.

Прежде всего, я думаю, всем интересно, какие проблемы у центров защиты материнства. Влада Олеговна говорила, что это непростая тема. И действительно, некоторые такие центры закрываются, не справляются с проблемами или функционируют не так, как должны и так далее. Это действительность.

Цель нашего круглого стола — выявить эти проблемы и попытаться найти способы их решения. Мне кажется, это достойная цель. Сюда были приглашены эксперты и со стороны светской власти, и со стороны этих центров. Мы можем, конечно, сейчас говорить только о том, какие достижения у нас есть, но многое из этого уже прозвучало. Вы все друг друга знаете, вы часто встречаетесь. Поэтому если вы готовите презентацию, вы можете просто листать слайды, но говорите не о том, что сделано, а о том, как вы это делали, какие механизмы использовали, с какими проблемами столкнулись и как вы их решали.

И другое. Я хотел бы сказать, что у нас только час. Поэтому на каждой презентации человек, который имеет четкий опыт по решению вопроса, звучащего с экрана или от микрофона, может поднять руку и сказать: мы решили эту проблему так, или когда мы это реализовывали, у нас возникла такая-то проблема и вот так мы ее решили. Это будет действительно полезно. Такая интерактивная экспертная форма, в принципе, и есть суть круглого стола, потому что круглый стол — это не презентация деятельности. Круглый стол — это поднятие экспертами, которыми вы все здесь являетесь, проблем и выработка решений. Вот об этом, я думаю, нам будет полезно поговорить.

Пожалуйста, выступающие, у вас будет регламент 3-4, максимум 5 минут. О чем надо говорить, мы сейчас сказали.

Я с радостью представляю священника Дмитрия Моисеева, духовника центра защиты материнства «Колыбель» при социальном отделе Екатеринбургской епархии. Пожалуйста, батюшка.

Иерей Дмитрий Моисеев. Добрый день, дорогие коллеги! Первая проблема, которую хотелось бы назвать, — это проблема терминологии: само понятие центра защиты материнства «Колыбель» — неустоявшийся термин, который не совсем понятен даже коллегам, а уж тем более чиновникам и средствам массовой информации. Поэтому мы в проекте резолюции предложили определение этого понятия. Прежде всего, это общественно-церковные организации, главной целью которых является сохранение жизни нерожденных детей, укрепление института семьи, комплексная профессиональная и благотворительная помощь семье и материнству: социально-психологическая, юридическая, духовная и материальная. На основе этой формулировке мы можем ее отработать и представить сообществу.

Вторая проблема. Центры нуждаются в системной помощи в пределах Российской Федерации, поэтому рекомендуется признать общественные церковные центры защиты материнства приоритетными социальными партнерами в осуществлении государственной семейной политики, разработать подзаконные акты, обеспечивающие реализацию закона о социальном партнерстве государственных и общественных организаций, и специальную федеральную программу по поддержке этих центров.

Вторая проблема заключается в том, что именно эти центры являются активными субъектами информационной политики. Пафос этого форума заключается в том, что необходимо создавать положительное, просемейное информационное пространство. Но возникает вопрос на местах: к кому СМИ будут обращаться? Важно акцентировать, что программа не одна, а центры защиты материнства являются теми организациями, которые компетентно и адекватно могут освещать проблемы семьи и демографии.

Следующая проблема — это проблема заявленных ценностей. У нас в обществе одновременно существуют как общепризнанные семейные ценности, так и совершенно противоположные нормы поведения, например аборты. У нас при анкетировании во время предабортного консультирования около 40% женщин отвечают, что главная причина аборта — это нежелание быть матерью. Мы обозначаем глобальную проблему и для проекта «Ты не одна», и для центра защиты материнства: отсутствие ценности семьи, отцовства, материнства и жизни нерожденного ребенка.

Существуют два основных пути формирования ценностей. Первый —  через образование. С монахиней Ниной Крыгиной мы создали учебный курс «Нравственные основы семейной жизни». Сейчас этот опыт распространяется по стране и за рубежом. Здесь важно понимать, что семья из-за кризиса, в который она вступила сейчас, не может выполнять одну из главных функций — трансляцию семейного образования и воспитания. И на какое-то время эту функцию может взять на себя школьная система образования. Преподавание семейных модулей, семейных курсов может восполнить недостаток традиции, разрыв традиции семейного образования и воспитания, который возник в российских семьях.

Второй блок. Конечно, как говорится, свято место пусто не бывает. Когда ценности потеряны, на их место встают иные ценности.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Ложные ценности.

Иерей Дмитрий Моисеев И в формировании вот этих ложных ценностей, конечно, СМИ за последние 20 лет сыграли очень большую роль. Конечно же, необходимо проработать систему взаимодействия со средствами массовой информации для того, чтобы наши представители программы «Ты не одна», центра защиты материнства могли системно выступать как субъекты информационной политики.

Опыт нашего центра и нашего социального отдела епархии заключается в том, что обязательно должен присутствовать пресс-секретарь. Если пресс-секретаря нет, то это важный технологический недостаток.

Второй момент — это то, что...

Протоиерей Михаил Зазвонов Прошу прощения. У руководителей центров защиты материнства есть пресс-секретари? Значит, надо заиметь.

Иерей Дмитрий Моисеев. Второе. Конечно, нужно создавать совместно, на уровне какого-то общественного договора, в рамках программы «Святость материнства» некий общий положительный контент для средств массовой информации. Как агентство «Рейтер». Оно выкладывает информацию, а разные СМИ берут и пользуются ею. Конечно, это очень серьезный проект, он требует кооперации различных организаций и структур. Это должен быть федеральный банк просемейной информации.

Конечно же, у нас есть опыт взаимодействия с региональными СМИ. Я могу перечислить, какие темы наиболее актуальны в последнее время, когда СМИ выходят к нам. Это буквально десятки новостных сюжетов и передач. Например, находка под Ливихой двух бочек с абортивными младенцами.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Ну да. Я думаю, что они не в каждом регионе будут находить их.

Иерей Дмитрий Моисеев. В Омске тоже находили подобное. Это проблема беби-боксов, когда здравоохранение отказало в разрешении на установку нами беби-боксов на собранные нами средства. Изучен опыт, была договоренность с двумя крупными больницами. Но именно представители Министерства здравоохранения, ответственные за снижение младенческой смертности, стали главным препятствием.

Проблема суррогатного материнства, которая сейчас активно обсуждается. Преподавание нравственных основ семейной жизни. Это противоабортные акции, которые проводятся в нашем городе. Это помощь кризисным беременным. Это грантовый проект по системной социальной помощи кризисным беременным. Чтобы не отнимать время, я не показываю примеры этих видеосюжетов.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо.

Иерей Дмитрий Моисеев. Вот кратко то, что хотелось бы сказать.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Я хотел только добавить, чтобы сэкономить время, мы организовали экспертную группу на нашем круглом столе. Ее возглавляет отец Дмитрий. Подключились Елена Дмитриевна Язева, Алла Витальевна Баранова. Они будут записывать предложения, которые здесь прозвучат, чтобы потом, на закрытии, на пленарном заседании Влада Олеговна могла озвучить наши предложения.

Еще один момент, о котором я хотел сказать. Я очень обрадовался, что этот круглый стол и вообще форум посвящен СМИ. И мы будем говорить, как центры защиты материнства работают со СМИ, почему это актуально. Надо сказать, что лет через 5, скорее всего, у вас будет совсем мало подопечных по одной причине: медикаментозные аборты сделают свое дело. Больше не надо будет ходить в женскую консультацию. Можно в аптеке таблетки купить, и все. Это будет расти, как снежный ком, как чума.

И в данном случае мы должны тоже переквалифицироваться на то, чтобы работать с сознанием людей. Правильно сказали, что стирается духовно-нравственная основа семьи, потому что уже сейчас, когда мы разговариваем с женщинами, с девушками, которые проглотили эти пилюли, ни одна из них не осознает, что совершила аборт, она говорит: «Я не делала. Я из себя ничего не убирала». То есть нет понимания, что она совершила. И это наше будущее, это факт.

Научиться работать с сознанием человека, со СМИ, в соцсетях, вообще с информацией — это наша с вами задача. Года через 2 это будет вообще необходимо. Да и уже сегодня мы опаздываем, поэтому все наши выступления сегодня должны звучать через эту призму.

Еще скажу. Наверное, не все поняли, как мы работаем. Отец Дмитрий делал доклад и озвучивал какие-то тезисы этого доклада. Если у вас есть четкий, хороший, уникальный опыт именно в решении этой проблемы, вы можете поднять руку, но реплика должна занимать секунды. Благодарю.

Следующее выступление. Елена Викторовна Язева, член общественной палаты Ивановской области, председатель общественной организации «Колыбель» города Иванова. Елена Викторовна, в рамках нашего регламента, да?

Язева Е. В. Постараюсь. Отец Михаил, вы очень жесткий режим задали.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Не я. К сожалению, реальность такова.

Язева Е. В. Уважаемые участники круглого стола. Я представляю, как сегодня Владимир Анатольевич Мищенко сказал, старейший центр защиты материнства в России. Я не знаю, насколько статус старейшей организации должен радовать. Во всяком случае, всякого рода ошибок, проб, каких-то неудачных вариантов решения проблем у нас накоплено немало.

Что касается нашей организации и методов работы со средствами массовой информации, то любой центр защиты материнства во взаимодействии со средствами массовой информации должен ставить какие-то очень важные задачи, именно для этого нам нужно медийное пространство. Конечно, прежде всего речь об изменении общественного сознания в пользу традиционной семьи и деторождения, о привлечении, информировании целевой аудитории, с которой мы работаем, привлечении благотворителей и добровольцев. Конечно, нам нужно внимание властей к нашей организации, необходимо повышать ее престиж.

Что касается центра защиты материнства. Мы начинали в 2002 году как общественная организация. Мы имеем свою специфику и свои трудности. Мы тогда не могли опереться на опыт предшественников, не могли воспользоваться позитивными сдвигами, которые сегодня произошли в средствах массовой информации. Но с 2011 года мы подняли свой статус и стали одновременно епархиальным центром защиты материнства. Само признание нашей работы со стороны Русской православной церкви для нас было очень важным.

В чем еще специфика нашего центра защиты материнства? Когда мы начинали, у нас не было ни кабинетов кризисной беременности, ни какой-то еще помощи со стороны государства. Мы пытаемся оказывать женщине системную помощь в условиях кризисной беременности с момента выявления  беременности и до полной социальной адаптации женщины. Здравомыслящие люди сразу скажут, что эта задача совершенно непосильна для общественной организации. И все же мы пытаемся тянуть этот тяжелый воз.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Елена Викторовна, мы все знаем, что? вы сделали, но как вы этого добились? Какие использовали механизмы, с какими столкнулись проблемами? Я думаю, многим будет интересно именно это.

Язева Е. В. Как мы этого добились? У нас было 10 лет в запасе. Мы, прежде всего, поставили в центр внимания женщину, которая решает, рожать ей или не рожать, и, отталкиваясь от ее проблем и задач, выстраивали систему работы. То есть в первую очередь необходимо было ориентироваться на эту женщину. Было использовано много всяких форм. Прежде всего, мы провели информационную атаку, вбросили десятки тысяч буклетов, материалов против абортов.

Протоиерей Михаил Зазвонов.. Дорогие друзья, вот смотрите, какой механизм для, создания проблемного информационного поля. Это важный аспект. Надо обращать внимание в своей работе именно на это. Елена Викторовна правильно говорит.

Язева Е. В. Понимаете, я слышала с большой радостью сегодня выступление представителей государственных структур, потому что это наши единомышленники. В то же время, думаю, что вам сейчас легче.

Что касается центра защиты материнства, церковного или общественного, то когда такие центры начинают работу, их никто не знает. Главная задача —  утвердиться в пространстве города, стать действенным фактором его жизни, стать узнаваемым. Главная установка: мы работаем и готовы помочь людям.

Поэтому в порядке перечисления: стенды в женских консультациях, баннеры на улицах города, диспансерная карта беременной, в которой опубликована наша социальная реклама, визитки, телефоны доверия.

Протоиерей Михаил Зазвонов Дорогие друзья! Здесь у нас присутствуют представители системы здравоохранения. Я могу сказать, что действительно в обменной карте, к сожалению, сегодня присутствует реклама детских магазинов, памперсов и так далее. Но если мы действительно говорим о помощи, а не о заработке на рекламе, то нужно туда ставить какие-то основополагающие лозунги и, главное, контакты тех, кто может женщине помочь.

От вас многое зависит. Я думаю, что нужно следить не только за получением выгоды, но и за тем, чтобы в регионе и вообще в обществе закрепить наши ценности.

Язева Е. В. Кого интересует этот опыт, мы привезли несколько вариантов диспансерной карты беременных — там в виде вкладыша приводится наша реклама. Этот механизм оказался очень действенным. Примерно 60% женщин, на вопрос, откуда они узнали о нашем существовании, отвечают: «Ну, как же? Из диспансерной карты».

Здесь еще приводится, как мы работаем на повышение узнаваемости в городе. Это что-то вроде информационной атаки.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Я замечу, что Елена Викторовна действительно решила наследить в Иваново. Даже ее автомобиль является ярким вызовом.

Язева Е. В. Да, реклама на колесах.

Протоиерей Михаил Зазвонов  Этим надо озаботиться всем руководителям центров защиты материнства, чтобы их увидели.

Язева Е. В. «Газель» катается 7 лет и делает свое дело, слава богу. Я думаю, что с первой задачей массированного информационного воздействия на город мы справились. Сначала средства массовой информации с нами взаимодействовали на уровне: «Сколько вы нам заплатите, чтобы мы опубликовали?» Но мы с самого начала решили, что никаких заказных статей у нас не будет.

Протоиерей Михаил Зазвонов. А как же тогда? Что делали? Как привлекали СМИ?

Язева Е. В. Это были просто публикации, сначала достаточно спорадические. Их делали какие-то журналисты, которые прониклись самой идеей такого центра. Еще одним способом привлечения средств массовой информации было предоставление смишникам (простите за такое слово) информационных поводов. В течение года иногда складывается дефицит информационных поводов, например в начале года, когда все отдыхают и в городе ничего не происходит. А у нас происходит. У нас каждый год уже 12 лет подряд 11 января прямо на улице происходит молебен в защиту вифлеемских младенцев.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Главное, что интересует СМИ, это информационный повод. У вас есть что сказать по этому поводу?

Лепешенков О. Да, хотелось бы поделиться опытом. У нас сегодня круглый стол и все мероприятие посвящено именно формированию информационного пространства. Это очень близкая мне тема. Представлюсь. Я Олег Лепешенков, телеканал «ОНТ», Беларусь, продюсер белорусской версии рубрики «У вас будет ребенок», которая выходит здесь с Еленой Кизяковой, представитель фонда «Семья. Единение. Отечество» и организации «Родители и учителя за возрождение православного образования». Хочу поделиться опытом.

Мы много говорим о том, как формировать информационное пространство с помощью журналистов. Мы решили рассказать о своем опыте формирования информационного пространства изнутри, то есть формирование ценностно-ориентированного информационного пространства, опирающегося именно на ценности православия, с помощью участников братств, старшеклассников воскресных школ.

Возник проект, о котором я расскажу буквально в двух словах. Одна из его целей — это дать точку приложения сил для выпускников старших классов воскресных школ, которые, как мы знаем, часто из церкви уходят. Вторая цель этого проекта — это действительно формировать информационное пространство. У нас сейчас реализуется опытный проект формирования православной пресс-школы на стыке двух организаций: «Родители и учителя за возрождение православного образования»...

Протоиерей Михаил Зазвонов Это очень важно и интересно, но у нас все же круглый стол по центрам защиты материнства. Пожалуйста, ваше выступление должно быть полезно им.

Лепешенков О. Безусловно. Я как раз к этому подвожу. В каждом приходе, с которым мы сотрудничаем, формируются центры защиты материнства и детства, есть детские школы, есть воскресные школы. Есть контакты с журналистами.

Просто из опыта работы с воскресной школой. Например, медиачасы. Есть возможность готовить из числа учащихся воскресных школ, братств специалистов, которые могут распространять соответствующую информацию в медиапространстве. Ребята сами снимают, выкладывают на сайт, дают информацию именно о тех проблемах, которые касаются и центров материнства, и вообще темы защиты жизни.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо, мысль ясна. Действительно, очень важно формирование добровольных помощников, журналистов. Я думаю, что каждому из руководителей центров защиты материнства надо обязательно этим воспользоваться.

Лепешенков О. Да. Буквально еще одна реплика. Практически в каждом приходе есть журналисты. Если они воцерковленные люди, их можно привлекать, приглашать в качестве даже преподавателей, ведущих медиачасов, они могли бы давать методику работы в информационном пространстве. Также можно приглашать действующих журналистов СМИ (они, как правило, откликаются на призывы подобных центров) для того, чтобы они тоже дали определенные методики, которые можно использовать при формировании информационного пространства.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо. Мысль ясна. Елена Викторовна, закругляемся. Говорите, пожалуйста.

Язева Е. В. Да. Еще вид информационных поводов — это серия ежегодных мероприятий: благотворительные концерты, олимпиада грудничков, благотворительные акции. Средства массовой информации очень быстро на них откликаются.

И, наконец, я считаю, что мы вступили уже на второй этап. И позиционирование центра защиты материнства на втором этапе — это уже другой уровень работы. Мы открыты для сотрудничества, готовы помочь. Главная задача —  максимальное расширение информационного просветительского воздействия. Для этого используются и сайты, и циклы передач на радио, и телепередачи, и печатные публикации.

Вот это кадры с открытия яслей детского центра «Колыбель». Я специально подобрала этот кадр. Здесь присутствует 6 каналов. Для журналистов уже места не хватало, а все потому, что пришли и мэр города, и глава администрации. Я хочу сказать, что как только власть проявляет заинтересованность в существовании центра защиты материнства, средства массовой информации тут же реагируют.

Нам удалось выйти на общероссийский уровень освещения проблем и работы центра. Нам очень помогло интернет-пространство, но это отдельная тема.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Мы отдельно поговорим об Интернете, социальных сетях.

Язева Е. В. Да. К нам приехал известный блогер Сергей Мухамедов и сделал хороший репортаж, который потом пошел на ведущие православные сайты, в журнал «Фома», в журнал «Славянка», в телепередачи. Очень важно, конечно, освоение именно интернет-пространства.

Протоиерей Михаил Зазвонов Спасибо. Все или что-то еще?

Язева Е. В. Еще дальше пролистайте, пожалуйста. Некоторые наши итоги. Это 6–8 газетных публикаций в год, 6 телевизионных репортажей в год. Я могу сказать, что деятельность нашего центра освещается в средствах массовой информации вполне адекватно. Но для этого надо было, наверное, прожить эти 10 лет.

Что я хочу сказать о проблемах? Попробую сформулировать нашу главную проблему. Все скажут, что это деньги. Безусловно, это очень серьезная проблема. Но из числа структурных, системных проблем прежде всего это налаживание взаимодействия между различными сферами.

Я поясню. У нас существует кризисный центр для беременных. И они почему-то очень ревниво воспринимают нашу работу. Мы предложили им заключить договор о сотрудничестве, но они как-то не лучшим образом отреагировали. Я объясняю им: мы же не соперники, мы делаем одно дело, у вас есть ставки психологов и юристов, а у нас есть реальная помощь. Мы можем женщине дать коляску, кроватку, все детское приданое, приют и все прочее.

Налаживание взаимодействия между государственными, общественными и церковными структурами сейчас очень важно. У нас прорывный проект —  заключение договора между митрополией и департаментом здравоохранения об организации доабортного консультирования. В каждой женской консультации выделен кабинет, в котором сидит психолог «Колыбели» и священник. Это удалось сделать.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо. Хорошо.

Язева Е. В. Единственное, непонятно, кто это будет финансировать.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Потом расскажете, как вы это решили.

Язева Е. В. Еще немножко по поводу...

Протоиерей Михаил Зазвонов Елена Викторовна, у нас...

Язева Е. В. Одна фраза, отец Михаил. Дело в том, что существуют некоторые рычаги воздействия на частные клиники. Министр нашего департамента здравоохранения предлагает здравую мысль. Чтобы произвести аборт, нужно специальное реанимационное оборудование, которое далеко не в каждой клинике есть. И только по этой причине можно закрыть тот или иной кабинет гинеколога. Их можно серьезно проверить на соответствие санитарно-гигиеническим нормам, а тех, кто не соответствует требованиям, можно лишить лицензии.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Работа с Роспотребнадзором.

Язева Е. В. Спасибо за внимание.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Хорошо, большое спасибо. Дорогие друзья, следующие докладчики! Я думаю, что мысли, которые дублируют уже сказанное, повторять не надо. Мы знаем, что у всех все хорошо. Но нам интересна вся палитра работы, ваши проблемы и то, как вы их решали.

Следующий доклад. Баранова Алла Витальевна. Пожалуйста, свои проблемы, как вы их решаете, что интересного можете сказать всем присутствующим.

Баранова А. В. Здравствуйте, дорогие коллеги! Два дня на форуме работаю, и за это время мой доклад видоизменился. Я приехала с проблемами социальной поддержки беременных, но на форуме, поняла, что у нас есть и другие, не менее важные, проблемы.

Находясь на форуме, я заметила, что у нас отсутствует единое информационное поле. Здесь собрались люди, заинтересованные в том, чтобы нести в общество через СМИ информацию о семейных ценностях, но мы говорим на разных языках. Вот уже сегодня на круглом столе мы говорили о доабортном консультировании. Священники говорят о том, что аборт — это прерывание жизни, а медики говорят о том, что аборт — это прерывание беременности.

Велигодская В.О. Так и будет. Это слишком коренная проблема.

Баранова А. В. Понимаете, это подмена понятий. Мы хотим взаимодействовать со СМИ. И мы должны понимать, какую информацию мы даем СМИ. А пока мы не договорились между собой, что для нас является семейными ценностями, наверное, со СМИ нам еще рано работать.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да, очень важно, чтобы те, кто владеет традиционной информацией, кроме священников, а это центры защиты материнства и вообще православные психологи, должны выступить, как сказал отец Дмитрий, главными экспертами для СМИ. У нас не хватает просто правильно говорящих голов, как это называют наши коллеги со СМИ.

Баранова А. В. У меня конкретные предложения. Да, я уважаю своих коллег, поэтому говорить хотелось бы много и долго, но я ограничена во времени. Поэтому я хочу конкретно внести в резолюцию вот такое положение. Первое, нужно систематизировать информацию, которую мы будем давать в СМИ. Для этого нужно создать орган, который будет выдавать от нашего сообщества достоверную информацию. Мы будем считать, что то, что говорит наше сообщество, и соответствует понятию семейных ценностей. И конечно же, должно быть профессиональное сообщество добросовестных журналистов, на мнение которых мы тоже будем опираться.

Протоиерей Михаил Зазвонов Может быть, сделать какой-то информационный ресурс? Даже на форуме «Святость материнства» можно же сделать какую-то выверенную экспертами по разным вопросам...

Баранова А. В. Чтобы было еще понятнее, объясню, что мы вчера отметили на форуме. Мы говорили о традиционной семье. Выходит один докладчик и говорит: «Семья — это союз двух любящих людей», — и на этом останавливается. Выходит другой докладчик и говорит: «Семья — это союз двух любящих людей, где должны рождаться дети». Понимаете? Так что же такое семья? Что мы понесем в массы?

Протоиерей Михаил Зазвонов. Очень важно и актуально сейчас сказать, что не просто двух любящих людей, а мужчины и женщины.

Велигодская В.О Насколько я помню, это была тема нашего первого форума, и там понятие семьи, по-моему, мы четко формулировали. Но это уже было. Мы сейчас говорим о том, что семейные ценности в принципе не освещаются СМИ. Мы вообще мало слышим об этом — о хорошей семье, в которой есть дети, и так далее. Поэтому если бы было из чего выбрать, это было бы понятно. Но поскольку вообще ничего не говорится о семейных ценностях, давайте будем радоваться, когда просто освещается эта тема. Если мы сейчас углубимся в философские понятия, то это займет очень много времени.

Простите, я немножко отвлекусь, чтобы всем нам было еще приятнее здесь сидеть. К нам присоединилась пара — Надежда Алексеевна и отец Иоанн, семья из Ростова, у которой своих детей, как вы знаете, 12, если я не ошибаюсь.

Протоиерей Михаил Зазвонов 18 детей.

Велигодская В.О. 18 человек.

Протоиерей Михаил Зазвонов Да. Отец Иоанн из Ростова-на-Дону. Отец Иоанн — благочинный города Ростова. У него очень много детей уже, наверное, священники. Вообще это очень известная в Ростове семья Осяков. И многие  в ней священнослужители...

Велигодская В.О. Да. Надежда Алексеевна — лауреат нашей премии фонда Андрея Первозванного.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да.

Велигодская В.О Спасибо, что вы к нам присоединились. Если вы что-то хотите сказать, не стесняйтесь, пожалуйста. Вот прекрасный информационный повод, вот понятие семейных ценностей, которое не подлежит никакому обсуждению. Это абсолютно бесспорный информационный повод.

Реплика. Это практика любви.

Велигодская В.О. Это практика любви, да. И ничего не нужно объяснять, правда?

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо. Алла Витальевна...

Велигодская В.О. Алла Витальевна, вы хотели что-то еще добавить?

Баранова А. В. Я все-таки остановлюсь на том, что информацию, которую мы будем давать в СМИ, нужно очень четко формулировать. Вчера у нас был случай. Мы с Татьяной Геннадьевной пытались сформулировать проблемы, которые будем предлагать внести в резолюцию. Татьяна Геннадьевна записала одно предложение. И мы, три разных человека, записали и поняли его по-разному. До тех пор, пока мы не договоримся в понятиях, у нас так и будет. Понятие семьи — это один ребенок, или это вообще отсутствие детей, или это традиционная семья.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Мысль ясна. Должна быть единая терминология.

Баранова А. В. Единый понятийный аппарат.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да.

Коченов А.Ю. Алла Витальевна, простите. Недавно была предложена концепция семейной политики, которая разрабатывалась на координационном совете при президенте. Вы почитайте ее, она есть на сайте. Там есть и понятие семьи, и много чего еще.

Баранова А. В. К сожалению, пока не транслируется.

Иерей Дмитрий Моисеев. Я так понимаю, это предложение создавать экспертное сообщество *, и оно уже будет определять термины..

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да, я думаю, что мы переведем в практическое русло то, о чем сказала Алла Витальевна. При центрах защиты материнства должны быть эти экспертные сообщества, хотя бы региональные, то есть люди, которые могут сказать, знают, что сказать, говорят правильно. И им подносить микрофон. Это задача. И нужен некий информационный ресурс. Может быть, мы предложим создать на информационном портале «Святость материнства» методическую библиотеку, откуда бы эксперты могли брать информацию.

Я специально дал вне очереди слово трем нашим докладчикам, потому что сейчас они должны работать сообща. Елена Викторовна, что-то добавите?

Язева Е. В. Отец Михаил, я тут захватила микрофон, воспользовалась.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да, вы захватывайте его.

Язева Е. В. У меня есть еще одно предложение. Я думаю, вы все с ним согласитесь. Одно дело —  точечное воздействие со стороны средств массовой информации: один репортаж, два репортажа. Другое дело — организация цикла передач. Если из недели в неделю будет, допустим, идти передача «Ты не одна», то воздействие на аудиторию приобретет качественно новый характер. Нам надо всем, и в регионах, и на центральном уровне, пробить эти вещи.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Предложение в резолюцию. Запишите.

Язева Е. В. И организовать именно циклы передач. Пусть год говорится, допустим, о проблемах сирот. У нас нет ни одной передачи о сиротах.

Протоиерей Михаил Зазвонов. С такими инициативами надо выходить самим, потому что часто журналисты не знают, что придумать. Они не специалисты. Им нужно ваше экспертное мнение.

Язева Е. В. Вы знаете, телепередачи — это дорогое удовольствие. Но нам удалось организовать цикл передач на радио. И если из недели в неделю «Колыбель» говорит о проблемах, о каких-то горячих ситуациях, то отклик со стороны аудитории пошел очень даже сильный.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо, хорошо. Теперь вы за работу, мы ждем от вас результатов. У нас следующий доклад. Протоиерей Андрей Савенков, Алатырская епархия, руководитель центра защиты...

Деревянкина И.В. Можно я скажу?

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да, пожалуйста. Вообще-то у вас следующий доклад.

Деревянкина И. В. Фонд «Покров». Я с Еленой Викторовной говорила о цикле передач на региональном канале. Она у нас уже идет.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Тогда давайте я вас представлю. Ирина Владимировна Деревянкина, заместитель директора психолого-благотворительного фонда поддержки семьи, материнства и детства «Покров».

Деревянкина И. В. Всем здравствуйте! Уж извините, что вот так, но сейчас как раз речь пошла именно об этом. Немножко отвлекусь.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Ой, у нас отвлекаться нельзя.

Деревянкина И. В. Нет, я в тему отвлекусь. Весной этого года эксперты сделали мониторинг всех новостей. И что они выявили? В 77 новостях упоминается о семье, но сама семья показана в 6 новостях, из них 4 — с положительной стороны, 2 новости создают отрицательный образ семьи (это ДТП и преступления в семье). Дети. Дом. Место, где живет семья. Слова используются в 32 новостях. Из них 18 положительных, всего в 2 дом — это место счастливого проживания семьи, в 4 — как роддом, в 9 новостях речь идет о детских домах. Это я к тому, какая у нас сейчас ситуация.

О семье. О родителях говорится в 12 новостях. Из них 5 положительных, все связаны с дополнительным образованием, и 7 отрицательных — мошенничество и преступления. Мать — в двух новостях. Обе отрицательные, связанные с ДТП и мошенничеством. Мама — в 6 новостях. Из них 3 положительные новости и 3 отрицательные, связанные с ДТП и мошенничеством. Отец — в 6 новостях, все отрицательные, связанные с преступлением, алкоголизмом и мошенничеством. Вообще у нас отец в СМИ преподносится как монстр. Если мать еще куда ни шло...

Интересно дальше. Cодержание. Одна новость была о свадьбе, причем это была реклама свадебной индустрии. Многодетность как фактор счастливой семьи не освещалась совсем. Это контент-анализ всех новостей, которые шли у нас на региональном уровне.

Когда мы увидели эту статистику, мы были в шоке. Этот журнал, который я сегодня раздала, мы издаем второй год. Чисто интуитивно мы понимали, что он должен быть. Мы издаем его на собственные средства, ищем благотворителей, распространяем его тоже сами. Сначала искали людей, которые бы просто согласились положить этот журнал в заведениях, а сейчас к нам приходят и просят: «Дайте нам этот журнал».

То же случилось с передачей. Когда мы поняли, что журнала, простых листовок, новостей недостаточно, то мы стали искать возможность улучшить, расширить это информационное пространство... Знаете, в СМИ минутные новости, которые говорят о том, что где-то сегодня произошло хорошее дело, называются колесами... Мы нашли журналиста, нашего журналиста, мотивированного. Сейчас одна из проблем — найти именно мотивированных специалистов, которые бы хотели это делать и которые бы понимали, что они делают.

Этот журналист вместе с нами вышел на руководство канала. Причем этот канал, на котором с апреля идет наша передача, — это  коммерческий канал. Когда мы туда пришли, конечно же, нам предложили сначала оплатить эфирное время, работу журналистов и операторов. Но в ходе переговоров и сбора информации о нашей деятельности руководство канала пошло нам навстречу и предоставило информационную площадку на благотворительной основе. Мы за эту передачу не платим ни копейки.

Велигодская В.О. А сколько минут идет передача?

Деревянкина И. В. 15 минут. Каждая новая передача выходит в субботу, в 8 вечера. Повтор по воскресеньям и пятницам в 12 часов дня.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Хорошо.

Реплика. Через личное знакомство.

Деревянкина И. В. Через личные контакты, через убеждение, через представление своих проектов. Я еще раз хочу сказать: все-таки сейчас НКО очень стремительно меняют свою позицию. Мы должны работать в межсекторном взаимодействии, только тогда мы сможем реализовывать масштабные проекты, распространять опыт. Очень важно, когда люди нам доверяют, и СМИ готов помочь.

И еще один нюанс. Многое из того, что мы сделали, сделано на нашем личном энтузиазме. А сейчас министерство образования пошло нам навстречу, мы едем в детский дом делать видеопаспорта на детей, для усыновления. Органы власти идут нам навстречу.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Да, хорошо. Здесь прозвучали две очень хорошие мысли: о том, что  надо выходить самим с инициативами и взывать к сердцу наших СМИ, и о том, чтобы иметь светских экспертов, помощников, партнеров из системы образования, здравоохранения и так далее.

Деревянко И. В. Обязательно.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Вы должны вместе передавать эту информацию, и тогда она будет удваиваться. Когда они выступают отдельно, у людей формируется единое информационное поле. Не надо думать, что вы одни. Надо просто часто встречаться, знакомиться со всеми и вырабатывать единый понятийный аппарат.

Деревянкина И. В. Кстати, хочу сказать на эту тему. В зале присутствует Марина Вячеславовна Евстигнеева, это начальник отдела охраны материнства и детства Министерства здравоохранения Пензенской области. Мы к ним тоже пришли с нашей инициативой...

Протоиерей Михаил Зазвонов. Правильно, конечно.

Деревянкина И. В. ...психологов в женских консультациях. Сейчас мы вместе организовали конкурс женских консультаций, который проходит уже третий год и который в этом году подхватил уже Минск, Белоруссия. Именно в Министерстве здравоохранения заинтересовались этой практикой, и врачи сказали: «Да, она эффективна. Мы тоже ее хотим».

Протоиерей Михаил Зазвонов.. Спасибо. У нас есть реплика. Пожалуйста, представьтесь.

Жен. ** попечительский совет. Извините, не хочу никого обидеть, но к сегодняшнему заседанию никто не подготовился. Наталья Викторовна вчера попросила посмотреть журнал «Святость материнства». Если бы вы все посмотрели, вы бы друг друга поняли гораздо быстрее, говорили бы о нужных вещах, а не занимались словоблудием.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Ваши предложения?

Жен. Первое, здесь 8 или 9 областей и городов, которые были проанализированы. Там очень дельные предложения, которые можно объединить по итогам нашего сегодняшнего собрания. Мы говорим о СМИ, воспитании, программах, но там все это уже сформулировано.

Я просто выполняю поручение. От фонда Андрея Боголюбского я хочу передать готовый материал для того, чтобы не задерживать всех людей. Есть сайт, на котором можно обмениваться опытом работы. Люди могут посмотреть, что хорошего, что плохого, и повысить свою продуктивность.

Скажу одно. Два пенсионера. Небольшой город — 34 тысяч человек. И 14 человек в области. Помогают более чем 400 мамочкам. Они реально помогают встречать мам, помогают от абортов и так далее. Эти материалы вам просто передам.

Протоиерей Михаил Зазвонов. Спасибо.

Жен. Есть фонд, который собирает этот опыт.

Протоиерей Михаил Зазвонов Спасибо за информацию. Хорошо. Далее у нас отец Андрей. Я вас уже представлял. Если будут реплики, поднимайте руки. Нам лучше сделать это живо. Тем более, что у нас не так много времени. Пожалуйста.

Протоиерей Андрей Савенков. Спасибо. О чем я хотел сказать? На одном из семинаров в регионе мы обсуждали вопросы беременности, аборта, семьи с социальной, медицинской, психологической точек зрения. У церкви тоже есть проблемы. Есть духовные проблемы аборта. И если мы их обсуждаем, то надо подходить к вопросу научно, комплексно,  с разных сторон.

Если девушка пришла для того, чтобы сделать аборт, а через полгода после этого повесилась, то мы не решили проблему. Если сегодня она говорит, что я люблю парня, и он говорит мне: «Сделай аборт, если ты меня любишь», то через месяц она придет и скажет: «Я его ненавижу, потому что я сделала этот аборт». Поэтому нам нужно вырабатывать комплексный подход. А для этого нужно еще понять проблему церкви.

Второе. В своем выступлении мы постарались донести буквальные вещи... Мы же учим детей правилам дорожного движения. Мы понимаем, что без этого они могут попасть в аварию. А есть так называемые правила духовного движения — это заповеди Божьи. Есть такое понятие: грехи несмертные и смертные. Если сравнивать с правилами дорожного движения, то въезд под запрещающий знак, например на стоянку только для машин банка — это  несмертный грех. А вот проезд на красный свет светофора — это смертный грех. Почему? Потому что ты рискуешь своей жизнью, рискуешь жизнью пассажиров, рискуешь жизнью того, кто проезжает.

Так вот, с этой точки зрения, аборт — это смертный грех. Есть такая заповедь: «Не изменяй», если по-русски сказать. Налево не ходи. Знак запрещающий. Поворот налево запрещен. И приходит девушка, ­говорит, что я, допустим, студентка, у меня социальное положение еще не определенное, я незамужняя и так далее. И врач пытается ей помочь решить проблему. А проблема на самом деле в другом. Она пытается скрыть измену, если она в семье, либо свою распущенную жизнь. Поэтому аборт не будет решением проблемы.

Мы провели по женским консультациям несколько семинаров и поняли, что врачи вообще-то должны понимать важность консультирования. Они должны помочь женщине понять последствия аборта, не просто прочитать о них, а понять. Потом, врачи должны понять важность психологического консультирования. Когда психолог полгода-год работает в консультации, врачи начинают понимать, что да, оказывается, от него польза есть, и проблема там психологическая, а не только медицинская. Однако врачи должны понять важность другой проблемы — духовной, которую мы должны решать.

Мы вышли в женские консультации с предложением оказать им помощь в решении этой проблемы, поскольку все люди грамотные, все с высшим образованием.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Батюшка, все же тема «Ты не одна» уже была. Мы сейчас все же о центрах защиты материнства.

Протоиерей Андрей Савенков. Я говорю о проблемах, которые я увидел.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Я понимаю.

Протоиерей Андрей Савенков. Следующая проблема этого смертного греха или проезда на красный свет. Мы понимаем (и врачи должны это знать), что совершивший такой грех отлучается от церкви, то есть лишается причастия. На несколько лет накладывается покаяние (раньше было на 10 лет). И это проблема для священников. А если женщина совершила 20 абортов, что с ней делать тогда, как вообще ее исповедовать? Это наша проблема. Или врач, который совершил 10 тысяч абортов. Что с ним вообще делать? Это тоже нужно понимать. Задача врача — спасать, а не убивать.

Или если женщина в результате аборта умирает, то это приравнивается к самоубийству. То есть мы не сможем даже отпеть ее. Или врач получает заражение и умирает без покаяния — мы тоже не сможем отпеть. Он соучастник преступления.

Следующее. Вопрос начала жизни, который здесь поднимался. А если посмотреть на него с другой стороны, то мы не просто прерываем беременность. Мы душу отправляем на тот свет. Проблема церкви: что с этой душой делать? Ведь ребенок появился, душа появилась на этом свете, но она не крещена. Она и греха вроде не совершила, но и крещения не получила. Это проблема. И врачи тоже должны понимать.

Следующая проблема, очень важная...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Батюшка, у нас реплика. Представьтесь тоже. Отец Андрей, потом продолжите, хорошо?

Иерей Павел Сердюк Священник Павел Сердюк, белорусский экзархат, город Минск.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Кратко.

Иерей Павел Сердюк. Очень кратко. Вопрос с некрещеными младенцами еще в IV веке решил святитель Григорий Богослов, также святитель Григорий Нисский. Поэтому нужно обратиться к святоотеческому наследию. Это первое. И данные проблемы — это все-таки, предмет рассмотрения на наших епархиальных собраниях, встречах с епархиальными архиереями, внутрипасторских обсуждений.

Я хотел бы очень коротко сказать. В данном случае мы имеем...

Протоиерей Андрей Савенков. Я не об этом говорил. Вы не поняли.

Реплика. *.

Иерей Павел Сердюк. У церкви мнение есть, оно давно выработано.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Дорогие друзья, у нас единого мнения...

Иерей Павел Сердюк. Позвольте, я закончу.

Протоиерей Михаил Зазвонов Я могу сказать, что надо говорить, чтобы всем было интересно. Здесь всего лишь несколько священников. Все остальные не будут ни исповедовать, ни еще что-то делать.

Иерей Павел Сердюк. Совершенно верно. В самом начале нашей встречи прозвучали две реплики из Калининграда (Лариса Николаевна), которые меня зацепили. Первая —  касательно медикаментозного аборта. Я сейчас просто вброшу фразу, которая требует доказательной базы, но нет времени. Медикаментозный аборт. Побочные эффекты и различного рода патологии репродуктивной сферы у женщины при этом развиваются гораздо чаще, чем при хирургическом аборте. Мне неудобно говорить это специалистам.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Не больше, а подобные, потому что аналитическая база по этому вопросу еще не выработана.

Иерей Павел Сердюк. Нет, она есть, отец Михаил.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Батюшка, мы здесь медицинские вопросы не поднимаем.

Иерей Павел Сердюк. Хорошо.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Но это беда, и надо это признать.

Иерей Павел Сердюк. Я хочу сказать, что если мы говорим о сотрудничестве, о единомыслии, то если мы не исповедуем того, что мы делаем, то мы лицемерим. Это очень важный момент. В данном случае почему я взял микрофон? Потому что я не хочу занимать такую двойственную позицию.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Вы сказали, что медикаментозный аборт — это грех. Хорошо.

Иерей Павел Сердюк Для представителей медицинского сообщества Калининграда маленькая статистика. Пора уже перестать эксплуатировать миф о том, что запрет абортов на законодательном уровне приведет к увеличению женской смертности, материнской смертности, простите. Чили в период с 1957-го по 2007 годы. Взят 50-летний период. Национальный институт статистики Чили. Общий коэффициент материнской смертности резко сократился, на 93,8%, с 270,7 до 18,2 смерти матерей на 100 тысяч живорожденных младенцев. Все, я закончил.

Протоиерей Михаил Зазвонов Спасибо. Эту дискуссионную тему мы не будем обсуждать, потому что статистика везде разная. Дорогие друзья, я вам говорю о том, что мы дискуссию по этому поводу сейчас не развиваем... Это не наша тема.

Ведущая. Давайте перейдем к центрам защиты материнства.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да.

Протоиерей Андрей Савенков. Могу продолжить, да?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Прошу, отец Андрей.

Протоиерей Андрей Савенков. Может быть, я неправильно выразился, сказав, что у церкви нет мнения, что происходит с душами этих убиенных младенцев. Оно есть. Но это проблема, и эту проблему врачи должны понимать. Я сказал только об этом.

Следующее. Поскольку я работаю с подростковыми консультациями, то здесь как раз проблема первой беременности очень важна. И в Библии этот вопрос тоже освещен. Мы знаем, что при Моисее самым страшным наказанием, которое Господь дал народу египетскому, было то, что он убил всех первенцев. Когда я иду в войсковую часть, я спрашиваю у ребят и девчат на уроках: «Если девушка или юноша начинают жить половой жизнью в 18 лет, а рождение первого ребенка будет только в 23–24, когда они выйдут замуж или женятся, где первенцы?» Они говорят: «Первенцы в абортарии». Они с этим соглашаются.

Это очень страшно, потому что, с точки зрения Библии, мы видим, что по первенцам (у царей и еще) идет наследование не только материального наследства, но и наследование в духовном плане, даже в пророческом. Было, что двое близнецов боролись за первородство, и Бог принял того, кто ценил это первородство. Это тоже нужно доносить.

Потом, есть такое понятие (сегодня тоже прозвучало), как родовой грех. Если человек сам отвергает благословение божье, то это личное отвержение промысла божьего по отношению к себе. Что же касается семьи и  государства, то где наши великие ученые, политики? Мы можем сказать, что Господь посылал эти души, но они не родились. Эту проблему тоже должны доносить и до психологов, и до врачей.

Кто виноват? Обычно говорят, что это женская проблема. Проблема, может быть, да, на самом деле женская. А вот вина — нет, потому что в юридическом понимании есть исполнители преступления (а грех с точки зрения Бога — это преступление), есть организаторы (самая опасная группа), есть подстрекатели и пособники. Если вот так посмотреть, то в эту деятельность вовлечен очень большой круг людей.

Ведущая. Большое спасибо.

Протоиерей Андрей Савенков А. Еще буквально две реплики. Последнее, о чем я хотел сказать, — предложения. Мне кажется, что нам нужно на уровне СМИ помочь врачам, поднять их статус. Кто такие врачи? Признайтесь, представители этой профессии не могут заниматься коммерцией. Это социально полезная профессия, они призваны жертвенно служить другим. И нужно им воздать за это должное. И статус многодетной семьи тоже нужно поднять на общественном уровне. Буквально до того, что прежде чем выдать лицензию частнику, например, на устройство карусельного городка, обязать его, чтобы он многодетные семьи катал бесплатно, и без этого лицензию не давать. Иначе многодетные ходят и облизываются, потому что дорого.

Велигодская В.О.  Спасибо большое.

Протоиерей Андрей Савенков. Спасибо.

Велигодская В.О. Я очень рада, что всем хочется пофилософствовать. Теологические споры очень интересны, но, к сожалению, у нас сейчас не та ситуация. Я пока не дам никому слова для реплики. Давайте построим по-другому, раз у нас не получается.

У меня есть бумага. Я плохо подготовилась. Наталья Юрьевна, кто нам прислал нерешенные проблемы, вот две странички?

Лаврова Н. Ю. Нам прислала Алла Витальевна Баранова.

Велигодская В.О.. Алла Витальевна прислала нам две странички. Это перечень конкретных проблем, которые возникают при организации центров защиты материнства. Давайте я буду ставить проблему, а вы будете рассказывать, кто как ее решает. Или мы придем к выводу, что она никак не решается, и тогда этот вопрос нужно ставить перед законодателями.

Совершенно конкретные вещи. Во-первых, про финансирование. Всем ли хватает финансирования на добровольные центры защиты материнства? Они же все существуют на какие-то пожертвования. У кого есть положительный опыт привлечения бизнеса для поддержки таких центров?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Вставайте, пожалуйста.

Велигодская В.О. Пожалуйста, сразу говорите.

Шестакова С. Ю. Простите, я немножко смутилась. Я из Тюмени приехала впервые, и мне бы хотелось представить, с чем я приехала, потому что я и так оторвалась от двух маленьких детей. И от Тюмени никого больше нет.

В связи с вопросом, который вы сформулировали, мне бы хотелось поделиться своим опытом, потому что у нас он достаточно своеобразный. Может быть, имеет смысл его услышать.

Изначально, много лет назад, по моей  инициативе и еще одного человека мы вдвоем на общественных началах занимались следующими вопросами (у нас три блока, системный подход). Лекционно-просветительский блок, лекционно-просветительская деятельность, профилактика, формирование мировоззрения. В этом блоке у нас существуют наработки разных лекций, бесед, отработанных на большом количестве школьников и студентов вузов, начиная от всем известной «Молчаливой революции» и заканчивая разовыми лекциями. В нынешнем году это интегративный курс «Нравственные основы семейной жизни» по методике Екатеринбурга. Мы запускаем в школах, на двух-трех экспериментальных площадках, то есть в двух-трех школах.

Второй блок — это работа с кризисной беременностью. И третий блок — это издательская деятельность. Наш журнал вы видите на столах — «Семья и отечество». И наши раздаточные материалы, вот эти блокнотики и закладки. Это мы выдаем на лекциях детям, чтобы оно у них оставалось. Это делает не кто-то, не какое-либо СМИ. Это делаем мы сами.

Вначале мы работали вдвоем. Но такая работа на общественных началах не проходит дальше коммерческих рекламных вариантов, может быть, популяризаторских, и все. В конечном итоге, в 2012 году мы сформировали центр защиты материнства «Покров» под председательством Ильичева. Я собирала команду психологов-консультантов для второго блока деятельности. Я собирала команду нескольких педагогов. Это действительно очень сложно.

Но почему я начала собирать команды? Да потому, что мы просто стали ходить, как сказала бы молодежь, тупо (простите за такое выражение, но это выглядело именно так), в областную думу, искать заинтересованных депутатов и просить деньги, как попрошайки. Это казалось совершенно глупым, но в итоге у нас получилось. Заинтересовался комитет по национальной политике. В итоге в январе 2013 года мы получили финансирование от Правительства области на год на проект «Семья». Все эти три блока входят в проект «Семья».

Протоиерей Михаил Зазвонов . Это была субсидия?

Коченов А.Ю. Это грант был?

Шестакова С. Ю.. Это не грант. Это они просто выделили деньги общественной организации.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Из каких ресурсов?

Велигодская В.О. Из бюджета?

Шестакова С. Ю.. От депутатов областной думы.

Велигодская В.О. То есть это из бюджета.

Шестакова С. Ю. Это нонсенс.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Правильно сформулируйте. Это была программа субсидирования?

Велигодская В.О.  Нет, это государственные деньги.

Шестакова С. Ю.  Депутаты областной думы, конкретно, допустим, Столяров...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Из своего кармана?

Жен1. Нет, не из кармана. Из депутатского фонда.

Реплика. *.

Шестакова С. Ю. Там есть определенный депутатский фонд.

Велигодская В.О. Из областного бюджета.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Из областного бюджета.

Шестакова С. Ю Они из этого фонда каждый понемножечку, по копеечке выделил. В итоге у нас на руках оказались 1,5 млн. Я бы хотела еще раз подчеркнуть, что без денег все плохо работает. Психологам надо платить зарплату, преподавателям тоже.

Велигодская В.О. Это понятно. А бизнес вы пытались привлечь?

Шестакова С. Ю. Бизнес мы настолько уже напривлекались за эти 6 лет, что они уже иссякли. У нас нет таких серьезных бизнесменов, которые могут дать 1,5 млн. Я могу позвонить, и мне дадут 90 тысяч на акцию, условно.

Велигодская В.О. Ну так, по копеечке можно насобирать.

Шестакова С. Ю Такие суммы все-таки собрать нереально. И здесь еще в 2013 году приезжает проект «Святость материнства» в Тюмень. И вот это сложение факторов дало нам удивительные результаты. Мы с сентября сидим в трех женских консультациях. В итоге в одной женской консультации 65 женщин, допустим, мы проконсультировали, и 11 женщин оставили своих детей. Это только в одной консультации. Это точная информация, поэтому я ее привожу.

Что хотелось бы сказать? Конечно же, мы уже вышли, как говорят наши покровители, из разряда общественного служения. Сейчас они помогают нам в том, чтобы поставить уже, как и «Святость материнства»... Нужно психологов-консультантов ввести.

Велигодская В.О. Понятно. Вы добились хорошего взаимодействия с властями. Правильно я поняла?

Шестакова С. Ю Да. Инициативой снизу мы добились. Вот такой частный вопрос. И издательская деятельность идет своим ходом, серьезно.

Велигодская В.О. Спасибо. Давайте, пожалуйста, проблему.

Баранова А. В. Дорогие коллеги! Я хочу обозначить проблему. Видимо, не все поняли, о чем идет речь. Я не присылала на форум проблемы, где мне найти 10 тысяч рублей, чтобы напечатать печатную продукцию. Здесь идет вопрос большого финансирования. Мы говорим о полноценном центре защиты материнства с приютом. У нас женщины живут. У нас в этом году за 10 месяцев родилось 18 детей. Как нам их кормить? Я к фонду обратилась с проблемой большого финансирования. У нас ежемесячный бюджет — 270 тысяч рублей. Каждый месяц. Из них 100 тысяч идет на зарплату вместе с налогами. И 170 тысяч рублей мы тратим на помощь тем женщинам, которые к нам обращаются. Дорогие коллеги, каждый месяц 270 тысяч рублей! Именно поэтому я обратилась к фонду, чтобы нам помогли, подсказали какие-то пути решения. О том, что мы проводим акции, а мы их проводим регулярно, постоянно, мы даже не говорим.

Иерей Дмитрий Моисеев. Вообще этот вопрос неоднократно обсуждался с коллегами по центрам защиты материнства. Есть пирамида финансирования. Первое, верхнее — это случайное финансирование в виде грантовой политики. Это не всегда гарантированно. Следующее —  более стабильное взаимодействие на областном уровне. Для всех... Я еще раз обозначу ситуацию в Российской Федерации. Вся социальная политика по поддержке семьи у нас сосредоточена на региональном уровне. Ни на федеральном, ни на муниципальном уровне нет нормативных актов, которые бы обеспечивали системную поддержку семьи. Это большая проблема, которую надо решать на государственном уровне, чтобы были и федеральные программы, и региональные, и муниципальные. Это в законодательстве надо прописать.

Велигодская В.О. Понятно.

Иерей Дмитрий Моисеев А вообще на региональном уровне, в каждом регионе по линии Министерства соцзащиты оказывается специальная поддержка некоммерческим организациям. Можно подавать заявки, получать ежегодное финансирование. Это по примеру нашей области. Хотя, сам признаюсь, что мы до конца этот процесс так и не...

Велигодская В.О Этого надо добиваться.

Иерей Дмитрий Моисеев. И самое стабильное — это действительно не представители бизнеса, а сбор пожертвований. Елена Викторовна подтвердит, что это основной источник финансирования. Без него мы просто не смогли бы работать. Если это епархиальный центр, то можно установить ящики для сбора пожертвований, проводить акции в гипермаркетах и так далее. Но это основной источник финансирования. Вот такая пирамида.

Коченов А.Ю. Влада Олеговна, можно я по существу отвечу на вопрос Аллы Витальевны? Вы знаете, мы в течение уже почти года пытаемся в Красноярске запустить такой центр. Соцзащита, зная, что у нас работает хорошая команда, нам подсказала пойти вот по какому пути. Упраздняются детские дома — закрываются, перепрофилируются или просто продаются. И нам предложили некий аутсорсинг государства. Нам сказали: мы перепрофилируем детский дом, мы его никому не продаем, мы по-прежнему его финансируем, но теперь по другому профилю. Вы готовы работать? И мы согласились.

Но, к сожалению, этот процесс не пошел дальше, потому что нашлись заинтересованные люди, и этот объект пошел с молотка. Мы до сих пор бьемся, но ничего не смогли сделать. И я, как советник председателя законодательного собрания, тоже ничего не могу сделать, вместе с председателем. Личные интересы иногда становятся выше общественных. Но я думаю, что мы будем идти именно по этому пути. Каждый регион заинтересован, потому что проблема матерей-одиночек растет просто огромными темпами. Их становится все больше и больше. И общественные организации не в силах решить эту проблему без помощи муниципальных государственных структур.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Здесь есть большая проблема. Очень хорошо возглавить детский дом, получать финансирование. У нас в Московской области, например, священнику глава района предложил возглавить детский дом. Он стал директором и сделал его просто уникальным. Финансирование тоже продолжается. Это самый легкий, самый удачный путь.

Вся проблема в том, что в центре защиты материнства это сделать невозможно, потому что там разные категории. У нас в детских домах не могут жить беременные женщины. Если это приют, реабилитационный центр, то он относится к системе соцзащиты. Если это дом ребенка, то это система здравоохранения. Если это детский дом, это система образования. У нас нет таких форм, которые государство может финансировать в рамках какой-то единой программы. Их пока еще не существует. Может быть, коллеги из здравоохранения, соцзащиты и образования меня поправят. Но вообще к этому надо идти.

Может быть, мы и представим государству какую-то такую объединяющую форму, которая могла бы законно работать, без проблем с прокуратурой... Чтобы в одном помещении была и мама, и дети, а мы могли бы им оказывать реальную помощь — стационарную, социальную, решать проблемы временного содержания. Но пока, если коллеги мне могут...

Кудрявцева И. В.. Такие варианты есть.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Скажите, какая форма?

Кудрявцева И. В. Приюты «Маленькая мама».

Протоиерей Михаил Зазвонов . «Маленькая мама» для несовершеннолетних.

Кудрявцева И. В. Ну и что?

Протоиерей Михаил Зазвонов. Это не комплект. Вы понимаете, что у нас несовершеннолетних мало.

Кудрявцева И. В. В нашем регионе действуют две социальные гостиницы для женщин. Они были открыты для женщин, подвергшихся домашнему насилию, с детьми. Сейчас их функции расширены. Это стационарные учреждения, которые относятся к системе социальной защиты населения. Женщина там находится со своим ребенком до того момента, пока ее проблемы будут решены.

О чем говорил Андрей Юрьевич? Я совершенно...

Протоиерей Михаил Зазвонов Беременных туда пускают?

Кудрявцева И. В.  Конечно.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Нам говорили, что во многих регионах не пускают беременных. Скажите, пожалуйста, есть здесь представители?

Кудрявцева И. В.  Я думаю, что это зависит от политики региона. Я Андрея Юрьевича поддерживаю в том смысле, что, во-первых, неважно, какую подведомственность имеют перепрофилируемые учреждения: здравоохранение, соцзащита и так далее. Это все средства областного бюджета. Это раз. Детский дом закрывается как учреждение, но его коллектив остается. Деньги областной бюджет на это выделяет.

Реплика. Конечно.

Кудрявцева И. В. Тогда он выделял на детей-сирот, а сейчас он будет выделять на женщин в кризисной ситуации. Другое дело, что это учреждение однозначно должно быть входить в сферу учреждений социальной защиты населения. Вот и все. Не надо никаких новых структур.

А то, что общественники могут прийти и выполнять какую-то работу на условиях договора — это возможно.

Баранова А. В. В нашем городе нет государственного учреждения, где может находиться мама совместно с ребенком. Поэтому мы открылись. К сожалению. Хотя было бы лучше, если бы такое учреждение было. Мы бы тогда оказывали другие услуги.

Кудрявцева И. В.. Я вам предлагаю активно  с главным управлением соцзащиты или министерством.

Баранова А. В. Да мы с ними взаимодействуем. Они нам помогают, но они нас финансировать не могут. Они работают с женщинами, оказывая им поддержку.

Кудрявцева И. В. Я говорю о том, что они могут вам выделить помещение.

Баранова А. В. У нас помещение есть, уже работает. Мы говорим о ежемесячном финансировании.

Кудрявцева И. В.  Это понятно. Но я еще раз обращаюсь к Андрею Юрьевичу. Он говорил о том, что учреждение социальной защиты населения может нанимать вас как работодатель, то есть передавать вам свои государственные функции.

Баранова А. В. Это оформление госзаказа. Мы к этому еще не пришли.

Кудрявцева И. В А я как раз об этом.

Язева Е. В. Скажите, пожалуйста, у вас есть опыт подписания таких договоров?

Кудрявцева И. В. Да.

Язева Е. В. А вы можете предоставить какой-то типовой договор о госуслугах, о госзаказе с общественными организациями?

Кудрявцева И. В. Я выясню со своими сотрудниками, потом обменяемся контактами.

Язева Е. В. Большое спасибо.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Пожалуйста, кулуарно решите эту проблему.

Велигодская В.О. Следующее, если говорить о проблемах по вашему списку нерешенных — это, конечно, глобальная проблема женщины, у которой нет регистрации, которая, являясь гражданкой России, попала каким-то образом в другую область и проживает там без регистрации. Она рожает ребенка. И начинаются проблемы с пособием, с оказанием ей помощи. По-моему, тупиковая ситуация. Или у вас есть какое-то решение?

Язева Е. В. Влада Олеговна, я готова ответить на этот вопрос. Если в собственности организации есть какое-либо помещение, то всегда есть возможность дать временную регистрацию. А эту временную регистрацию можно продлевать практически до бесконечности. Временная регистрация дает женщине возможность оформить...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Если это жилое помещение.

Язева Е. В. Да, если жилое помещение. Так как у нас есть жилое помещение, приют, то мы регистрируем там женщин без проблем. Они получают пособие по родам, детские пособия, оформляют все бумаги, могут трудоустроиться и так далее. То есть все эти преграды сняты — до тех пор, пока не зашла речь о подписании закона о так называемых резиновых домах. Вот у нас, например, сейчас в приюте прописано 43 женщины. К нам уже приходили проверки из газовых служб, говорили: как это так, платите за всех 43 женщин за газ. Эту проблему мы решили.

Протоиерей Михаил Зазвонов . А счетчик у вас есть? Почему вы должны платить?

Язева Е. В. Счетчик уже есть. Я имею в виду, что пока до нас еще, видимо, не дошел этот закон, и мы беспрепятственно можем предоставить такую регистрацию. Но как только закон вступит в силу или начнется его правоприменительная практика, проблема обострится. Нельзя ли инициировать указ или подзаконный акт о том, что социально ориентированные учреждения, необходимые в городе, могут все-таки предоставлять временную регистрацию? Это очень важно. Такая помощь очень востребована.

Ермошина Н. В. Можно я тоже реплику добавлю?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да, пожалуйста.

Ермошина Н.В. Центр защиты материнства «Ковчег», город Туймазы, Республика Башкортостан. У нас маленькая общественная организация. У нас и город маленький. Что касается проблемы регистрации, то у нас государственные структуры — комиссия по делам несовершеннолетних, органы опеки — также с ней сталкиваются. Мы очень тесно с ними взаимодействуем, и у нас очень хорошо получается. Но иногда они сами заходят в тупик и тоже ищут возможность обойти этот закон. Они договариваются с сельсоветами о том, чтобы там прописывать. Это неправильная ситуация, когда женщина, родившаяся в другой местности, становится бомжом.

Ведущая. Да. Давайте внесем это предложение для Госсовета.

Ермошина Н.В. Но когда мы прописываем женщину, она может пользоваться льготами, решать многие вопросы.

Велигодская В.О. Я считаю, что нужно подумать, а потом сформулировать по этому вопросу предложения для госсовета и координационного совета при президенте... Это такой же вопрос, как и с несовершеннолетними беременными девочками. Что нам пишет Алла Витальевна? Как быть, если девочка забеременела, мама выгнала ее из дома и заставляет делать аборт, а девочка хочет рожать. Закон психологу запрещает работать с одной несовершеннолетней девочкой.

Баранова А. В. Я говорю о том, когда несовершеннолетняя девочка беременеет, и в связи с незапланированной беременностью фактически ее законный представитель выгоняет ее на аборт. Получается, что ребенок не имеет права принять решение самостоятельно. Нужно обращаться в органы прокуратуры, к уполномоченным по правам ребенка. Если даже законный представитель имеет такую точку зрения, то надо все равно несовершеннолетнюю девочку защищать. К сожалению, сейчас, имея приюты и другие учреждения, мы с несовершеннолетними работать не можем.

Реплика. Нужно определить решением суда, кто будет законным представителем.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Организация не может подать в суд на законного представителя, потому что она не имеет никакого отношения к этому ребенку.

Кудрявцева И. В. Организация должна проинформировать органы опеки, что в интересах ребенка ей необходимо находиться в каком-то приюте. И органы опеки инициируют выход в суд. Это все решается.

Протоиерей Михаил Зазвонов К сожалению, не совсем так.

Кудрявцева И. В. Вы имеете в виду, до 15 лет, да? Потому что после 15 лет она сама принимает решение.

Баранова А. Е. Да.

Велигодская В.О. У нас с 15 или с 14 лет...

Реплика. С 15.

Велигодская В.О. С 15 лет совершенно самостоятельно ребенок может высказать свое желание.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да, с 15 лет.

Иерей Дмитрий Моисеев Дорогие коллеги, простите мою неграмотность. Пожалуйста, ответьте на такой вопрос. А почему у нас не привлекаются к уголовной ответственности те лица мужского пола, которые ступают в связь с этими юными забеременевшими?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Как правило, они тоже 15-летние.

Иерей Дмитрий Моисеев. А если это взрослые люди?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Почему? Уголовное дело заводится.

Реплика. Это другой вопрос.

Реплика. По обоюдному согласию.

Иерей Дмитрий Моисеев. То есть мы помогаем этим девочкам, но мы не отслеживаем...

Велигодская В.О. Видите, мы постепенно решаем вопросы, и возникает ясность. С 15 лет девочка имеет право высказать свое мнение по закону. Поэтому проблем нет. Если ей еще нет 15 лет, то действительно, это решается с органами опеки в суде, с представителями.

Иерей Виталий Рыбаков. А голосовать они не имеют права?

Велигодская В.О. Нет, голосуют с 18.

Иерей Виталий Рыбаков. Интересно. Убить ребенка можно с 15 лет, а голосовать нельзя.

Велигодская В.О.  Да, но часто бывает наоборот, когда девочка, допустим, хотела бы ребенка оставить, а мама говорит: «Не надо».

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да.

Велигодская В.О. Выпускницы детских домов. Алла Витальевна, продолжайте по вашему списку.

Баранова А. В. Проблема, которая касается выпускниц детских домов. Есть федеральный закон, который обязывает Министерство образования предоставлять девочке жилье после того, как она выходит из детского дома.

Но что происходит на самом деле? Это хорошо, если у девочки жилья нет совсем. Тогда, может быть, ей что-то и будет предоставлено. Но если у девочки есть регистрация в той квартире, откуда она изымалась в детский дом, то ее в эту квартиру и возвращают.

У нас сейчас есть подопечная. Ее мама была лишена родительских прав в отношении девочки за то, что она ее истязала. Девочка 6 или 8 лет воспитывалась в детском доме. И ее вернули на жилплощадь к этой маме. И таких нарушений у нас достаточно много. Мы их решаем, но я думаю, что в резолюции нам нужно тоже отметить, что эти ситуации нужно контролировать, потому что таких выпускниц, которые не могут проживать по месту регистрации в неблагополучных семьях, откуда их изымали, много...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Реплика.

Волошина Е.В. Я хотела тоже рассказать об опыте. Центр защиты материнства, город Владивосток. Таких подопечных 6 человек. Но нам помогли средства массовой информации. «Восьмой канал» снял фильм про этих мамочек, которые выпустились из детдомов, и после этого видеоролика 8 человек (подключились еще два мальчика из детдома) получают сейчас, в январе, квартиры.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Дорогие друзья, если мы будем обнародовать проблему такими методами, потом 5 человек уволят.

Волошина Е.В Я хочу сказать, что средства массовой информации очень...

Протоиерей Михаил Зазвонов . А как вы придете в Министерство образования после того, как вы их подставили? Может быть, по-другому нужно поступать? Может быть, сначала как-то... А не сразу вызывать СМИ и заниматься черным пиаром. Это ведь не решение проблемы.

Баранова А. В. Нужно решать на государственном уровне, чтобы таких проблем вообще не было.

Волошина Е.В. Есть такой закон.

Баранова А. В. Но должен быть государственный подход. Государство должно задуматься. Нельзя выселять девочку туда, откуда ты ее изымал, потому что она там подвергалась насилию. Я говорю об этом. Государство должно взять на себя ответственность и решать эти проблемы.

Волошина Е.В. Пользуясь случаем, я хотела бы сказать большое спасибо Русской Православной Церкви. У меня сейчас 32 мамочки с детками. Что бы мы делали, если бы не Русская православная церковь и наша Приморская митрополия с митрополитом Вениамином! Митрополит, во-первых, сделал премию митрополита... Сейчас у нас идет конкурс на лучшие роддома, главному врачу дается 30 тыс. рублей, а он должен оснастить кабинет и дать премию еще и психологу. Также наши отцы ( священники) доплачивают психологам. Хотя 2 тысячи рублей — это не очень много, но это огромное подспорье для психолога.

Еще наши священники исповедуют медперсонал прямо на территории роддомов и в женских консультациях. Это очень здорово, врачи уже даже ждут такого праздника, как исповедь... .

Протоиерей Михаил Зазвонов . Спасибо.

Волошина Е.В. И динамика меняется. Направлений очень много. Я работаю в сфере доабортного консультирования в городе Владивостоке6 лет.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Но у нас не тема предабортного консультирования. Сейчас был вопрос о проблемах финансирования.

Волошина Е.В. Я хотела бы еще сказать о питании. Если я ничего не делаю для своих подопечных, конечно, у меня не будет никакого финансирования. Я обзваниваю рестораны, кафе быстрого питания, чтобы моих детдомовских мамочек, которым нечего кушать, или многодетные семьи кормили. Есть и такие акции.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Дорогие друзья, руководители центров! Обращайтесь в рестораны. У вас решится проблема питания.

Волошина Е.В. И очень даже продуктивно. У нас очень много добрых владельцев кафе.

Протоиерей Михаил Зазвонов Я могу сказать. Сеть пекарен Бондарчука. У них очень дорогой хлеб, очень хороший, и они то, что вечером не продали, сразу же раздают многодетным семьям. Это хорошая тенденция. Надо популяризировать эти моменты. Обязательно снимите в вашем регионе фильм о ресторанах.

Волошина Е.В. А я уже сняла ролик.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Сделайте кампанию, и завтра все рестораны к вам повезут еду.

Волошина Е.В. Я поблагодарила их в средствах массовой информации. Потом подключились и другие, стали звонить на телефон доверия, предлагать еду. Главное, было бы желание, а финансирование можно найти.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Спасибо большое.

Волошина Е.В. Спасибо вам.

Протоиерей Михаил Зазвонов . У нас последний доклад отца Виталия, Рязанский центр защиты материнства. Отец Виталий очень давно работает, у него хороший, большой опыт. Батюшка, давайте, мы вас послушаем.

Иерей Виталий Рыбаков. Сначала реплику. Алла Витальевна, я на прошлом форуме говорил с Ольгой Владимировной Носковой. У нас такая же проблема. Она заинтересовалась, и мы договорились эту проблему решать... Давайте мы присоединимся...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Алла Витальевна возглавляет попечительский совет. Поэтому я думаю, что...

Иерей Виталий Рыбаков. Да. Мой подопечный интернат, прошлый год. На выпускном вечере мне показали девочку, которую взяли в седьмом классе из школы беременной. Все ее презирали, из школы выгнали. Она выросла, сейчас выпускается. У нее есть ребенок, а теперь и муж. А в августе свою же девятиклассницу толкнули на аборт, потому что нельзя такое допускать в интернате. Понимаете? Это очень глубокая этическая проблема.

Баранова А.В. Если несовершеннолетняя девочка в детском доме забеременела, ее однозначно абортируют. И никто ей ничего другого не предлагает.

Иерей Виталий Рыбаков Конечно.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Это большая проблема. Отец Виталий прав. К сожалению, у руководителя детского дома часто нет другого выхода. Если он позволит, чтобы у него кто-то забеременел, то через месяц, через два таких будет много.

Иерей Виталий Рыбаков. Я поговорил с медиками, хотел идти к директору.

Протоиерей Михаил Зазвонов Надо выводить эту проблему, если получится, в какие-то другие учреждения.

Иерей Виталий Рыбаков. Да, надо. Нам надо подключиться. Не афишируя. Просто работать надо, и все.

У меня старшей внучке четыре года. Говорю: «Вот сидит твоя младшая сестренка и в ус не дует». — «Да, она только в штаны дует». Это говорит о том, что их уже начали учить в университете. Их мама заканчивала вуз заочно, уже с ними обеими. И наследственность прослеживается. Когда родители, дедушки, бабушки чем-то занимаются, в детях потом это прослеживается. Со мной месячным мама тоже третий диплом получала. Простите за лирическое отступление.

Я прибыл с передовой, с самой настоящей передовой. Андрей Юрьевич подарил в прошлом году большую энциклопедию Платонова. Согласно таблиц по народонаселению, дореволюционной статистике, Рязанская губерния стояла на первых местах по всем демографическим показателям: 58 детей на 1 тысячу населения, 11 браков. Для сравнения, в Европе это 42 и 7,8.

Сейчас мы первыми поставили мониторы в женских консультациях, потому что, к сожалению, мы входим в тройку первых регионов по абортам. Когда к нам два года назад приезжал Павел Алексеевич Астахов, он сказал, что по подростковым абортам мы лидеры в мире.

Зеленую ленточку в Благовещение повязываем, даем листовочки, как обычно. Телевидение пригласили. Накануне телевидения читаю: «Навязывание женщинам гормональных контрацептивов — это современная демографическая политика», — пишет Сандалов. Это кандидат наук из Института общей патологии и патофизиологии РАМН. Если девушкам до 16 лет дают гормоны, это преступление.

Захожу в больницу, около которой мы это делали. Читаю: «Девочки-подростки, молодые женщины могут восстановить свой гормональный баланс с помощью таблеток. Таблетки могут регулировать выработку андрогенов». Дальше не буду читать. Ларчик просто открывается, знаете — «Гидеон Рихтер».

Французские платочки. Вот женская консультация. Мы делали анализ. Как повязывать французские платочки? (Это спонсоры клиники.) На одной стороне — способ, как повязывать платочек, на другой — какой контрацептив принимать.

Сразу видно, кто против нас. Контрацепция для кормящих мам. МСД. На русский язык переведите, пожалуйста: «Гормональная контрацепция играет важнейшую роль в репродуктивном здоровье женщины». Контрацепция — это что? Что такое репродукция? Это два взаимоисключающих понятия. Как они могут играть важнейшую роль? Тут большие деньги крутятся. Америка, Сан-Франциско. Проблема очень большая.

Я готовился, обложился папками. Я думал, что тема СМИ. Но времени — 3–4 минутки. Поэтому я отойду от этого намерения и просто поделюсь с коллегами.

Я получил после школы базовое строительное образование — промышленно-гражданское строительство. Поэтому я понимаю, что здание, в котором мы находимся, и храм, в котором я служу, стоят до сих пор, потому что в них сделан качественный фундамент — то, что невидимо. Он в земле. Его никто не белит, никто не штукатурит, о нем никто не заботится. Фундамент, база.

У нас должна быть совместная база. Понимаете? Надо понимать проблемы, задачи, которые перед нами стоят. Их ставит время, общество, наши противники, или, как их сейчас называют, оппоненты. Врагов сейчас называют оппонентами.

Владыка Пантелеймон на съезде в прошлом году, приводя официальные статистические данные, говорил... Я должен сразу сказать, что очень уважаю героя России господина Евкурова и его народ. Так вот, в одной передаче он говорит: «У нас пять детей — это не много». Я уважаю дагестанский народ, где для того, чтобы попасть в армию, конкурс 25 человек на место. Я уважаю якутов, у которых в этом году месяц демографическая прибавка составила 80%. Мы за них рады. Узбеки в январе достигли 30 млн. У них браки в 16 раз превышают разводы. Мы их уважаем и любим.

Я родом из Казахстана. Я крестил и некрещеных, и евреев, и азербайджанцев. У меня есть и узбек — духовное чадо. Приезжает ко мне каждый год на службу. Я не националист. Но хочется, чтобы наш народ их тоже порадовал. Давайте так вопрос поставим, чтобы не быть националистами.

Проблема вот в чем. Владыка Пантелеймон говорил о том, что за восемь лет между переписью 2002-го и 2010 года население Российской Федерации уменьшилось на 2 млн 300 тысяч человек. Это известная цифра. Владимир Владимирович Путин в своей предвыборной программе, апеллируя к этим данным, говорит, что с такой динамикой к 2050 году население России сократится на 50 млн человек. Знакомые слова, да? У меня есть вот такой большой атлас по 2002 году. Там все-все: от древней истории до ВВП на душу населения, включая национальный состав. В 2002 году было 82% русских. В 2010-м — 77,6%. Я взял калькулятор. Оказалось, минус 9 миллионов. С такой динамикой, братья и сестры, к 2050 году нас останется 20% из 93 оставшихся миллионов.

Я вырос в Казахстане. Там мои друзья. Каждого ребенка, который был чем-то болен, имел какие-то патологии, в 1990 году выхаживали, отправляли в лучшие клиники, к лучшим врачам. Каждого пытались рожать, потому что считали: казахи должны жить на своей земле, возделывать ее. Это очень важно понимать.

Вместе с Рязанским государственным университетом, Рязанской духовной семинарией, некоторыми средствами массовой информации мы начали разработку концепции, в центр которой поставили семью и заботу о ней. Если мы говорим о вере, о семье, то эти понятия в нашей концепции мы поставили бы слева, а справа — национальную идею, за которую русский народ уважали бы, о которой господин Абдулатипов говорил Познеру, отвечал с достоинством на вопросы о русском народе. Это очень важно понимать. Так и можно написать на спасательном круге для России: «Вера, семья, национальная идея».

И еще, нам обязательно нужно действовать вместе с Богом, но не только. Нужно действовать с Богом и сообща. А для этого у нас должны быть общие цели, общие принципы, общий фундамент, основание. И к этому основанию мы должны прийти. Спасибо.

Велигодская В.О. Большое спасибо.

Протоиерей Михаил Зазвонов Дорогие друзья, время обсуждения на круглом столе закончилось. У нас больше не будет докладов. Прошу прощения, если кто-то не смог выступить. Регламент нам этого уже не позволяет. Я для и того дал всем, кто хотел что-то сказать, возможность выступить в репликах. И я думаю, что все, кто хотел, выступили. Надо было тянуть руку. Если вы этого не делали, к сожалению... Пожалуйста, скажите.

Иерей Андрей Зуев. Я пока не знаю. Может быть, я напрасно вижу в этом проблему. Я сам из Самары. Вы знаете, что недавно был принят законопроект о том, чтобы аборты вывести из общего медицинского страхования и сделать их платными. Может быть, это и хорошо, и эту идею поддерживают, говоря: мы не хотим платить за убийство детей и участвовать в этом грехе аборта.

Но мы с вами знаем, что частные клиники также делают аборты за деньги. И когда мы начнем за деньги принимать в государственных структурах, люди просто уйдут в частные клиники. Такое чувство, что в этом законопроекте частные клиники пролоббировали свой коммерческий интерес. А когда люди начнут платить за аборты, вы не сможете им сказать, что это плохо. Нет, дорогой, я заплатил деньги, а ты делай. Или я пошел в частную клинику. А туда уже церковь не пустят, там не будут заниматься предабортным консультированием... Там скажут, что все хорошо, потому что на первом месте стоит коммерческая выгода, желание заработать как можно больше денег.

Велигодскапя В.О. Все правильно. Это понятно.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Батюшка, если примут такое решение, будет пересмотрена, во-первых, структура...

Иерей Андрей Зуев Я к тому, что, если уж принимается этот закон, то мы в концепцию, которую сейчас рассматриваем, должны внести предложение: с принятием такого закон одновременно вывести аборты из коммерческой структуры, чтобы государство могло вести контроль.

Велигодская В.О. Да, все правильно. Только в комплексе, конечно.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Так и планируется.

Иерей Андрей Зуев. На данный момент я прочитал текст проекта: там речь о том, чтобы только вывести аборты из системы страхования.

Велигодская В.О Нет-нет.

Иерей Андрей Зуев. Но речь не идет о том, чтобы одновременно запретить аборты в коммерческих структурах.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Проблем в этой плоскости много. Действительно, нельзя, чтобы в одном и том же учреждении и спасали жизнь, и ее лишали. К сожалению, часто бывает, когда в одну палату гинекологической клиники входит беременная, например, с угрозой выкидыша, и она молится о том, чтобы сохранить ребенка, а в соседней палате, под наблюдением тех же врачей, лежит какая-то маргинальная женщина, извините, которая пришла на аборт и цинично говорит: «Зачем мне этот урод нужен?» Конечно, часто можно встретиться с такими духовными, нравственными и просто человеческими коллизиями, но от этого надо уходить.

На Западе во многих клиниках эта деятельность разделена. Те, кто делает аборт, не входят в систему здравоохранения, не считаются врачами. Для них есть свое название —  абортмахеры, то есть специалисты по абортам. Но не врачи. У них нет диплома врача, к ним совсем другие требования. И они осознанно занимаются этой работой.

Все это, конечно, надо обсуждать, в том числе как сделать так, чтобы это не финансировалось за счет налогов. Для нас, для России, это очень важно. И в перспективе нужно добиваться вообще запрета абортов, как во многих цивилизованных странах.

Иерей Андрей Зуев. Я потому и задаю этот вопрос, потому и выношу его на обсуждение, что законопроект внесен в Госдуму, и сейчас период его обсуждение. И гораздо легче внести свои предложения именно в период обсуждения этого закона, чем  потом бороться с его последствиями.

Велигодская В.О. Да-да, все правильно, конечно.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Реплика, пожалуйста.

Евстигнеева М. В. Не хотела выступать, но я просто хочу привести вам цифры, которые мы получили, когда ходили по женским консультациям и проводили анкетирование.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Представьтесь, пожалуйста?

Евстигнеева М. В. Я начальник отдела Министерства здравоохранения Пензенской области Евстигнеева Марина Вячеславовна. Я хочу привести две цифры из нашей большой анкеты. Перед нами стоит задача повысить рождаемость. Мы задумались, что мы можем предложить женщине, чтобы она не делала аборт? Спрашивали только женщин из любой возрастной группы, что им нужно сделать, чтобы они не делали аборт.

38% сказали, что они плохо живут. Мы знаем, у нас разные критерии.

Протоиерей Михаил Зазвонов Мы все плохо живем.

Евстигнеева М. В. Да, все плохо живем. Но 26% дали такой ответ: «Мы просто не хотим иметь детей». Вот что самое страшное. Нежелание иметь детей. Не спать ночами. Нет желания подходить к ребенку, кормить его грудью, заботиться о нем. И это 26%.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да, это очень важно.

Евстигнеева М. В. Третья часть женского населения не хочет иметь детей. Это все члены нашего общества. Это наши пациентки. Поэтому сейчас и перед священниками, и перед социальными работниками, и перед всеми, кто этим занимается, стоит одна-единственная задача — сделать так, чтобы у женщин появилась желание иметь детей.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да, и тема нашего форума — работа со СМИ.

Евстигнеева М. В. Не должно быть приоритетным свое благополучие, или учеба, или какие-то карьерные перспективы. Мы должны объединить все свои усилия, направить их на то, чтобы в нашей стране, в России, у женщин появилось желание рожать детей.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Спасибо. У нас есть еще реплики тех, кто еще не выступал. Да, пожалуйста. Представьтесь. И совсем коротко.

Скрипка Т. С. Меня зовут Скрипка Татьяна Сергеевна, я директор Смоленского дома для мамы. Я хочу очень коротко сказать об успешном опыте взаимодействия со средствами массовой информации.

Продолжая реплику нашей уважаемой коллеги, я хочу сказать, что возрождение духовности возможно при объединении усилий всех репортеров области. Со светлой идеи и доброй руки отца Михаила Зазвонова у нас в области периодически собираются районные, областные, городские репортеры — молодые люди, которые воцерковлены и хотят нести идеи духовности и света через те ресурсы, которыми они обладают.

Результаты налицо. У нас действительно очень многое меняется. У меня подготовлен ролик, но, к сожалению, не успеваю его показать. Репортеры выпускают передачу о конкретных людях, которые оказались в конкретной сложной ситуации. Находятся спонсоры, помогают именно этим людям. Также мы привлекаем внимание органов социальной защиты, и они направляют к нам сотрудников, соцработников, труд которых я как директор не могу оплатить. Но они приходят и бесплатно помогают нашим мамам, задействуя для решения их проблем государственные ресурсы.

Далее, периодически в региональных газетах публикуются статьи о конкретных сложностях и нарушениях, происходящих, например, по отношению к мамам-сиротам. К сожалению, у нас в области это очень распространено, и эти женщины часто оказываются без помощи. Они не знают, где получить поддержку.

Также мы привлекаем большое количество юристов, которые также дают консультации, и все материалы мы печатаем в средствах массовой информации.

Сейчас у нас в планах проведение конкурса среди средств массовой информации. Наверное, уже во многих областях проводится конкурс среди женских консультаций. Вы видите, какие результаты это дает. Только у нас, в Смоленской области, результаты просто изумительные. Очень много спасенных детей. И самое главное, изменяется мировоззрение врачей и консультантов, которые участвуют в программах.

Мы предлагаем среди журналистов тоже провести такой конкурс на лучшую публикацию по делу сохранения жизни и возрождения духовных ценностей, ценностей семьи, нравственности, государственности и православия. Все.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Пожалуйста.

Панарин В.С. Сейчас. Я и 30 секунд не займу. Я полтора года вел радиопередачу в пресс-службе епархии, потом возглавлял пресс-службу Челябинской епархии. 10 лет занимаюсь общественным служением. Я подготовил презентацию по работе со СМИ и по добровольчеству. Вы можете сделать запрос на мой электронный адрес, и я вам вышлю эти материалы.

Велигодская В.О. Спасибо.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Вот отец Дмитрий хотел еще...

Языкова И. А. Кризисный центр, город Ульяновск. Ой, извините, пожалуйста.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Дорогие друзья! Кто-то уже говорил. Давайте по очереди хотя бы.

Иерей Дмитрий Моисеев Отец Андрей сказал, что статус врача, конечно, в нашем обществе должен быть поднят над абортивной проблематикой. И только что прозвучало замечание, что мировоззрение врачей должно меняться в положительную сторону.

Может быть, пользуясь авторитетом форума, предложить вернуть старую формулировку клятвы Гиппократы в медицинские вузы нашей страны? Я понимаю, что старшее поколение училось в другую эпоху, но...

Протоиерей Михаил Зазвонов Сейчас нет клятвы Гиппократа. Ни один медик не давал клятвы Гиппократа.

Реплика. Клятва врача.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Да, клятва врача. Там слово «милосердие» и так далее — то, что отсутствует в клятве Гиппократа.

Иерей Дмитрий Моисеев. Я понимаю. Но почему бы не вернуться к традициям?

Реплика. Давайте запишем в резолюцию, что мы предлагаем изменить клятву врача, добавить туда...

Протоиерей Михаил Зазвонов . Спасибо.

(говорят все вместе)

Протоиерей Михаил Зазвонов Я прекрасно знаю. Конечно, я читал.

Иерей Дмитрий Моисеев. Понимаете, это очень важно с морально-воспитательной точки зрения.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Слово «милосердие» там отсутствует.

Реплика.  Там все есть.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Нет. Я вам могу сказать, что анализировал российскую, советскую клятву врача, современную клятву врача. Она довольно цинична. Там мало что осталось от клятвы Гиппократа.

Иерей Дмитрий Моисеев. Тогда надо создать новую редакцию клятвы врача и вернуть в нее это положение из клятвы Гиппократа.

Велигодская В.О. Что касается резолюции, у нас два момента. Первый момент — буквально через 15 минут у нас начнется заключительное пленарное заседание, на котором мы должны тезисно сказать пару слов о нашем сегодняшнем круглом столе.

Что касается резолюции, которую мы будем предлагать для Натальи Викторовны Якуниной, члена Координационного совета, заседание которого состоится через неделю, то в эту резолюцию надо включить наши конкретные предложения и законодательные инициативы. Я не рискну их записать в том виде, в каком они у нас рождаются, поскольку сама юрист и понимаю, что все формулировки должны быть юридически грамотны и выверены.

Поэтому все, что касается юридических инициатив, мы сейчас сформулируем. Более того, у нас есть почта, сайт, и через него мы продолжим общаться, чтобы вывести окончательный документ на наше общее согласование. У нас есть пять дней на это, но я хотела бы пораньше, конечно.

Поэтому, пожалуйста, передавайте предложения... У нас работала группа, у нее есть уже сейчас какие-то отточенные формулировки?

Протоиерей Михаил Зазвонов . Отец Дмитрий.

Велигодская В.О. Отец Дмитрий, скажите, пожалуйста.

Иерей Дмитрий Моисеев Вы были свидетелями дискуссии. Она протекала в совершенно разных направлениях. Обсуждались несколько положений.

Первое — это то, что необходимо в центрах защиты материнства создавать экспертные советы, куда входили бы профессиональные работники этих центров, а также индуцировать создание профессиональных советов среди журналистов и взаимодействовать на этом уровне.

Также лейтмотивом прозвучала необходимость создания в разных СМИ рубрик, связанных с семейной проблематикой. Подобные прецеденты существуют. Например, в Карпинске, в маленьком городке Свердловской области, под эту рубрику отвели целую полосу местной газеты, и это вызвало очень хорошие отклики. Подобное можно практиковать во всех местных, региональных СМИ.

Также прозвучало важное предложение выходить самим на средства массовой информации и самим формировать информационную политику на местах.

Прозвучали конкретные предложения по решению проблем центров защиты материнства. Сформулировать их с ходу невозможно, все предложения надо обобщить и обработать.

Также было предложение о том, что работа центров защиты материнства должна как-то учитываться в новой концепции демографической политики, семейной политики. Должна быть обозначена их приоритетная роль как социальных партнеров государства в семейной политике.

Отмечалась также необходимость работы с журналистским сообществом — это последнее обсуждение. Для факультетов журналистики необходимо вводить специальные курсы, предметом которых станет освещение семейной проблематики. И медицинское сообщество — необходимо взаимодействие с врачами, возможно, формирование профессиональных сообществ врачей, которые придерживаются общих с нами взглядов. На их основе должна происходить совместная проработка вопросов биомедицинской этики и преподавание ее в медицинских вузах.

Звучали предложения о создании общего информационного ресурса, куда все участники нашего сообщества могли бы предоставлять информацию о различных инициативах, чтобы ею могли пользоваться местные СМИ.

Также речь шла о создании института пресс-секретариата при филиалах проекта «Ты не одна» и центрах защиты материнства, о проведении на местах конкурсов на лучшее СМИ, лучшие программы семейной проблематики с участием специалистов центров защиты материнства и представителей программы «Ты не одна». То есть речь не просто о проведении конкурса, а о конкурсе с нашим участием.

Также было предложение, касающееся дискуссии с представителями Министерства здравоохранения по таким вопросам, как достоверность увеличения смертности от абортов в случае их запрещения.

Велигодская В.О. Хорошо, да.

Иерей Дмитрий Моисеев. О том, что медикаментозный аборт менее вреден, например, чем обычный —  эти вопросы, конечно, надо обсуждать в отдельных комиссиях, и их создание было бы резонным.

Велигодская В.О. Хорошо.

Иерей Дмитрий Моисеев. И потом освещение в СМИ.

Велигодская В.О. Подождите. Пока все не ушли, у меня один чисто теоретический вопрос. Здесь есть журналисты? Один.

Протоиерей Михаил Зазвонов Два.

Велигодская В.О. Два журналиста. Вот это тоже не очень хороший итог нашей работы. Есть у кого-то желание сказать о чем-то наболевшем, очень конкретном? Журналисту дадим слово. Только очень быстро, потому что нас просто выгоняют из зала.

Иванова Л. Я очень кратко. Меня зовут Людмила Иванова. Я тоже из Рязани, как и отец Виталий. Корреспондент областной газеты «Рязанские ведомости». Я скажу такую деталь по поводу выхода центров охраны материнства и детства на СМИ.

Я работаю в журналистике уже не первый год и знаю, как порой трудно СМИ найти общий язык с такими организациями. Но дам вам небольшую подсказку, которая сегодня косвенно уже прозвучала. Представители центров охраны материнства и детства вполне могут выступать экспертами в тех или иных СМИ (электронных или в печатных) по проблемам материнства и детства. Публикаций на эту тему идет великое множество. Иногда, особенно для ежедневных СМИ, для телевидения, для нашей газеты, очень актуален поиск экспертов — их днем с огнем не сыщешь. Надо писать 25 запросов в тот или иной государственный орган, чтобы они дали эксперта.

Так что, уважаемые коллеги из центров материнства и детства, выступайте экспертами. Это даст вам возможность повысить свой авторитет и высказать вашу точку зрения. В общем, прорекламировать себя. Это все. Спасибо.

Велигодская В.О. Спасибо. Отец Максим, пожалуйста. Это последняя реплика.

Иерей Максим Обухов. Дорогие коллеги! Защита семейных ценностей в информационном пространстве имеет очень важный аспект. Дело в том, что существует язык защиты жизни, существует язык смерти, существует словарь защиты жизни и словарь смерти. И от того, какие термины мы используем, зависит смысловая нагрузка и конечный результат. Это очень важно. Если мы используем в СМИ неправильный язык, наши усилия могут не дать результата.

Я приведу несколько примеров. Мы говорим «аборт». А церковное сознание не знает слова «аборт». Его нет ни в одном творении святых отцов... Это убийство ребенка во чреве. Аборт подменяют словом «чистка», «удаление плодного яйца», «решение вопроса о материнстве». Закон об охране здоровья называет аборт решением вопроса о материнстве. То есть заведомо подводится определенная логическая подоплека.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Я даже видел в рекламах коммерческих клиник такое: «Нежное прерывание беременности».

Иерей Максим Обухов. Да. Щадящее.

Протоиерей Михаил Зазвонов . Когда слышишь такое, сам хочешь пойти и что-нибудь сделать.

Иерей Максим Обухов. Да. «Фармацевтический аборт — это щадящая альтернатива хирургическому аборту». Таких примеров очень много. Например, смешиваются понятия начала беременности и начала жизни. При периодизации беременности считается, что жизнь начинается якобы на 14-й день, и в результате этой точки зрения за гормональными контрацептивами не признается абортивный механизм действия.

Далее, мы используем слова «будущая мама». Но что такое «будущая мама»? Это значит, что в данный момент она не является носительницей жизни, она станет мамой только после родов, а раз сейчас жизни в ней нет, то и защищать нечего.

Или слова «ответственное родительство». Это лукавый термин, который означает, что быть родителем может получиться не у всех, а только у самых ответственных... «Каждый ребенок имеет право быть желанным». Или «ребенок во чреве» — это евангельское выражение. В Евангелиях упоминается «младенец во чреве» Но какие термины используются у нас? Эмбрион, зародыш, плод и так далее.

Право выбора. Или, например, как вам нравится термин «профилактика беременности»? Это совсем ни в какие ворота не лезет. Медикаментозный аборт. Какой смысл вкладывается в это понятие? Аборт — это смерть. А когда мы говорим «медикаментозный аборт», то получается, что аборт — это жизнь, это что-то такое, что спасает здоровье.

Откуда идут эти термины? Нет ничего случайного. Существуют целые мозговые центры, например Международная федерация планирования семьи и некоторые международные структуры, и в этих мозговых центрах разрабатывается идеология, направленная против семьи, против рождения детей. Также существует множество центров, где проходят обучение специалисты по контролю над рождаемостью. Мы наблюдаем аккуратный вброс этих терминов и в результате сами начинаем оперировать этими понятиями, начинаем думать в соответствии со сценарием, разработанным этими самыми мозговыми центрами.

Я давно мечтаю создать такой словарь, но просто не хватает времени.

Велигодская В.О. Создайте.

Иерей Максим Обухов. Я надеюсь, что мы скоро это сделаем.

Велигодская В.О. Отец Максим, я вас умоляю, пожалейте меня. Мне надо сосредоточиться и идти, доложить о нашем собрании. Если вы хотите еще пообщаться, мы можем в кулуарах обсудить эти интереснейшие темы. Я вас всех благодарю. По-моему, у нас все-таки получился диалог. И я очень надеюсь на следующую плодотворную встречу. Спасибо большое.

Коченов А.Ю. Влада Олеговна, можно последнее слово? Дорогие друзья, мы не расстаемся окончательно. Мы постараемся в 2014 году (мы уже обсудили этот вопрос) провести межрегиональные конференции по нашим темам. И будем в режиме онлайн работать с Координационным советом при президенте. Все только начинается. Спасибо.

Протоиерей Михаил Зазвонов Спасибо. Дорогие друзья, по православным традициям мы должны завершить молитвой.

(молитва)

Протоиерей Михаил Зазвонов . Спаси, Господи! Спасибо всем за участие!

 


В О З З В А Н И Е

Материалы Третьего Форума «Святость материнства»

Материалы Второго Форума «Святость материнства»

Аналитика